Ведьму вызывали?

Размер шрифта: - +

Глава 1. О ведьмах и кострах

- Ведьма! Ведьма!
- На костер ее!
- Исчадие Подземья!
Я со скучающим видом наблюдала за сходящей с ума толпой. Люди яростно кричали, но сделать больше ничего не могли, кидать что-либо побоялись из-за стоящего рядом священника.
- Дитя мое, это твой последний шанс, покайся перед смертью! Наш создатель добр к своим чадам, если ты покаешься, он смилостивится над тобой, и обязательно дарует тебе свое благословение в следующей жизни! – зычно провозгласил он.
- Каюсь, - без особого энтузиазма, не скрывая скуку, ответила я.
Служитель Создателя посмотрел на меня с раздражением. Пухленький, низенький, с маленькими глазками, невероятно похожий на свинью, что я незамедлительно ему и сообщила. Зло скрипнув зубами, и поняв, что большего он от меня не добьется, мужчина продолжил свое выступление. Он стоял и с торжественным видом зачитывал список моих грехов. Некоторые меня удивили, некоторые рассмешили, некоторые просто шокировали своей глупостью и абсурдностью. Ну вот зачем мне нужно было есть три сотни младенцев? Я пока еще в своем уме. Но священник с видом свидетеля расписывал эти и многие другие “мои” зверства. Толпа благоговейно внимала, лишь изредка доносились робкие предложения, как меня лучше следует казнить. На них я отвечала либо категоричным отказом, либо счастливым одобрением, что еще больше злило толпу. Ведь священник принял хоть и скорое, но непоколебимое решение меня сжечь, не заботясь ни мнением народа, ни, тем более, моим.
Я стояла привязанная к позорному столбу. Рядом кружил помощник Свина, щедро раскладывая у меня в ногах хворост.
- Уважаемый, - обратилась я к нему. – не могли бы вы во-он ту веточку поближе положить? Не думайте, что я придираюсь, но Вы положили ее слишком далеко, боюсь, что пламя ее не достанет!
С печальным видом пожаловалась я, надеясь на снисхождение. Парень одарил меня раздраженным взглядом, но ветку все же переложил, признавая мою правоту. В его взгляде явно читалось желание прикончить меня не дожидаясь церемонии, желательно собственноручно. Я ответила ему благодарностью и милой улыбкой. За последние пару часов я развлекалась тем, что различными способами доводила окружающих. Ну а что? Надо же было чем-то плененной ведьме заниматься.
Еще раз оглядела все это собрание, устроенное в честь меня любимой. Вздохнула. И что мне в родной деревне не сиделось? Семья возлагала на меня и мой дар такие надежды, а я наглым образом сбежала. А ведь в роду я сильнейшая ведьма за последние двести лет. Я могла стать главой клана. Меня ждало большое будущее! Но вместо этого я захотела приключений. Когда я сбежала из дома, меня еще несколько месяцев вылавливали по просторам нашей славной родины, пока я не перебралась в другую страну. Так мой след и потеряли. Сложно, знаете ли, ведьмам искать ведьму, в Саларе, где религия отрицает нечисть и ведьмовство, называя нас созданиями Темного. Вот тогда-то и началась моя славная жизнь, ведь даже в здесь моя профессия востребована, пусть и не легально. Богатые всегда рады заплатить за пару приворотных, да и отворотных тоже. О том, что это обычная вода в красивой колбочке они узнавали слишком поздно, как правило, к этому моменту я успевала сделать ноги, не забыв прихватить свой гонорар. А что такого? В этой треклятой стране только такие зелья и востребованы, а подобную дрянь не станет варить ни одна уважающая себя ведьма. Я себя уважала. Конечно, еще я могла бы лечить людей, но целительскими способностями я никогда не отличалась. Вот угробить или какую пакость сделать, это да, это я могу. Так я и продавала приворотно-отворотные, пока меня не поймали и не сдали этому похотливому свину. Во время попыток меня облапать этот экземпляр разочек получил в грудь. И в глаз. И.…кхм, по уязвимому месту. Вот так я и оказалась на костре. Красиво, торжественно, а главное, без пыточных!
- На костер ее! Чтобы через час все было готово! – рявкнул обозленный Свин.
- Ну что вы, - замялась я, опуская очи долу. – мы еще не настолько хорошо знакомы, а я ведь воспитанная ведьма и на чей попало костер не хожу!
- Все шутки шутишь? – прошипел он мне в лицо. – Ну шути-шути, я последний посмеюсь!
Зря он так, я ведь правду сказала. За те полгода, что я путешествую по этой стране, это мой четвертый костер. Три предыдущих сожжения кончились очень весело, и в этот раз я собираюсь вдоволь насладиться своим “сожжением”.
- И это служитель Создателя? Светлый, несущий в мир добро и любовь? – обратилась я к одному из стоящих рядом охранников, невольно ставших свидетелями этой занятной сцены. Мужчина пожал плечами, а я со злорадством пронаблюдала, как Свин пытается протиснуться в двери, ведущий к выходу из моей камеры.
Из мыслей меня вывела снова зашумевшая толпа. Вновь взглянув на священника, увидела как тот направляется ко мне с горящим факелом в руках. Что Свин, что его помощник с довольным видом наблюдали, как вечно голодное пламя медленно и нехотя перебирается на хворост (очень качественный надо сказать). Лениво понаблюдав, как огонь расползается вокруг меня, я прошептала пару слов, вложив в заклинание немного силы. Издевательская усмешка сама собой расплылась на моих губах, когда я увидела шокированные лица моих палачей. Начавший было набирать обороты огонь внезапно схлынул. Свин с помощником переглянулись и попробовали разжечь огонь снова. Но куда там! Как только пламя поднималось и вставало в полный рост, оно мгновенно спадало и тухло, не оставив после себя даже дымка. Служители Создателя начали паниковать. Не выдержав, я расхохоталась. Это вам не непокорных казнить, вы напоролись на настоящую ведьму! Вдоволь навеселившись и наигравшись, я сделала так, что пламя, в очередной раз потухнув, заполнило площадь едким черным дымом. Ой, что тут началась! Люди кричали, в ужасе спеша покинуть площадь, убегая, кто-то повалил кого-то пьяного, началась потасовка. Охрана гремела доспехами и проклинала меня на чем свет стоит. Я же, без особого труда порвав слегка подгоревшие (без вреда для меня) и старательно растертые об шершавый столб веревки, и спокойно ушла с площади, весело насвистывая и небрежно раскручивая в руке свои оковы. Вокруг стоял дым, поэтому обычному глазу меня не было видно, зато мои глаза, подвергшиеся одному славному заклинанию, прекрасно видели происходящее. Засуетившиеся люди наконец поняли, что на костре меня уже нет, поэтому сейчас носились по площади и без раздумий нападали друг на друга, принимая за ведьму. Так началось еще больше потасовок. Пару раз мне пришлось уворачиваться от летящих в меня предметов: лопаты, факела, крынки с яйцами, последняя угодила аккурат в подкрадывающегося ко мне сзади мужичка. Не ожидавший такой подлой атаки крестьянин оказался по уши вымазанным в скорлупе и желтках-белках, которые спустя какое-то время присохнут намертво, если не смыть конечно. Без особого труда добралась до храма, благо тот не далеко стоял, на подходе меня встретили мои пожитки, конфискованные наглыми священнослужителями. Прямо при мне они вознамерились выпотрошить мою сумочку. Но они еще не знали, на какого монстра нарвались. Сумка с символичным именем Пиявка яростно вырывалась, рычала, и клацала молнией замка, намереваясь цапнуть одного из мародёров. Я лишь посмеивалась. Когда же терпение сумочки подошло к концу, она обвила свой ремешок вокруг шеи пытавшегося удержать ее мужчины, и вознамерилась его придушить. Сумку отодрали, священнослужителя откачали, но он еще долго ходил по храму молясь и благодаря Создателя за свое спасение. Сумку же пихнули в какую-то клетку и облили святой водой. От такой наглости моя вещица ненадолго охренела, а когда пришла в себя, рассвирепела пуще прежнего. Больше к ней никто не подходил. Жизнь оказалась дороже.
Сейчас же, результат магического эксперимента быстро приближался ко мне, перебирая декоративными ремешками, словно лапками, и, точно собака, огрызаясь на шокированных такой картиной прохожих. Люди в панике убегали, что позволило мне с большого расстояния признать свою сумочку.
- Пиявка, - обрадовалась я, поймав прыгнувшую мне на руки сумку. – ты сбежала, но как?
Даже я, создатель этого странного существа, не знала всех его возможностей. И сейчас мне было очень любопытно, как ей удалось провернуть такое. Тихо поворчав и покопошившись у меня в руках, сумка с громким “тьфу” выплюнула на землю приличное количество железной стружки. Я с уважение посмотрела на свою подружку, которая с гордым и независимым видом поправляла свои ремешки. Это ж надо, прутья перегрызла! Погладив сумочку, от чего та замурлыкала аки заправский кот, я закоулками направилась в сторону конюшни, где томился в заточении также конфискованный у меня жеребец Василек. В отличие от сумки, преданно вернувшейся ко мне, конь преспокойно флиртовал с серенькой кобылкой, каким-то странным образом оказавшейся с ним в одном стойле. Подойдя ближе, я смогла лучше разобраться в ситуации. Оказалось, эта наглая скотина просто пробила приличных размеров дыру из своего стойла, в стойло прелестной дамы. Не так давно Василек освоил очень действенную технику удара задними копытами, и не стыдился пользоваться ею при любом удобном и неудобном случае. Ничуть не удивившись происходящему, я взяла с ближайшей полки все необходимое для экипировки коня и открыла дверку в стойло, без особых церемоний прервав голубков.
- Эй ты, рыжий-бесстыжий, - позвала я, уже надевая на коня узду. Мне показалось, что он насмешливо фыркнул, покосившись на мои растрепанные рыжие волосы. – нам пора.
Я увела жеребца, а кобылка осталась мечтательно вздыхать в своем стойле, провожая рыжего красавца. Мы вышли на улицу, и я как раз закончила с седлом, когда моего слуха коснулся гомон приближающейся толпы. Быстро пристроив на седле послушно замершею сумку я быстро взобралась на своего скакуна.
- Что-то быстро они, - заметила я, когда люди, агрессивно настроенные и вооруженные чем придется, неслись прямо ко мне. Пришпорив коня, я понеслась вон из этого мрачного, наверняка даже королем забытого городка. Мне в след полетели вилы и приличных размеров дубинки. После этого преследование прекратилось на какое-то время, чтобы снова продолжиться, когда жаждущие моей крови крестьяне нагонят меня уже на конях. Я громко выругалась.
- Вот же ш неугомонные!
Теперь в след мне летели не только вилы, но и арбалетные болты. Дорога под копытами Васьки шла гладко, оставляя за нами столб пыли. Это был эпичный побег, достойный песен менестрелей. Мы уже минут пятнадцать как скакали по лесной дороге, погоня начала меня выматывать. Нужно как-то сбросить этот куцый хвост, но вот как?
- Пиявка, подсоби! – крикнула я, вписываясь в очередной поворот. Рядом незамедлительно раздалось громкое “тьфу”, следом за ним звук разбившейся колбы, взрыв, ржание перепуганных коней и быстро отдаляющаяся ругань.

 



Валерия Светлая

Отредактировано: 10.07.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться