Ведьмино Везение

Font size: - +

Глава 35. Добро пожаловать в столицу!

Глава 35

 

Добро пожаловать в столицу!

 

Веста

 

 

Вересковый месяц, Верасень по Старому Календарю.
Сорок восьмой год эры Нового Бога. 

 

 

Возвращаться всегда больно.

Зазеркалье отпускает обратно неохотно, на границе Отражений впиваясь ледяными иглами в тело. Словно проходишь сквозь тернии. Но не звезды ждут в конце дороги, вовсе не зведы. На этом моменте Доминик всегда закрывал глаза и делал последний рывок – в реальность.

Когда он открыл глаза, за окном уже светало. Сам колдун, скорчившись, лежал на полу перед зеркалом. Отражения были темны и подернуты тонкой дымкой. Ира за ними не было.

Доминик с трудом встал – ватные ноги подогнулись, и ему пришлось опереться о стену. Так всегда бывает. После Зазерклья тело непривычно тяжелое и непослушное.

Ничего. Скоро пройдет.

Он помнил происшедшее до мельчайших подробностей. Начиная от того, как Красные Мечи напали на орден и то, как испуганно смотрела на него Веста. Этот был взгляд ему знаком. Однажды на него точно также смотрела Вивиан, когда он ей рассказал всю правду. Они действительно похожи. Мать и дочь. Наверное, даже слишком.

Из размышлений Доминика вывели осторожные тихие шаги. В хрупкой тишине, накрывшей дом, он услышал их отчетливо. Дверь отворилась, и на пороге замер Ру.

К вам слуга Исидора. Жрец хочет узнать, как всё прошло.

Доминик повернулся в его сторону и, немного погодя, ответил:

Скажи ему, что девчонка будет в Тагуне через полторы недели. 

 

 

Осень, как ей и положено быть после жаркого и сухого лета, выдалась сырая и ветренная. Верасень пригнал серые тучи, закрывшие небо и расщедрившиеся на мелкий холодный дождь. Веста рассеянно подумала, что cейчас, если верить легендам Летняя Дева – дочь ветра и солнца – собирает свою солнечную пряжу и уходит в дом, унося с собой летнее тепло. Она вернется только в Белояре. После того, как сойдут последние снега. Когда люди будут жечь костры и звать её громко по имени, петь песни, призывая лето вернуться, печь румяные блины и жечь уродливое чучело старухи-зимы. Да, именно так всё и будет. Только она, Веста, весну уже не встретит.

Та ночь навсегда останется в её памяти, ведьма в этом не сомневалась. Красные Мечи вырезали орден подчистую, не оставив в живых никого. Веста слышала, как солдаты хвастались друг другу, скольких язычников им удалось отправить в Бездну. Вполне достаточно для того, чтобы их повысили в звании.

На саму Весту Мечи поглядывали косо, но приказа Верховного Жреца ослушиваться не стали. Доставить в столицу, так доставить. Только каждую ночь рисовали вокруг её клетки защитный круг и молитву читали перед сном. Святые слова сберегут. Не дадут нечистой похитить чужие сны.

Так прошло девять дней.

На десятый они достигли Тагуна.

Веста со страхом ждала прибытия в столицу. Но в глубине души она была готова заглянуть в лицо того, кто заставил её всю жизнь скрываться и прятаться.

Вечером на угасающем горизонте выросли высокие и темные стены Тагуна. Пороховые Ворота были еще открыты, и они без труда въехали в город, миновав очередь. Люди провожали Весту удивленными взглядами, сама же колдунья крутила головой по сторонам, разглядывая улицы, проспекты, площади и  рынки. Тагун был чем-то похож на Белый город, но он не обладал той особой энергетикой. Неуютный, шумный и загруженный город, вытянувшейся вдоль берега холодной и мутной Свиты.

Вскоре ведьма перестала следить за дорогой. Она просто забилась в угол и стала ждать, когда всё закончится. Пронизывающий ветер гулял по Тагуну свободно. От его холодных пальцев не спасал и плащ. Вместе с речной прохладной, он приносил с собой резкий запах тины и застоявшейся воды.

В какой-то момент Веста поняла, что клетка остановилась. Она медленно подняла голову и с удивлением воззрилась на возвышающейся перед ней храм Единого. Она не ожидала, что её привезут именно сюда. Куда угодно, но только не в самое сердце Тагуна.

Подсвеченный Благословенным огнем храм казался грозным и пугающим. От одного его вида по спине пробежала неприятная дрожь, и Веста плотней закуталась в плащ.

– Выбирайся, – раздался неожиданно знакомый голос.

Веста повернула голову и увидела Ру. Он стоял возле клетки, отворив дверцу и не сводил глаз с ведьмы. Поймав на себе недоуменный взгляд девушки, повторил.

– Выбирайся. Живо.

Веста послушалась. Она медленно выбралась наружу. Стоило ступить на землю, как на локте сомкнулись сильные пальцы наемника. Ни говоря ни слова, он потащил девушку к главному входу. Потянул на себя массивную дверь и первой втолкнул Весту внутрь, затем вошел сам.

В большом зале царил густой аромат ладана и воска от свечей. Пламя в светильниках было беспокойное, отбрасывающее на колонны и на пол дрожащие тени. Золото и серебро, которыми было украшены стены, казались в таком свете почерневшими. А лица с картин превратились в уродливые искаженные маски. Высокие своды утопали в тяжелом полумраке, их не было видно.

Веста невольно сделала шаг назад.

– Шевели ногами,- Ру сильнее потянул её за собой.

Они миновали молельные скамьи, стену, украшенную фресками, затем алтарь и остановились перед небольшой невзрачной дверью, за которой оказалась винтовая лестница. Веста насчитала ровно тридцать три ступеньки. Еще одна дверь. И наконец просторная, залитая ярким светом комната, посреди которой стоял накрытый к ужину стол. Во главе сидел человек. И по его одежде Веста сразу поняла, кто он.



Капли Кристианна

Edited: 08.09.2015

Add to Library


Complain




Books language: