Ведьмины сказки

глава 9

Глава 9. Синие ноги.

Стук копыт поутру вызвал прямо-таки ностальгические воспоминания о бывшей работе. Идти в Школу совершенно не хотелось, а надо. Подняв себя со своего лежбища практически титаническим усилием воли, побрела умываться. В зеркало на себя пока не освежусь и не начну приводить в порядок лицо – лучше не смотреть, а то все настроение так и уйдет на подводную глубину, не успев подняться. Потому на «сюрприз», неожиданно появившийся у меня, обратила внимания не сразу. А намного позже, когда одевала чулочек на левую ногу.

На самом видном месте, в районе щиколотки, непонятно откуда образовалось темно-синее продолговатое пятно, сильно смахивающее на синяк. Но, что странно, оно совершенно не болело. Перебирая в голове все моменты вчерашнего дня и пытаясь понять, откуда у меня эта гадость, лихорадочно подыскивала подходящие брюки, наполовину забурившись в шкаф. Через пятнадцать минут, понимая, что катастрофически опаздываю, похватала с обеденного стола, что под руку подвернулось под веселым взглядом мамы и тоскливым папы, помчалась в ШВиК.

О том чтобы оставить Гешу дома, даже мысли не возникло. Нет, он конечно после трех укушенных носов, пяти ушей и шести пальцев, нашел общий язык с обитателями нашего дома и их питомцами, но поберечься все же стоит.

Занька отчего-то вылетевшая из дома вместе со мной, любезно предложила подкинуть на своей ступе до работы. Видимо, чувство вины не покинуло ее окончательно. Оказалось все намного проще – осознавая, какой шквал негодования сегодня будет у «радостных» получателей сообщений «гидры», барышня наша решила просто смыться пораньше и отсидеться где подальше.

О чем слезно и попросила меня, стоя на пороге так ненавистного ей учебного заведения. В том, что все догадаются, кто был разработчиком всего этого безобразия, не стоило сомневаться. И пересидеть ей нужно было только день, дабы остыли самые горячие головы, а уж завтра наша девушка заработает в два раза больше чем на бабе Лиле, продавая новую разработку – личный блокиратор системы с индивидуальным кодом. Ага, то есть установка системы блокиратора будет устанавливаться совершенно бесплатно, а вот ко-о-од… Должен же как-то быть оплачен ее интеллектуальный труд, правда?

Так мы и вошли за десять минут до звонка – я, Занька и Геша, высунувший мордочку из своего переносного лежбища и взиравший на окружающий мир благостно. Он все же потяжелел или мне опять кажется? Дав себе установку, сегодня точно купить весы и сантиметр для измерений, на бреющем помчалась в сторону своей аудитории.

Влетели мы одновременно с прозвучавшим «Очи черные». Успели! Глазами показав Заньке на пустующее место на галерке и всучив ей корзинку с ящером, прошла к столу и с невозмутимым видом поздоровалась в группой. Группа была все те же, вчерашняя, а потому сначала стоило кое-что сделать.

- Прошу прощения, что в прошлый раз нам так и не удалось пообщаться, - сделала немного раскаянное лицо, мол «не виноватая я», - появились непредвиденные обстоятельства, потому предлагаю сейчас хорошо поработать над новым материалом, пройтись по старому и, если останется время, поболтать на отвлеченные темы.

Лица студентов стали не такими обиженными и под одобрительный гул и утвердительный кивок все той же болтушки – надо хоть узнать, как ее зовут – приготовились внимать.

Внимать сначала пришлось мне, дабы определить насколько хорошо была усвоена предыдущая информация. Все время опроса я нет-нет да и косила иногда глазом на уже практически ставшие родными портретики.

Сегодняшние выражения лиц, как и позы, демонических дам, вызывали понимание у меня и чувство раскаянья у Заньки. Хотя в искренности последнего у меня были большие сомнения.

Аграт сидела мрачнее тучи, чем доводила особо впечатлительных студенток и студентов до предобморочного состояния. Самой же Лилит в портрете не было, но вот звуки побоев, визги мужским басом (да и такое бывает), и иногда мелькающие кулаки и копыта присутствовали в полной мере, заставляя остальную, не предобморочную, часть группы жаться в кучки и отвечать дрожащим голосом.

Сестрица же просто старалась смимикрировать под стену за спиной. С витражом тоже было не все в порядке. Все сомнительные личности, даже запомнившийся по прошлому разу демон, переместились поближе к краю окна и с интересом наблюдали за представлением. Одному Геше было однофигственно происходящее вокруг.

Спустя двадцать минут мне это надоело и я, чтобы ничего не мешало даче нового материала, отыскала в залежах своей сумки большой платок, которым и прикрыла безобразие творящееся у бабы Лили. Портрет Аграт тронуть не решилась. Во-первых еще одного платка не нашлось, а во-вторых что-то подсказывало мне, что даже если я ее занавешу, взгляд буравящий мою сестрицу мигом прожжет столь легкую преграду. Нет, тут бронированная стена толщиной в полметра с трудом выдержит. Уж чего стоит демонический взгляд, я точно знаю.

Да уж воспитание хороших рабочих кадров у бабы Лили, всегда хромало на обе ноги. И проблема была даже не в мягкости характера, нет, эта любого съест и не подавится. Просто мужской контингент у нее в отделе долго не задерживался. И тут было только две причины большой текучки кадров. Либо холостых чертов\бесов сразу же брали замуж… тьфу ты, в мужья суккубы легиона, либо уже женатых их же жены (приличные чертовки и бесовки) через неделю такой работы со скандалом забирали из «этого вертепа», жалуясь на распущенность нравов «змей подколодных». На выходе крича об обращении в профсоюз и защите их «ячейки общества».



Eva Chernaya

Отредактировано: 02.03.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться