Ведьмины слёзы

Размер шрифта: - +

Ведьмины слёзы

Серо-голубое небо мая нависло над крутым склоном обрыва, на самой глубине которого узенькой полоской текла речка. Ледяные воды этой реки ощупывали песчаное дно, ветер раскачивал голые деревья. Солнце уже скрылось за горизонтом и лишь ярко- розовые пятна, как заплатки, весели над головой. Сумерки подкрались незаметно, и небесный купол окропило жемчужной водой. В деревне затопили печи, и чёрный дым побежал будить луну.

Полная желтая луна выкатила в эту ночь, и не было по красоте ей равной девицы в целом свете. Дым рисовал чудные узоры и ниткой скользил вверх. Деревня зажгла в окнах огоньки и улицы опустели, только окна домишки на краю склона не горели вечерним светом.

Тёмный доски оплетены плющом, и калитка приставлена к покренившемуся забору. Из трубы валит сиреневый дым, окна забиты досками. Бытует легенда, что жила некогда в этом доме черная ведьма и родила она дочь за что и была погублена князем тьмы. Боялись приходить сюда люди - помнили о дочери злой ведьмы. Вокруг дома был пустырь и ни одна птица не пролетала над обрывом, где зеленела вода и на камнях росли голубые цветы. Называли эти цветы - Ведьмины слёзы. Красивые они, но тот, кто их в руки возьмёт, вмиг по легенде должен был обратиться в волка и маяться до конца своих дней. Солнце не заглядывало на дно обрыва и цветы росли на камнях без солнечного света, потому почувствуя человеческое тепло впивались стеблями в тело.

Никто никогда не видел дочь ведьмы, и ходили разные слухи, будто похожа она на человека, но вместо носа у неё пятак, а глаза и вовсе свиные. Будто ходит она на четырёх ногах и утром только силою колдовства обретает образ юной девушки.

Жил в этой деревне и некий Аббат, сын рыбака. Жил он изгоем и после смерти отца только ночью выходил на реку проверить сети. Местные рыбаки рвали сети и выбрасывали на берег или забирали весь улов. Сторонились его люди из-за уродливой внешности и нарекли имя – ведьмин сын. Вот и сегодня, как обычно, вышел Аббат полюбоваться на ночное небо и проверить сети. Знал он, что нет смысла спускаться на берег и ноги его плохо ходили – третьи сутки ни крошки не ел Аббат, но он покорно спускался по крутой тропинке. Долго бродил он по берегу реки и не заметил, как оказался на краю деревни. Стоял на краю деревни чёрный дом, но не родилась и капля страха в сердце Аббата, хоть и знал он, что жила в нём дочь ведьмы. Словно искра загорелась внутри у юноши, и он подошёл к калитке. Никаких чудес и ничего сверхъестественного, только небо отсюда виделось больше и яснее. Звезды покачивались и звенели. Аббат вспомнил своего отца, и скупая слеза прокладывала путь по его щеке. Заспешил юноша к краю обрыва и в свете луны увидел синеющие точки на его дне.

- Прощай, Родина! Долго я мучился на этой земле, но нет мне места среди людей,- сказал тихо Аббат и шагнул в обрыв.

Тишина и темнота, лишь голубой ковёр и сладкий запах ощущал юноша. Он лежал и ждал, когда цветы начнут впиваться в его тело, и он почувствует силу волчьих ног, но чувствовал лишь слегка влажные лепестки чудесных горящих цветов. Аббат собрал силы и провёл рукою по цветовому ковру – след от его прикосновения заалел, а потом цветы снова засветились голубым светом. Он перевернулся на спину и впился глазами в небо, которое было здесь необычное – словно заря царила на глубине этого мрачного обрыва.

-Кто ты и зачем пришёл сюда? – услышал Аббат позади и вздрогнул.

Голос был сладок и приятен, и юноше хотелось еще раз услышать его, потому что разом ушла вся боль из его зашибленных членов.

- Я Аббат и пришёл за смертью.

-Ты и правда хотел найти здесь смерть? – смеясь, спросила девушка.

Теперь Аббат мог её видеть : белокурая, небольшого роста с ярко –синими глазами. Она стояла в розовом сарафане и поглядывала на луну.

-Да, ведь я мог разбиться.

-Врешь. Ты думал о другом.

-Я думал о смерти, какой бы она не была, но даровала бы мне покой. Я устал так жить. Я уже ничего не боюсь.

Девушка присела рядом с Аббатом и провела рукою по его лбу: раны вмиг затянулись.

- Кто ты? – удивлённо и с любопытством спросил Аббат, - Ты ведьма?

-Называй меня так, как чувствует твоё сердце. Смерти ты здесь не найдешь, скорее обретёшь её у себя в деревне, а покой найти сможешь лишь со смертью – это ты правильно заметил.

- Ах, милая Луна, что делать, если я не хочу больше возвращаться в деревню?

- Почему Луна?

-Ты сама сказала, называй так, как чувствует сердце. Я вижу тебя белою луною, искрящейся серебряным дождём, я вижу тебя золотом колосьев, а волосы твои я вижу льном. Глаза твои, осенние озёра, глаза твои – букеты васильков. Я вижу тебя белою луною…

-Что хочешь ты?

-Я хочу покоя. Есть легенда, что цветы эти – синие, могут превратить человека в волка. Многие боятся этой легенды, но я искренне желал бы стать свободным.

-Тебе придётся убивать, чтобы выжить и ты стаешь несчастнее, чем сейчас.

-Я смогу победить страх.

-Ты будешь одинок.

-Я и так одинок, всегда я один и отец мой меня зовёт во снах. Один он был моею опорой. Если ты Луна, если ты ведьма – обрати меня в волка и я буду преданно охранять тебя до смерти.

Девушка взмахнула рукой и небо вспыхнуло ярко – желтым светом.

-Ты видишь, скоро утро, а я не могу бороться с дневною силой. Я могу указать тебе путь, и ты иди по нему не сворачивая, а когда увидишь дом, то войди в него. За доброе твоё сердце дам я тебе столько счастья, сколько ты сможешь несть.

Заиграла алая заря на небосводе и Аббат закрыл глаза, а когда открыл, то был дома. За окошком сияло солнышко, а на столе ждало парное молоко. Принесла его соседка тётя Дуся, она же и разбудила соню. С тех пор жизнь пошла на лад: рыбаки больше не рвали сети и Аббат приносил больше рыбы, чем ему нужно было, стал продавать. Люди его больше не сторонились, а всё приветствовали, и нельзя было разгадать, что случилось с их разумом. Все бы хорошо, да печаль-тоска одолела сердце юного Аббата. День и ночь думал он белокурой Луне, сильнее и сильнее звала его душа на край деревеньки, к чёрному дому и голубым цветам.



Карина Энерберг

Отредактировано: 12.11.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться