Ведьмина генетика

Размер шрифта: - +

Глава восемнадцатая

- А вы можете подержаться ещё за вот это? – проворковали у Акрена прямо над ухом. - Вот за мой кулончик?

Ведьма пододвинулась так близко, что только дурак бы не понял, что подержаться она предлагала совершенно не за кулончик. Тем более, тут даже истинно неодарённый бы понял: в украшении, болтавшемся на её шее, магии было на два грамма, никакие новые высоты его способностей никто бы не узрел.

Интересно, через неделю они начнут приходить к нему без одежды, или всё не настолько печально?

Акрен с трудом сдержался, чтобы не ляпнуть, что он вообще-то предпочитает худеньких блондинок, точнее – одну конкретную худенькую блондинку, которая, если верить тому паразиту, представляющемуся его правнуком, станет его супругой в ближайшее время. Самая романтичная пара за всю историю Рангорна, или как там говорил Мартен?

Ведьма – кажется, её звали Ламина, хотя Акрен не ручался, что правильно запомнил, - придвинулась ещё ближе, и Шантьи понял – просто так открутиться не получится. Но, впрочем, с математикой и физикой у Ламины были проблемы, она не рассчитала, что так низко наклоняться не стоит – кулон наконец-то выпал из глубокого декольте, и Акрену осталось всего лишь поймать крохотный драгоценный камешек и сжать его в руке, убивая те жалкие крохи магии, которые там были.

Что-то над головой замигало – он опять переоценил магические способности этого недоартефакта и хватанул лишней силы, вложенной в какую-нибудь люстру или коврик?

- Потрясающе! – ахнула Ламина. – Скажите, Акрен, а у вас такие способности с детства? Или это обретённое?

Не она ли спрашивала это пятнадцать минут назад?

- Я не знаю, - использовал стандартный ответ Вольный. – Я вырос в семье староверов, отрицающих магию, потому не сталкивался с её проявлениями, пока не стал взрослым. Нет, я не знаю, не мог ли я случайно натолкнуться на какие-то чары, потому что я их не вижу. Ни в каком виде. Я действительно понятия не имею, как выглядит колдовство. И если вы зададите мне этот вопрос в сотый раз, "не для протокола", то я отвечу точно так же, как и в девяносто девятый.

- Вы никогда не лжёте? – проворковала Ламина.

- Лгу, - пожал плечами Акрен, отмечая про себя, что только что сказал правду. – Я всегда лгу.

- Но ведь если вы всегда лжёте, то и сейчас лжёте, что говорите, что вы… - Ламина запнулась, попав всё-таки в словесную ловушку, и закусила губу, отчаянно пытаясь выглядеть не глупо, а хотя бы немножечко соблазнительно.

Не помогло. Несомненно, Ламина – темноволосая, стройная, с пышной грудью, которую она всё пыталась продемонстрировать Акрену в ещё более выгодном свете, - могла смело величать себя красивой женщиной. Но красоты мало, а советник Шантьи плевать хотел на всех соблазнительниц, которые крутились вокруг него в этой дурацкой академии. Он вообще сидел здесь исключительно ради Мартена и Беллы, надеялся на то, что мэтр Рьяго придёт в себя и сможет проконсультировать их по поводу артефакта, а Акрена вернуть на место.

Всё же, он был человеком своего времени и не хотел привыкать к той лёгкости общения, к той свободе мысли, которые царили в далёком семьсот третьем году. Потом ещё возвращаться в собственное время, и Акрен знал, что это будет ох как непросто, если он слишком адаптируется здесь.

- Возможно, - проворковала тем временем девушка, - мы сможем направить наследие богов, дарованное вам, в правильное русло? Это очень интересное явление, мы с таким никогда не сталкивались!

Её томный голос Акрена откровенно раздражал, попытки дышать в ухо – вызывали отвращение, и он, поднявшись со своего кресла, отошёл к окну и упёрся в подоконник. Ламина застыла, как завороженная, и так смотрела на его руки, что Шантьи даже не сомневался – здесь тоже повесили какое-то проклятье. Должно быть, его считали совсем идиотом, когда селили в комнату, в которой не останавливался уже лет сто, думали, что он не догадается, в чём причина? Если б Акрен мог видеть магию, он, наверное, любовался бы на красоты десятка проклятий. По крайней мере, Мартен, когда Шантьи вчера ему рассказал, где его поселили, смеялся долго.

- Я подумала, - вновь заворковала Ламина, воспользовавшись тем, что он не послал её после первой фразы, - возможно, вам будет интересно посмотреть на наш исторический зал?

О нём Мартен тоже что-то упоминал. Да даже на доске с расписанием было приколото объявление, что в портретную галерею можно только в определённые часы, когда древнее охранное заклинание, давно уже сбившееся, не убивает случайных посетителей. И, насколько помнил Акрен, часы те были в основном ночные, а на улице сейчас во всю светило солнце.

- А там у вас какие проклятия? – не особенно церемонясь с девушкой, поинтересовался Шантьи. – Впрочем, не имеет значения. Можем сходить.

Щёки Ламины едва заметно порозовели, выдавая под слоем косметики её совсем девичье смущение, хотя Акрен подозревал, что приставленной к нему колдунье было лет больше, чем ему самому.

К чему всё это? Поселили в самой богатой комнате во всей академии, забыв уточнить, что внутри всё завешано десятком проклятий, которые он в силу собственного дара не способен почувствовать, приставили в помощники или даже надзиратели колдунью, которая и так бы с удовольствием согрела его постель, если б у Акрена было подходящее состояние. И все, как один, пытаются выведать о природе его дара, о существовании которого сам Акрен даже не догадывался.



Альма Либрем

Отредактировано: 24.01.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться