Ведьмина доля. Смертнику не нужна кошка

Размер шрифта: - +

Глава 8

Кровь. Раскаты грома. Дым. Рев пламени. Бешеная пляска теней. Вой волков, озверевших от вседозволенности. Мертвый скот. Град. Неясные образы. Снова кровь и дым.

Как я оказалась посреди этих быстро сменяющихся картин?.. В душу вливалась холодная отрешенность, и мне стало страшно. Нет стены, к которой я могла бы прижаться спиной. Нет куска ткани, чтобы завязать глаза. Нет человека, который вытащит из этого места.

Неожиданно я осознала, что кто-то теребит меня за плечо. Это похоже на спасение!.. Рядом что-то живое! Но мои пальцы прошли сквозь пустоту. Паника, ужас, падение.

Прихожу в себя. Холодный пот. Шумное дыхание. Стук сердца. Незнакомая комната пугает меня, образ уже небезызвестного мне призрака-глюка, успокаивает.

— Вставай. Все готово.

— Что готово?.. — голос дрогнул.

— Идем — увидишь.

Я втянула голову в плечи и плотнее закуталась в плед.

— А ну быстро поднимайся! — закричала она. Пришлось послушаться, раз уж лежать дальше не дадут.

Неуклюже встала, едва не упав на подушки, и поплелась за призраком — хуже уже не будет. После сна меня шатало, будто я стала еще слабее.

Мы пришли к ванной комнате, где воздух был согрет теплой водой. Мягкий свет свечей, приятный запах трав и плавящегося воска. Отблески пламени играли на черной воде, наполнявшей глубокую ванну.

Я обернулась с немым вопросом к хозяйке дома.

 

— Да, это тебе. Раздевайся, а я пока выйду.

— Нет, — я решительно мотнула головой.

— Не веришь мне?

— Я туда не полезу.

— Хорошо. — Она сделала паузу, — не хочешь слушаться, сделаем по-другому.

 

Осторожное прикосновение к плечу и тут же чувствую сильную слабость. Мозг продолжает работать, но я даже не могу поднять руку. С удивлением наблюдаю, с какой легкостью она стаскивает с меня одежду. В очередной раз задаю себе вопрос друг это или враг. Это существо не причиняло мне боли, и если решит убить, то сделает это безболезненно, чтобы я не успела почувствовать страха.

 

Черная вода оказалась теплой. Если бы температура была выше, лежать в ванной было бы мучительно: скоро мне стало бы сложно дышать, невидимая тяжесть давила бы на грудь. Забытья не получилось. В полудреме я открывала глаза. Видела свечи и черную воду, отмечала, что мне хорошо. Потом снова проваливалась в полусон.

Как бывает во время тяжелой болезни, слабость подчиняет все желания и стремления — нет сил

повлиять на происходящее. Что-то мягкое приникало сквозь кожу, напитывая ее изнутри, выталкивая боль, заживляя раны. Чувствуя это, могла ли я вырваться из этого беспомощного состояния?

Не знаю, сколько времени прошло. Наконец, она, ничего не поясняя, вытащила меня за плечи и завернула в длинное полотенце.

— Мама не будет беспокоиться? — прошептала я.

— Нет.

Успокоенная этим ответом, я снова уснула на том же диване, теперь уже без жутких видений.

 

***

Пришла в себя уже за полдень. Сначала не верилось, что ко мне так быстро вернулась прежняя ловкость и легкость. Выздоровление казалось продолжением сна.

Призрак сидела в глубоком кресле, увидев, что я больше не сплю, едва заметно улыбнулась.

— Лучше? А теперь собирайся.

— Куда?

— Мы не хотим пропустить мои похороны?..

 

Я приподнялась, прижимая одеяло к груди. С сознанием реальности ко мне вернулось и чувство стыда. Моя одежда, выстиранная и даже выглаженная, висела на спинке стула. Для чего приводить мои вещи в порядок? К тому же я всегда сама заботилась о чистоте и сохранности своей одежды. То, что за меня это сделал кто-то другой непривычно и неприятно.

— Так надо. Ты теперь полностью здорова, а на одежде осталась энергетика болезни, как только ты оделась бы, сразу стало бы хуже.

 

Пожала плечами в ответ — не разбираюсь я в этой ерунде. Пока моя спутница смотрела в окно, машинально гладя крупные листья комнатного цветка, я быстро оделась. Перед выходом из дома она вручила мне большую коробку.

— Что это?..

— Наследство. Дома посмотришь. Нужно спешить.

 

Множество вопросов разрывали мои несчастные мозги на части. Попробуем мыслить логически. Хотя и логика и здравый смысл уже должны убежать в неизвестном направлении после того, как я пошла неведомо куда за призраком.

Начну-ка с фактов. Я ехала на похороны родственника. Кого-то близкого, раз уж любимые тетушки осаждали утром наш дом. Никто не сказал мне кого хоронят, они как будто считали, что я должна знать. Тетя Маша неистовствовала особенно — сестра моей бабушки по маминой линии.



Марина Солодова

Отредактировано: 16.10.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться