Ведьмы. Лабиринты памяти

Размер шрифта: - +

Глава 9.1.

В поликлинику Людмила вбежала перед самым обедом. Не снимая пальто, поскреблась в небольшую дверку возле регистратуры, через которую дежурные заходили на пост. На стук выглянула довольная практикантка Анечка, пару дней назад назначенная заведующей на этот пост. Молодой девушке нравилось выдавать и принимать карточки, томно взмахивая ресницами в сторону симпатичных пациентов, или чинно отвечать «Аллоу», придерживая плечом желтую трубку телефонного аппарата.

- Привет, Люда, а ты чего здесь? – поздоровалась Анечка, улыбаясь.

- Ань, дай пожалуйста мою карточку, мне в консультацию надо, - Людмила протиснулась мимо девушки и стянув с плеч пальто, пристроила его на банкетку в угол.

- А, - Анечка покосилась на высокую фигуру, маячившую за стеклянной перегородкой, - Бери, конечно, только я искать не буду, мне некогда. – С этими словами Анечка отошла к окошку регистратуры, на ходу поправив белоснежную форменную наколку на волосах.

Людмила кивнула и прошла к длинным стеллажам, где в алфавитном порядке были разложены медицинские карточки. Для удобства на каждой полке сбоку были ярко написаны буквы, с которых начинались фамилии пациентов. Людмила сразу увидела синюю «К» и прошла к окну в задней части помещения, время от времени вынимая краешек той или иной книжечки, чтобы не пропустить нужное место на полке. Ей карточка стояла последней в ряду. Скорее всего кто-то переложил для удобства – всё-таки она медицинский работник, да и к врачу сейчас ходит довольно часто. Людмила взяла искомое и направилась к кабинету врача, бросив на ходу, что одежду заберет позднее.

У кабинета змеилась очередь. Людмила в очередной раз удивилась, кто только не посещает женского врача. Особенно странно было видеть совсем стареньких бабушек, молча сидевших рядком: в руках папочки с какими-то бумажками и справками, вид чинный, но напряженный. На контрасте с ними молодые девушки разной степени беременности ерзали на местах и переговаривались друг с другом. Но в целом обстановка была довольно мирной. Шаги Людмилы гулко отдавались в залитом лучами выглянувшего солнца коридоре. Она, не останавливаясь прошла к кабинету и уже почти взялась за ручку, когда вдруг услышала резкий окрик:

- Женщина, вы куда?

Сидевшая с краю бабулька вышла из спячки и грозно взирала на Людмилу.

- Сейчас моя очередь.

- Я на минуточку, - слукавила Людмила, снова поворачиваясь к двери, - Только спрошу.

- Мы все «Только спросить», - Возникла откуда-то сбоку женщина в синем плаще и шляпе. За спиной у неё маячила сутулая беременная фигура без возраста. Женщина встала напротив двери, оттеснив Людмилу, и предложила:

- Стойте в очереди как все, а потом спрашивайте сколько влезет.

Фигура согласно покивала и прошелестела что-то одобрительное.

- Но я врач, - предприняла очередную попутку Людмила, - Я - медик!

- Медик – медведик! – схохмил кто-то.

Одновременно с этим очередь пришла в движение. Совершенно спокойно ожидавшие до этого своей очереди, все женщины разом ополчились друг на друга. Старушки махали бумажками, зажатыми в тощие кулачки, доказывая, что без справок в бассейн они непременно умрут от давления или простуды. Беременные угрожали родить прямо в коридоре и спорили между собой, кто и когда должен попасть в заветный кабинет. Апогеем всеобщего безумия стал невесть откуда появившийся дедуля, рвавшийся к врачу за какими-то анализами.

- Дамочки, потише можно? – раздался громкий крик из открывшейся двери кабинета. На пороге стояла медсестра, - Что орем? Доктор всех примет.

Очередь что-то забубнила в ответ, оправдываясь и косясь на возмутительницу спокойствия – Людмилу.

- О! Кузнецова! – узнала её медсестра, - Ты чего стоишь?

Людмила, прилипшая к стене, в ответ тихонько пробубнила что-то вроде того, что пришла к врачу и вот стоит.

- Мм, - хмыкнула медсестра и посторонилась, пропуская выходившую пациентку, после чего махнула Людмиле рукой, приглашая в кабинет:

- Заходи.

Очередь снова возмущенно загудела, но под грозным взглядом медсестры быстро затихла.

В кабинете было очень светло и тихо. Слева от входа располагалась видавшая виды коричневая банкетка, прикрытая светло-бежевой клеёнкой. Справа виднелась дверь в смотровую, там сейчас что-то звенело и шуршало – наверное медсестра разбирает инструменты. Стена, отделяющая смотровую от основного кабинета, была завешана плакатами с информацией о женском здоровье, здесь же была прикреплена шкала для измерения роста. На полу стояли весы и, рядом с ними, цветок в большом напольном горшке. Для красоты, наверное.

Врач – Елена Васильевна, сидела за своим столом, спиной к окну, а лицом к двери. Она что-то быстро отмечала в журнале, сверяя записи с медицинской карточкой, лежавшей рядом на столе. Закончив писать Елена Васильевна подняла на Людмилу глаза.

- Здравствуй, Кузнецова, - произнесла она, - С чем пожаловала?

Людмила сбивчиво поведала о своих недомоганиях и опасениях, с ними связанных. Докторша слушала невнимательно, то и дело косилась на часы, висевшие над дверью в кабинет. Людмила её понимала – на обед отводилось пол часа и ни минуткой больше. Если Елена Васильевна задержится на приеме – останется голодной. Людмила была у неё две недели назад и чувствовала себя отлично, а теперь вот надумала что-то. Смешно.

Елена Васильевна достала из специальной сумочки фонендоскоп и велела Людмиле снять блузку и подойти ближе. Доктор тщательно прослушала живот пациентки, прикладывая к коже Людмилы холодный кружок инструмента и отдавая команды повернуться так или иначе.

- Странно, - наконец произнесла она.

- Что случилось? – не выдержала Людмила.

- Не пойму никак, - озадаченно проговорила врач, - Я не слышу ребенка. Совсем не слышу.



Настасья Бецонис

Отредактировано: 04.11.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться