Ведьмино болото

Унывай, душа моя

  Анастази бродила в лесу, пытаясь отыскать тропинку, по которой пришла. Прижимая к груди охапку недавно сорванных полевых цветов, она остановилась и огляделась. Кругом туман — не видно ни зги, Анастази даже не может сказать в какой части леса находится. Мокрый воздух оседает на лёгких, и липкий пот выступил мелкими капельками на спине. Единственное, в чём Стази уверена — она далеко от дома.

  Несмело шагая по сухой траве, Анастази не заметила, как вышла в тёмную, девственную часть леса.

  Лес густой, опасный: отрезанный от внешнего мира вековыми тёмно-зелёными гигантами, источающими пьянящий запах, он бережно хранит свои мрачные тайны. Анастази не раз предупреждали, чтобы она не прогуливалась по тропинкам одна, звала с собой кого-то постарше, посмекалистей — тропинки кружат, обманывают: часто прерываются, пересекают друг друга, норовят сбить с пути.

  Спотыкаясь о камни и поваленные тонкие стволы деревьев, редко встречающиеся на пути, Стази обходила неровные места.

  Услышав хруст веток позади, напуганная девушка остановилась и замерла на месте. Зверь? Или человек? Стази напрягла слух, её тело вытянулось, подобно струне, готовое к побегу. 

  Всё затихло в одно мгновенье, как и появилось.

  Из-за тумана всё не является тем, чем кажется.

  Никто не знает, куда ушла Анастази, её не хватятся ещё сутки.

  Действительно ли деревья шепчутся между собой?

  Уже давно Стази преследует ощущение, что она не одна: кто-то наблюдает за ней, изучает. Внимательное нечто выцепляет каждое движение, жадно поглощает его. 

  Стази почувствовала, как холодные руки с длинными скрюченными пальцами тянут её за подол платья, сдавливают горло, мешая дышать. Реальность или вымысел? Стази сорвалась с места и побежала так быстро, как могла. Не заметив корень, петлёй выступающий из-под земли, Анастази угодила в природную ловушку, упала на острые камни. Защитив лицо мягкими цветами, она почувствовала сильную, вызывающую слёзы боль в разодранных коленях. Чуть приподнявшись на руках, она отползла, села, с ужасом смотря на красные полосы, оставленные на камнях, походящих на горные пики. Дрожащими руками девушка вытащила платок из кармана платья, но не смогла коснуться кожи вокруг ран, чтобы убрать с неё пыль.

– Ох, бедняжка...

  Анастази вздрогнула, подняла широко раскрытые глаза, полные слёз, на вышедшего из-за деревьев незнакомца.

– Не бойся меня, я тебе помогу.

  Добродушная внешность мужчины вкупе с мягким, уверенным тоном располагали. Стази отметила: вернулось пение птиц — их щебетание несколько успокоило её. 

– Меня зовут Рэймонд, а тебя? – он осторожно подошёл к девушке и присел рядом, покачал головой, увидев израненные ноги.

– Стази... – она всхлипнула, – Анастази. 

  Её жалобный голос и детская внешность, удивительно сочетающаяся со взрослым телом, вызвали у Рэймонда боль в сердце, будто бы он общался с маленькой девочкой.

– Давай платок: я стряхну грязь, чтобы она не попала в ранку.

  Стази молча протянула чёрную ткань, и Рэймонд отошёл к далёкому шуму невидимого родника. На платке аккуратно, красивыми прописными буквами вышиты инициалы "А.С." золотыми нитками. Девочка из богатой семьи, как занесло её в эти глухие места? Отбилась от группы или пришла одна, чтобы набрать цветов? Рэймонд наклонился к источнику, грязная мёртвая вода очистилась перед ним, скрыла запах застоя; но стоило ему уйти — всё стало прежним. 

– Будет больно, но ты потерпи.

  Стази чуть согнула ноги в коленях и приподняла край чёрного платья с белыми кружевами, — выше, чем нужно; показались подвязки шёлковых чулок.

  Анастази поморщилась, стоило мокрой ткани коснуться её кожи, но продолжила сидеть не шелохнувшись. За плотно сведёнными икрами и коленями, Рэймонд мог мельком разглядеть белые женственные бёдра.

– Вот и всё, ничего страшного. – Рэймонд улыбнулся, и Стази, чувствуя доброту, тоже несмело приподняла уголки пухлого, маленького рта, – У тебя красивые глаза, – Рэймонд засмотрелся на различные оттенки карих, колдовских глаз девушки: левый был светлее, орехового цвета, а правый темнее, шоколадного оттенка. Это, и россыпь веснушек на округлом лице, тонкий носик делали Анастази похожей на ангела.

– Спасибо, – она смутилась, – Не могли бы вы помочь мне выйти на Южную поляну?

– Южную поляну? Как ты там оказалась?

  Анастази кивнула на охапку цветов. "Лекарственные", — отметил Рэймонд. 

– Неудивительно, что ты потерялась. На Южной поляне всегда туман и из-за него путники сбиваются с дороги. Но ты далековато ушла от поляны. Сегодня тебе уже не вернуться.

– Что же делать?.. – Анастази оглянулась. – Может есть обходной путь?

 Рэймонд отрицательно поматал головой. Резко стемнело, и цвет его глаз сменился с карего на серый.

– Переночуешь у меня, и завтра мы подумаем, как тебе вернуться на Южную поляну. Договорились?

  Прогремел гром. Анастази обрадовалась, что не останется без крыши над головой.

– Надо бы поторопиться, мы же не хотим намокнуть, верно? 

  Рэймонд подхватил Стази на руки, игнорируя на её протест.

– Не причиняй себе боль, голубка. Считай, что я храбрый рыцарь и спасаю тебя из башни дракона.

***

  Несмотря на обещание, Стази не ушла ни на следующий день, ни на последующий за ним, ни неделей позже. 

  Ей нравится у Рэймонда: гостеприимный хозяин заботится о ней, как о любимой гостье, развлекает, кроме всего прочего — хороший собеседник. Всё против того, чтобы Стази покидала поместье: Анастази начала просыпаться во второй половине дня, когда погода не позволяет выйти на улицу, хотя раньше всегда просыпалась с первыми лучами солнца. И настроение Рэймонда моментально портилось, стоило Стази заявить о желании вернуться домой.

  Страшнее этого оказалось то, что она начала забывать о семье. Анастази стало казаться, что она является частью этого поместья, что знает Рэймонда уже много лет. Сгнившие цветы и зажившие колени кричали — пора домой. "Но где мой дом?" — терялась Стази, не в силах отличить, что реально, а что — нет. 



Yingli

Отредактировано: 07.05.2021

Добавить в библиотеку


Пожаловаться