Ведьмина тайна

Размер шрифта: - +

Глава 6

И ещё было у мамы в характере что-то такое...

ну, прямо поразительное, почти волшебное.

Знаете, бывают такие ящички.

Откроешь один, а в нем – другой, а в другом – третий.

И всегда остается ещё один ящичек про запас,

сколько ты ни открывай.
Джеймс Мэтью Барри «Питер Пэн»

 

В кабинет к Верховной я заходила как на приём к стоматологу, причём на повторный. На котором пару раз пролеченный зуб опять будут сверлить, ковырять... В общем, с ощущением безысходности, «надо» и покорности судьбе. Но, зайдя, так удивилась, что на минуту забыла о надоевшей многократной «повторности».

Во-первых, кабинет «всея» Верховной был крошечным – едва один диван уместился, во-вторых, зеркальным – пол, стены, потолок. А третьим удивлением стала сама Верховная. Она представлялась важной дамой – в строгом костюме или платье-футляре, при макияже, украшениях и каблуках, пожилой, представительной и властно восседающей минимум в шикарном кожаном кресле. А оказалась уставшей молодой женщиной: на вид слегка за тридцать, в модно дырявых джинсах и серой спортивной майке. Сухощавая, загорелая, без единого амулета, она сидела на диване, пождав босые ноги, и смотрела в зеркальный потолок.

– Д-добрый вечер... – от когнитивного диссонанса я запнулась и неприлично уставилась на ведьму.

А ещё они очень похожи с провожатой... как мать и дочь, да. Вернее, если бы я не предполагала, сколько лет Верховной – а ей по любому должно быть к сотне, – то сказала бы, как сестра... и сестра. Хотя провожатая ещё может оказаться племянницей, той самой, вытеснившей из Круга Марьяну...

– Садись, – Верховная, не поздоровавшись и не представившись, небрежно хлопнула рукой по дивану. Голос у неё оказался неприятный – низкий, каркающий.

Я неловко присела на краешек. Верховная перевела взгляд с потолка на стену, и я инстинктивно дёрнулась, когда наши с ней отражения поплыли, изменяясь.

– Сиди спокойно, – велела она. – Мне надо посмотреть, – последнее слово ведьма протянула интонационно, почти по слогам произнесла.

Я уставилась в зеркало. Кажется, не придётся попугаем повторять одно и то же по десятому кругу... Зеркала зарябили картинками, меняясь быстро, калейдоскопично, и уже через минуту я зажмурилась от головокружения. А Верховная сидела в прежней позе, изучая увиденное. Как дома или в кино, и только поп-корна с колой не хватает...

Пока она смотрела по зеркалам, вертя головой и щурясь на мельтешащие образы, я украдкой разглядывала главную ведьму Круга. Сначала в ней смутил неподобающий вид, но, пообвыкнув, я сообразила: я её где-то видела. Или иначе – Верховная мне кого-то напоминала. Кого конкретно, не разобрать, но – да, с плохой памятью, в том числе и зрительной, я бы никогда не стала хорошим журналистом. Она однозначно очень кого-то напоминала.

– Бахтияр явился очень некстати, – нарушила молчание Верховная, щурясь на боковое зеркало слева.

– Почему? – осторожно уточнила я.

– Самонадеянный неудачник, – моя собеседница сморщилась. – Не умеет работать в коллективе, не хочет учиться, и от этого все его беды. Хотя одарён. У него нюх на опасную нечисть и бездна магии – он один из сильнейших заклинателей. Но найти правильное применение своим талантам не может. Только влипает в сомнительные истории. Белая ворона. Паршивая овца.

– Так почему бы его не отпустить? – я навострила уши. История заклинателя меня ещё при первой встрече зацепила, но я отодвинула её на задний план. По понятным причинам.

– Заклинателей слишком мало – это крайне редкий дар, – Верховная повернулась ко мне. Льдисто-голубые глаза были холодными, а взор рассеянным. – Мы, ведьмы, можем припугнуть нечисть – и держать её в страхе. Но что это за жизнь? Бунты, борьба, жертвы. А заклинатели умеют договариваться – благодаря мощному концентрату тёмной силе в крови. И нечисть их принимает как своих – на уровне инстинктов. А при системе договоров можно жить довольно сносно. Заклинатели знают, что какому виду нечисти надо, что предложить, как успокоить, как объяснить, где поселить... И их очень мало.

– И вы каждого держите в цепях этого... соцдоговора и ломаете под систему? – я не готовилась к такому повороту разговора, но коли случился...

– А разве у людей иначе? – она саркастично подняла выцветшие брови. – Разве вас не ломают под систему – социальных правил поведения хотя бы? Вы должны работать, должны быть общественно полезны и социально адекватны. Только от ваших талантов не зависят сотни людских жизней, а от его дара зависят. Как и от дара ведьм. Ты не знаешь, скольких он спас, когда работал по дару... и сколько погибло тогда, когда он бросал свои участки и подопечных, уезжая крышей и срываясь в авантюры.

– А может, вы не смогли подобрать к нему ключи?

Или – не захотели?..

– Вероятно. Но хватит об этом. Я предупредила, Рада, – Верховная снова смотрела в зеркало перед собой. – Держись от этого типа подальше. В любой момент он может поменять планы, как уже не раз бывало, и оставить тебя наедине с проблемами Гульнары. Вот его досье, – и на диване возникла пухлая папка. – Ознакомься. Потом. Мне нужно обсудить с тобой другой важный момент. Но прежде – вопросы есть?



Дарья Гущина

Отредактировано: 29.07.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться