Ведьмы. Лабиринты памяти

Размер шрифта: - +

Глава 6.2.

Разговор с Люменой было решено составить ранним утром. Девушка быстро шла на поправку и уже была дома. Ира и Беллума осторожно зашли к ней в комнату, прикидывая про себя с чего начать беседу.

- Ребенок, у нас для тебя новости, - Решилась Ира, присаживаясь на кровать, стоявшую в центре и занимавшую почти всё пространство спальни – Хорошая и плохая. С какой начать?

- Давай с плохой, - Люмена отложила книжку, которую до этого читала.

Беллума хмыкнула, отходя к огромному окну, задекорированному тяжелыми шторами персикового цвета, а Ира, взяв ладони дочери в свои, осторожно начала:

- Помнишь, тебе показалось, что в больнице ты видела Андриуса?

- Ну, - Люмена поморщилась и скосила глаза в сторону.

- Так вот, - продолжила мать, - Тебе не показалось.

- Что? – Люмена подпрыгнула на кровати, выдергивая руки из материнских, - Мама, ты с ума сошла? Что значит «не показалось»?

Беллума пробубнила что-то вроде того, что «она же говорила», что надо говорить сразу как есть, а не ходить вокруг да около. Ира перевела на неё взгляд, ища поддержки.

- Короче, - сдалась бабушка, - Твой муж не погиб, живет в этом городе. Не позвонил и не приехал, потому что потерял память и ничего о своей жизни не помнит.

Люмена молчала, переваривая информацию, затем, взъерошив и без того растрепанные волосы, спросила:

- Давно вы знаете?

Ира и Беллума молча переглянулись. Решение до поры до времени хранить тайну они считали правильным, но такую реакцию всё же должны были предвидеть.

- Я спрашиваю, как давно вы знали, что Андриус жив и молчали? – девушка повысила голос.

- Уже несколько дней, - Ира попыталась обнять Люмену, но та раздраженно отбросила протянутые руки. За окном поднялся ветер, бросая в стекла охапки листьев и мелкие веточки. Беллума проверила щеколды на окнах и задернула шторы.

- Кто ещё знает?

- Люмена, да какая разница? – Ира наконец собралась с мыслями, голос обрел обычную уверенность, она уложила ногу на ногу и теперь сидела, опираясь на вытянутые руки, - Ну папа знает, Эдгар и Маришка ещё.

- Ясно, - девушка помолчала, взгляд её наконец-то посветлел, - Когда я смогу увидеть мужа?

Перепады настроения были свойственны девушке, всё-таки она была истинной дочерью своей матери, тоже не отличавшейся сдержанностью. Беременность изменила характер Люмены к худшему. Сейчас она могла расплакаться по малейшему поводу или наоборот подолгу молчать, погрузившись в себя.

- Придется подождать, осторожно произнесла Беллума, - Видишь ли, Андриус живет с девушкой, ходит на работу, за покупками. Если мы явимся к нему диким табором и объявим, что он должен поехать с нами жить, потому что он это не он, это может вызвать неоднозначную реакцию.

- В смысле с девушкой? – обалдело протянула Люмена, - Бабушка, что делать-то? – Люмена вскочила с кровати и нервно забегала по комнате. За окном бесновался невесть откуда взявшийся ураган. Дождя не было, порывы сухого ветра отламывали ветки деревьев, поднимали с земли мелкий мусор.

- Успокойся, - попросила Ира, вставая с кровати, - Надо возвращать мужа в семью, пока он глупостей не наделал.

- Мама, - не унималась девушка, меряя шагами небольшое пространство, - Как ты мне говорила называется муж, который с чужой бабой живет?

- Лучше бы ты полезному у матери училась, - Ира бестолково переложила книги, валявшиеся на постели.

- Люмена, пойми - снова начала бабушка, - Андриус тебя не помнит. На сегодняшний день как будто и не было тебя в его жизни. Вы не встречались, не женились, ребенка не планировали. – Беллума всё-таки поймала внучку и прижала к себе, - А та девушка его видимо выхаживала, так и сошлись. Она медсестра.

- Коза шелудивая, - припечатала Люмена, выворачиваясь из рук бабушки.

- Кто? – возмутилась пожилая дама.

- Медичка! – выпалила девушка, - Прости бабушка, - добавила она на секунду смутившись.

- Ребенок! – укорила Ира, но Люмена ещё какое-то время продолжала на чем свет стоит костерить пропавшего мужа и помогавшую ему медсестру.

Через некоторое время эмоции улеглись, и девушка стала способна здраво мыслить.

- Бабушка, что делать? – спросила она Беллуму, с невозмутимым видом восседавшую в кресле возле окна.

- Надо сделать так, чтобы Андриус всё вспомнил, - ответила пожилая дама. Аккуратным ноготком она сосредоточенно ковыряла что-то на обтянутом бежевой тканью подлокотнике.

- Как? Соблазнить его? – Люмена растерянно посмотрела на свой гордо торчащий живот, - Я слегка беременная, если ты забыла.

Ира тихонько хихикнула, но ничего не сказала. Беллума тем временем продолжила, бросив на внучку снисходительный взгляд:

- Наша основная задача – вновь объединить семью, делать это будем в три этапа. Первое – избавить Андриуса от врачихи, а то он парень порядочный будет ещё себя пятками в грудь бить – сомневаться до турецкой Пасхи, - она перевела взгляд на дочь, - Ира, сделаешь?

- Ну конечно, - тихо откликнулась та, не глядя листая какую-то книжку.

- Второе – нужно, чтобы Андриус тебя увидел и влюбился, - давала наставления Беллума.

- Так я же… - снова напомнила о своей беременности Люмена.

- Не перебивай, - отрезала Беллума, - И напоследок поможем ему вспомнить.

- А сразу нельзя помочь? – поинтересовалась внучка.

- Сразу – нет, - пояснила Беллума, - Много времени уже прошло, мозг, если так можно сказать «устаканился» в новом состоянии. Ещё один стресс может стать для него слишком сильным. Ты же не хочешь мужа-дурачка.

Люмена отрицательно покачала головой, тараща глаза на бабушку. Беллума объяснила, что сознание человека склонно приспосабливаться к окружающей среде, подгонять воспоминания и ощущения под ту реальность, что считает верной. В результате получается некая конструкция, которая не всегда отражает реальную суть вещей, но удобно на вид. Некие шероховатости и неровности так же сглаживаются каждодневными впечатлениями.



Настасья Бецонис

Отредактировано: 04.11.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться