Ведьмино Везение

Font size: - +

Глава 20. Гончие Ану

Глава 20

Гончие Ану

 

Веста

 


Месяц Жатвы, Жатвень по Старому Календарю.

Сорок восьмой год эры Нового Бога. 

 


С утра пошел холодный дождь, который продолжался целый день, не думая ослабевать. Они шли по разбитой дороге, и всё, о чем могла думать Веста, это о чашке горячего отвара и сухой одежде. По словам Вигго, к вечеру они должны уже дойти до Мартина. А там будет “и сытый ужин, и уютная постель. И все, что пожелаешь, крошка”. В такую щедрость неизвестного человека верилось с трудом, но ведьма не стала спорить с вором.
Серая и пустая лента дороги вилась впереди, по обеим сторонам тянулись дикие поля. Унылый и однообразный пейзаж. Шорох дождя заглушал все остальные звуки, нагонял тоску и сон. Веста зевнула и удивленно посмотрела на вора, который внезапно остановился.
– Ты слышала? – спросил он у ведьмы.
– Что именно?
Вигго откинул капюшон, повернул голову, настороженно вслушиваясь.
–  Рог, –  ответил коротко.
Веста с Кирой также напрягли слух, сперва ничего не услышав. Но вот спустя несколько секунд где-то в отдалении послышался низкий, раскатистый звук. Взметнулся вверх и почти сразу же затих.
А вскоре ведьма разглядела и черные силуэты, неспешно приближающиеся к ним. Она натянула капюшон так, чтобы он полностью скрывал лицо, и потянула Киру за собой, убираясь прочь с дороги. Прошло несколько минут прежде, чем мимо них проехали всадники. Их яркие знамена развевались на холодном сильном ветру – пестрые смазанные пятна на сером небе. Ведьма различила и ворона на белом фоне, и красного вепря на золотом фоне – королевский герб, три золотые звезды, черное солнце. Никто не обратил на них внимание. Тяжелым и неспешным шагом всадники двинулись дальше.
За кавалерией следовала пехота. Наверное, их было не меньше нескольких тысяч. Солдаты всё шли и шли, и казалась им нет конца. Кто-то с любопытством поглядывал на троицу, кто-то угрюмо смотрел себе под ноги. Дождь не прибавлял им боевого духа. Громко хлюпала грязь под их ногами.
Веста от удивления даже приоткрыла рот, поразившись такому большому количеству людей. Наконец, пехота кончилась, и потянулась вереница обозов.
– Что происходит? – спросила она у Вигго, угрюмо наблюдающего за солдатами. – В королевстве назревает война?
– Видимо да. Они идут на восток. Там у младшего принца есть друзья. После смерти короля братья вцепятся друг другу в глотки. Один считает себя наместником бога, а второму надоело, что жрецы Единого сидят у короля на шее.
– Идти против Единого – это самое страшное преступление, – мрачно произнесла Кира.- – Бог покарает грешника за то, что тот отвернулся от него.
– Может быть оно и так. Но это политика, крошка. Карлу плевать, что подумает твой бог и его жрецы. Слишком долго они управляли страной от имени Единого… Впрочем, меня это уже не касается, – Вигго бросил короткий взгляд в сторону удаляющейся армии и снова вышел на дорогу.
Он двинулся вперед, и Веста с Кирой последовали за ним.


*************

 


–  Всё готово к ритуалу, Ваша Светлость.
Исидор отвлекся от изучения карты, взглянул на замершего на пороге Доминика и поманил его к себе. И только, когда колдун приблизился, жрец заметил повязку на правой руке, края которой немного выглядывали из рукава. Вопросов жрец задавать не стал. О языческих и темных ритуалах слуги он предпочитал знать, как можно меньше. На войне, как говорится, все методы хороши.
– Посмотри, друг мой, – Исидор перевернул карту, и Доминик увидел земли края Золотого Солнца, простирающиеся на востоке, вплоть до Голубого моря.
Земли, где по преданиям строятся города из золота и серебра, где добываются алмазы и рубины величиной с яйцо, где растут невиданные растения и водятся сказочные животные. Так, по крайней мере, говорили те, кому удалось там побывать и вернуться живыми. Их было немного.
– Языческие земли, – произнес колдун, касаясь кончиками пальцев нарисованного горного хребта.
Алевтин любил рассказывать истории про край Золотого Солнца, где живут гигантские птицы, охотящиеся на людей и чьи яйца считаются священными, где водятся большие кошки, которых объезжают, прямо, как лошадей, где местные колдуны знают язык птиц и зверей, и где живут люди с кожей черной, как эбеновое дерево.
– Благословенный край, Доминик. Агний не раз отправлял туда солдат и жрецов, чтобы они несли светлое слово Единого в умы язычников. Но мало, кто возвращался живым.
– Да, я слышал об этих походах.
– В прошлый раз нам не хватило силы, но в этот всё будет иначе, – Исидо улыбнулся. –  Когда ты выполнишь свой долг перед Единым, когда у меня будет сила Ира, то власть Тимара будет простираться на весь материк. Ты только представь, какой сильной станет наша империя. Язычники в страхе склонятся перед нами колени и примут истинную веру. Мы принесем им слово Единого и спасем их души от ледяной Бездны и вечных мук.
Доминик усмехнулся. В благородные намерения Исидора по спасению чьих-то душ, ему верилось с трудом.
– И всё это исключительно ради слова Единого?
– Ради Тимара, – ответил ему Исидор. – Некогда великое государство сейчас в упадке, и я могу это исправить. Мы станем самой могущественной империей, и нам подчиняться все, – в светлых глазах Исидора зажегся алчный огонек. – О том, кто вернет былое величие королевству, сложат легенды. Люди его не забудут.
Колдун качнул головой. Истинные мотивы жреца никогда не были для него загадкой.
– Думаю, вам будет это интересно. Карл собирает армию. Как только Единый заберет душу его отца, он нанесет удар.

– Знаю, – отмахнулся от его слов Исидор, внимание жреца снова привлекла к себе карта. –Когда всё закончится, я раздавлю его, как букашку. Он станет одним из первых, кто узнает гнев Единого.



Капли Кристианна

Edited: 08.09.2015

Add to Library


Complain




Books language: