Ведьмы не плачут

Font size: - +

Глава седьмая. Я объявляю войну.

- Ты с ума сошёл?! – я бросилась поднимать Антона с земли. Он стонал, прижимая пальцы к окровавленному носу. Капли попали на рубашку, размазались по лицу. Губы, о которых я грезила ночами, страдальчески кривились.

До Никитина дошло, что на меня никто не собирался нападать.

- Вы целовались, что ли? – от презрения, просквозившего в его голосе я вспыхнула.

Он ещё смеет меня в чём-то упрекать! Тот, кто загубил такое чудесное свидание – второе в моей жизни.

- Не твое дело, - огрызнулась. Подняла на него полные слёз глаза. – Что хочу, то и делаю, у тебя разрешения не спрошу. А ты, вместо того, чтобы с кулаками сразу лезть, мог бы сначала выяснить в чём дело.

Антон, наконец, смог подняться. Даже в таком потрёпанном виде он оставался чертовски притягательным. Никитин с деланным презрением окинул взглядом его рослую фигуру, поднял бровь и задержал взгляд на модных узких брюках. Криво усмехнувшись он с вызовом посмотрел ему в глаза:

- Пардон, перепутал. Думал, опять к Алинке пристаёт шпана.

Мне на мгновение показалось, что Антон бросится на него. Между нами повисло тягостное молчание. Никитин стоял расслабленно, но я не обманывалась – с виду худой, жилистый следователь был сильным и быстрым как змея в броске.

Антон неуверенно улыбнулся. А я почувствовала разочарование – почему-то хотелось, чтобы мой поклонник хоть как-то среагировал на явный вызов Романа. Подрался бы, показал этому наглецу где раки зимуют. Подумала и тут же устыдилась своих мыслей. Конечно, Антон прав, что ведёт себя как цивилизованный человек.  

- Антон, коллега Алины, - протянул он руку Роману. Тот неохотно пожал.

- Роман, её жених, - заявил он ни с того, ни с сего.

- Ты что несёшь? – ахнула я. Специально, что ли, злит меня. – Антон, не верь ему!

- Да ладно, пошутил же, а то вы такие серьезные, - Роман вытащил из карманов пачку сигарет. Подбросил вверх, поймал.

Ага, как же. С таким злым лицом не шутят.

- Алина, я поеду, - после долгого молчания произнёс Антон, понимая, что не получится отделаться от Никитина. Тот стоял с невозмутимым лицом, словно не замечая с какой неприязнью мы на него косимся.  

- Спасибо за чудесный день! – хотелось коснуться его пальцев, зарыться в волосы. Поблагодарить за исполнившуюся мечту. Извиниться за недоразумение. Я многое хотела ему сказать, но… Никитин и не подумал отвернуться, гад такой. Наоборот, сверлил нас злым взглядом.

Мы неловко попрощались, и Антон ушёл.

- Какие коллеги нынче пошли, целоваться к чужим девушкам лезут. Что? – он попятился, пачка сигарет выпала из рук.

Я наступала на него, кажется, от злости у меня зашевелились волосы как у Медузы Горгоны.

- Я. Не. Твоя. Девушка. – прошипела сквозь стиснутые зубы.

- Это дело поправимое, - ухмыльнулся зажатый в угол Никитин. Схватил за руку и притянул к себе.

- Никогда! – нет, каков наглец? Хотелось расцарапать ему лицо. Спаситель грёбаный.

- Подумай хорошенько. Где ты такого ещё найдёшь, - продолжал издеваться Никитин. Я безуспешно трепыхалась в капкане его рук. – И целуюсь я лучше.

И с этими словами он прижал меня к стене, обхватил лицо руками и впился в губы. От неожиданности я замерла. А потом обо всем забыла. Оказывается, вот оно как бывает при поцелуях: тебя несёт девятым валом страсти, слабеют ноги и нет никаких сил оторваться. Остается только пить его дыхание, взрываться фейерверком от прикосновения горячих пальцев, льнуть к нему, мечтая слиться воедино. Прошла вечность, прежде, чем до меня дошло с кем я целуюсь. Я со всей силы толкнула его в грудь.

- Наглец! – от звонкой пощёчины его голова мотнулась.

- Это такая женская логика в действии: сначала целоваться как сумасшедшая, а потом бить? - Никитин прижал ладонь к покрасневшей щеке.

- Хам! – я развернулась и с гордо поднятой головой прошла мимо него. С силой хлопнула подъездной дверью.

Железо гулко стукнуло, я обессиленно прислонилась к холодной шершавой стене. Губы ныли, я прикоснулась к ним слегка подрагивающими ледяными пальцами. Я знала, Никитин стоит за дверью, надеется, вдруг я вернусь, прижмусь к его груди, подставлю губы для нового поцелуя, такого же сногсшибательного, что и первый. И мне, почему-то, так захотелось это сделать. Я даже сделала шаг, но остановилась, вспомнив об Антоне.

Это будет нечестно моей стороны. Я так долго ждала его. И вот, он не только заметил меня, но и устроил такое чудесное свидание. Если бы не Роман, мой первый поцелуй был бы с Антоном. Я некстати вспомнила кривоватую ухмылку Никитина, его насмешливый взгляд, его губы…кровь прилила к щекам. Дыхание не хотело успокаиваться.

Роман сказал, что хотел бы видеть меня своей девушкой? Или подтрунивал в своей обычной манере? С Никитиным никогда не понятно, серьезно он говорит или нет.

А я хотела бы этого?

Я сползла по стене. Как же это сложно. Они мне оба нравятся. Антон – красавец, умница и мечта двух последних лет. Роман… я призналась себе, что меня волнует его манера говорить, щуриться, даже вечная щетина, черт его побери, кажется привлекательной. И этот поцелуй…



Аделаида Мендельштам

Edited: 10.05.2017

Add to Library


Complain