Ведьмина доля. Смертнику не нужна кошка

Размер шрифта: - +

Глава 58

Собственное тело показалось мне чужим и каким-то невесомым. Чтобы убедиться, что оно реально провела пальцами по плечу. Вены на ладонях сильно выпирали, такое со мной уже было во время ритуала. Да точно, я же прохожу ритуал смерти. Только что я видела жизнь молодой девушки, которую истязали в Северной башне. Все закончилось, она мертва, а меня убить не так-то просто. Сейчас встану, поем, приведу себя в порядок. Но почему я в больничной палате?..

 

***

Возвращаться к жизни противно. Особенно к такой, какая ждала меня. Ведь после того, как меня вылечит, вернут в страшную башню...

Сегодня утром я очнулась после тяжелого бреда, и даже сразу не смогла вспомнить, что случилось. Хорошо, что нет решеток, если будет нужно — выброшусь из окна.

А дождь еще шел. В тихих осенних сумерках я слышала, как барабанят по подоконнику воды капли. Закуталась в плед, закрыла глаза и представила, что я дома на любимом удобном диване. И все мне только привиделось, незнакомые запахи нарушали воображаемую картину. Вскоре я задремала и проснулась, потому что без стука отворилась дверь.

На пороге стоял Рид, я поежилась, как от холода.

— Ну здравствуй, — процедил он сквозь зубы. — Да не трону я тебя.

Его голос наполнил о боли, о маленькой камере, где стоит белая ванная, и рваных одеялах с бурыми пятнами.

— Рада тебя видеть, — мрачно отозвалась я.

— Как и я. Надо было тебя прикончить, пока была возможность, чтоб не мучилась больше. — Он бросил на кровать плотный пакет. — Наденешь это! Завтра собрание по твою душу в Западной башне.

Я вытряхнула содержание мешка на плед. Там оказалось черное платье до колен, туфли без каблука, плотные гольфы, которые закроют ноги только до колена. Уже представляю, как буду выглядеть в таком наряде. Разбитые коленки будут выставлены на обозрение, локти и худенькие плечи тоже.

 — Зачем мне эти тряпки? Если собираются сжечь на костре, не все ли равно в каком виде я сгорю?

— А тебе хочется сожжения на костре? Уже представляешь, как пойдешь в куче хвороста со столбом посередке под крики беснующейся толпы?

— Так уже и столб с хворостом приготовили? — безразлично поинтересовалась я. — Тогда пора репетировать предсмертную речь. Проклясть вас, что ли всех напоследок?

— До тринадцатого колена, пожалуйста. Чтоб все в лучших традициях. Но ты торопишь события. У тебя появился сильный покровитель, который требует, чтобы тебя отпустили.

— А кто может что-то требовать у правительства магов?

— Я откуда знаю? А это «одеяние» нужно, чтобы разжалобить наших чиновников, а то они могут и не выполнить просьбу. Посмотри на себя — оживший трупик. Все поймут, что ты не опасна, и они зря боялись. Не подумаешь же ты, что сможешь кого-то соблазнить в таком виде?  

— Ты, помнится, предлагал этому «ожившему трупику» весело проводить время на старой скрипучей кровати. Это некрофилия получается — мерзкое какое-то извращение. Или тебе понравилось бы?

— Нет уж, извини. Этого я делать не собирался, — он вдруг перестал усмехаться. — Просто это был единственный способ вернуть тебя к жизни. Слыша такое, ты злилась до дрожи и глаза сновались живыми, а не так они были пустыми. Чем задавать не нужные вопросы, лучше бы речь подготовила на завтра.  

— А я еще и говорить должна буду?..

— Да. Умолять о прощении, говорить, что никогда больше ничего не нарушишь, раскаиваться. А начнешь с того, что низко склонишь голову и скажешь, что все осознала, не без моей помощи, разумеется.

— А если я этого не сделаю?

— Значит, тебе понравилось в Северной башне? Могу напомнить, как там было, — он сделал паузу. — Хочешь, чтобы я напомнил?

— Не надо, — быстро ответила я.

— Вот поэтому ты будешь умолять и уйдешь отсюда.

— Зачем ты пытаешься спасти меня?..

— Спасти тебя? — переспросил Рид. Губы скривились в презрительной усмешке, он поднялся и вышел прочь.

 

***

Меня разбудили рано утром. Пришлось, преодолевая слабость, принимать душ, приводить в порядок волосы, надевать непривычные вещи. На завтрак принесли чай и хлеб с маслом. Голода я не чувствовала, но все-таки ела.

 

Скоро явился Рид. Он был каким-то взъерошенным и казался злым.

— Ну, что красавица? Готова? Тебе никак нельзя опаздывать сегодня, ведь тебя сильно желают видеть.

 

Он небрежно сунул мне в руки плащ и шарф. Свои вещи я узнала сразу. Хоть что-то в это утро на мне будет свое. Мелочь, правда? Но это немного успокоило.

Рид помог мне одеться. В коридоре он предложил опереться на руку.



Марина Солодова

Отредактировано: 16.10.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться