Ведьмы. Лабиринты памяти

Размер шрифта: - +

Глава 1.6.

Добирающий последние минутки утреннего сна дом, встретил их рассеянным светом дежурного фонаря. Так родители, поджидая взрослых детей после вечеринки, ложатся вздремнуть, но всё равно вскакивают от каждого шороха и на всякий случай оставляют на кухне или в прихожей свет. Они до боли в ушах вслушиваются в окружающую тишину, иногда подходят к бледнеющим утренним окнам, чтобы посмотреть, не показалось ли где-нибудь драгоценное чадо.

На крыльцо выбежал здоровенный мужик в джинсах и короткой коричневой куртке из-под которой торчала красная футболка. Не по сезону загорелая лысина мужика была украшена черными кудряшками, кокетливо торчащими над ушами. Муж Аваритии – Марк, выглядел бы забавно, если бы не цепкий взгляд черных глаз и сжатые в тонкую линию губы. Мужчина в несколько прыжков преодолел расстояние до подъехавшей машины и открыл пассажирскую дверь.

- Дайте я посмотрю! – скомандовал он Ире и Аваритии, пытавшимся производить в салоне какие-то странные действия, они бестолково толкались и копошились, раскачивая автомобиль.

Марк вытащил Люмену из машины и отнес в дом, взволнованная Ира направилась следом. Аварития достала из багажника вещи и сложила на крыльцо. Кто-нибудь потом разберет. Последней она принесла в дом корзинку с котенком, который с интересом оглядывался вокруг, но спрыгнуть на землю не пытался. Женщина поставила корзину в углу гостиной. Стоит подождать пока котенок выйдет сам, чтобы не боялся.

- Приехали, - торжественно сообщила ему Аварития. Она нежно почесала мохнатое ушко и не удержалась от колкости, - Мех у тебя из ушей как у Марка.

Зверек благодарно боднул головой протянутую руку, потом о чем-то подумал и лизнул, после чего, видимо, решил, что нежностей достаточно. Он широко зевнул и стал сворачиваться клубочком - приготовился уснуть.

Подошла Беллума. Она многозначительно хмыкнула, но ничего не сказала.

- Почему он всё время спит? – спросила Аварития, кивая в сторону котенка.

- Маленький совсем, - начала перечислять Беллума, - Устал, боится, приболел.

- Он не умрет? Мы его у Люмены нашли.

- Если ещё не умер, то вряд ли, - успокоила дочь Беллума и предложила, - Идем к нашим?

Ира сидела на кухне, напряженно ожидая, что скажет Марк, проводивший первичный осмотр Люмены.

- Ну что? – спросила Ира, когда он появился на пороге комнаты.

- Ну спит, что? – передразнил её Марк.

В этой семье часто разговаривали друг с другом так, словно вот-вот собирались разодраться, спорили до хрипоты, но никогда всерьез не ругались.

- Ир, я психиатр, - Марк отвернулся к плите и налил кипятка в большую черную кружку, - Что мог посмотрел, - Как проснется, будем наблюдать, я с ней поговорю.

Ира тяжело вздохнула, опускаясь на стул.

- Где Анна и Томас?

- Уехали где-то с час назад, - Марк размешивал в кофе сахар, - Томасу только утром позвонили. Мы спали, - Ложка с мерным стуком задевала края кружки, громко тикали часы.

- Успокойся, - Аварития подошла к мужу, забрала из его рук кофе и отпила пару глотков. Затем вернула кружку и поставила на огонь чайник, - Где все?

- А здесь все, спят только, - Марк поставил кружку с кофе за спину и теперь стоял возле разделочного стола скрестив на груди могучие руки, покрытые плотным черным ворсом, - Нет Ацедии и нашей Гули, они с мелкими в городе остались. Я считаю, что надо всё-таки врача вызвать.

- Бабушка не велела, - подняла на Марка совершенно больные глаза Аварития.

Беллума, стоявшая прислонившись к дверному косяку молча кивнула, подтверждая слова дочери.

- Наша-ваша бабушка такого никогда не видела, - повысил голос Марк, - Что она будет делать? Вином Люмену поить и стихи читать? Короче, я звоню Слепко, пусть заедет, хуже не будет.

Беллума сердито поджала губы и засопела. Слова зятя сложно было опровергнуть. Внезапно из соседней комнаты послышался удивленный голос:

- Мам?

Через мгновение на пороге кухни показалась заспанная Люмена, в недоумении озиравшаяся вокруг:

- Что произошло? – возбужденно спросила она, - Почему я дома? Где Андрей?

Ира подошла к дочери и взяла её за руки, после чего быстро проговорила:

- Ребенок, там на станции, где был твой муж, что-то пошло не так при испытаниях. Случилась авария и был пожар, - Ира чувствовала, как пальцы дочери стальными кольцами сжимаются вокруг её ладоней, - Андриус погиб.

- Это точно? – Люмена напряженно вглядывалась в лица родных.

 - Да, зайка, - ответил племяннице Марк, - Его родители поехали забрать тело домой.

Люмена беззвучно заплакала. Не укладывалось в голове, что её мужа кто-то может называть словом «тело». Девушка всхлипнула и бросилась в объятья матери. Ира тихонько качала дочку, ласково шепча той на ушко слова, которые сегодня не могли ни унять, ни уменьшить чудовищную боль. Эта боль растекалась свинцовой плитой от горла вниз к животу, мешая дышать. Всё это казалось дурным сном, ведь совсем недавно они с Андриусом гуляли по набережной и строили планы на будущее. А теперь всё разрушилось. Люмена глубоко вздохнула и прикусила нижнюю губу, сдерживая слезы.

- Люмена, как ты себя чувствуешь? – спросил Марк. Он так и стоял с кружкой в руках, не делая ни глотка.

- Ничего, - сухо бросила девушка и добавила, - Я не умру, если ты об этом.

Марк в ответ удрученно кивнул головой, после чего вернулся к начатому разговору.

- Нужно вызвать врача, - напомнил он почему-то с вызовом.

- Зачем? – Люмена неопределенно пожала плечами, она переводила взгляд с предмета на предмет, ни на чем определенном не останавливаясь. Щеки ввалились, волосы мятыми паклями свисали по обе стороны от лица, пальцы то и дело сжимались, будто пряли невидимую нить .Смотреть на неё было жутко.

- В твоём положении нельзя рисковать, - Марк выразительным взглядом обвел жену и свояченицу. - И полагаться только на мнение только одного специалиста.



Настасья Бецонис

Отредактировано: 04.11.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться