Ведьмы не сдаются

Размер шрифта: - +

Глава 1

Неважно, какими призраками вы населяете ваш мир. 
Пока вы в них верите — они существуют. 
Пока вы с ними не сражаетесь — они не опасны.
(автор не известен)



Когда я была маленькой, мама рассказывала мне потрясающие истории, от которых захватывало дух, настолько они были красочны и полны жизни. Словно каждую из них мы с мамой переживали от раза к разу. 
Что это были за истории? О прекрасных принцессах, томящихся в башнях, и храбрых принцах, готовых принести себя в жертву во имя любви. О могущественных ведьмах и колдунах, способных менять ход истории по одному только желанию. О могучих драконах и сладкоголосых птицах Сирин. О воинствующих эльфах и мирных феях, обитающих в лесах и равнинах и защищающих свои земли от вторжения людей. О кровожадных троллях и мерзких гоблинах. И ещё о многом другом, что только можно было рассказать маленькому ребёнку и при этом не напугать его до полусмерти.
— А когда я вырасту, то стану прекрасной принцессой, — улыбаясь, говорила я, когда мама замолкала, — и какой-нибудь отважный рыцарь обязательно спасёт меня из заточения в высокой неприступной башне, которую стережёт кровожадный дракон.
— Обязательно станешь, — улыбалась мама и целовала меня в лоб, как делала всегда, желая мне сладких снов. — А теперь давай-ка спать, прекрасная принцесса. 
— Я люблю тебя, мамочка, — шептала я и складывала ладошки, словно в молитве. 
— А я тебя сильнее, солнышко, — и мама поправляла мне одеяло, выключала светильник и выходила из спальни, плотно прикрыв за собой дверь. 
Негромко тикали стрелки часов, а я лежала, смотря в потолок, так похожий на звёздное небо, и рисовала в голове картинки из маминых сказок. Ах, какие же они были прекрасные и неповторимые. Никто из моих друзей никогда прежде не слышал подобных историй, и одна из подруг с удовольствием оставалась у меня на ночь, лишь бы узнать одну из новых сказок. 
Мама никогда не повторялась. За десять лет я ни разу не услышала, чтобы она вернулась к одной из уже рассказанных когда-либо историй. У неё всегда в запасе было много новых…


Раздался звон колокольчика, и я вздрогнула, придя в себя от воспоминаний о детстве. В кафе, где я работала, вошёл очередной посетитель и, минуя столики, направился к барной стойке. Я отставила в сторону бокал и вежливо улыбнулась, хотя радости на самом деле не было и в помине. Мысленно я уже закрывала кафе, вешала на дверь табличку с надписью «К сожалению, кафе закрыто, но мы будем рады увидеть Вас утром» и бежала домой, надеясь хоть немного выспаться перед утренней парой в универе. Да, нелегка доля студентки, волей судьбы оказавшейся за несколько тысяч километров от родного дома.
— Доброй ночи, — доброжелательно приветствовала мужчину, хотя мысленно пыталась заставить его уйти восвояси, внушала, что кофе в кафе напротив намного лучше, а персонал куда более компетентен. — Мы уже собирались закрываться.
— На вывеске написано, что вы работаете до последнего гостя, — приподнял бровь посетитель, усевшись на высокий табурет за барной стойкой. — Двойной эспрессо, пожалуйста.
Я пробила заказ и назвала сумму для оплаты, продолжая при этом улыбаться, как заправский продавец зубной пасты, хотя внутри всё просто клокотало от злости. Ну, неужели так сложно было обойти это чёртово кафе стороной хотя бы сегодня? Пришёл бы завтра, когда не моя смена. А ещё лучше на следующей неделе, когда я сдам форму и попрощаюсь с этим местом навсегда. 
Но нет, именно сегодня. В мою смену. В тот день, когда у меня были совершенно иные планы.
— Наличными или безналом? — привычно спросила я, мысленно гоня посетителя прочь. 
«Ну, что тебе стоит просто взять и уйти? — думала я, когда он протягивал мне банковскую карту, — здесь тебе ловить нечего. Я не хочу сидеть всю ночь только потому, что на вывеске написано, что мы работаем до последнего гостя».
Аппарат зажужжал и выдал чек, который я положила в кассу. 
— Ваша карта.
— А хотелось бы увидеть ещё и мой кофе, — ответил мужчина, продолжая рассматривать меня словно диковинную зверушку. — У вас всегда такое медленное обслуживание?
Краска прилила к щекам, а рука, протягивающая карту, дрогнула. Лишь чудом я сохранила вежливую улыбку на губах, хотя хотелось сказать что-нибудь нехорошее и желательно пакостное. Чтоб запомнил. 
Промолчала. Хотя для этого пришлось прикусить язык, таким образом, удерживая рвущиеся наружу слова. Всегда ненавидела работать в сфере обслуживания, но деньги нынче на дороге не валяются. А жить на что-то нужно. Хотя в нашей стране на такую скромную зарплату можно только выживать. А здесь хотя бы кормили бесплатно. Какой никакой, но плюс.
— Кофе, — напомнил мужчина, щелкая пальцем у меня перед носом, — вы долго ещё собираетесь спать над моим заказом? Может, вас нужно, как следует, расшевелить? 
— А может, вам просто уйти в таком случае? — огрызнулась я, пытаясь попасть пальцем в кнопку кофе-машины. — А то знаете, кофе плохой и персонал нерасторопный. 
— А может, вы вдобавок к кофе дадите мне ещё и жалобную книгу? — в тон мне ответил мужчина, постукивая пальцами по столешнице.
Я резко отвернулась от кофе-машины и вышла из-за стойки, направляясь к стенду на стене. Достала книгу «Жалоб и предложений» и вернулась на своё пока ещё рабочее место. Достала чашку с кофе, поставила на блюдце, которое водрузила на жалобную книгу, и пододвинула к посетителю.
— Ваш кофе и жалобная книга, — сквозь зубы процедила я, — приятного… а впрочем, неважно. 
И повернулась к нему спиной, нервно кусая губы и теребя край фартука. Я уже жалела о вспышке гнева, но сделанного не воротишь. Как говорится: «Поздно пить боржоми, когда почки отказали». А ведь хотела уйти без скандалов, унося в сумке бумагу с положительными рекомендациями от работодателя. Теперь об этом остаётся лишь мечтать.
Я не ждала никакого ответа. Или чего-нибудь в меру грозного, но вместо этого мужчина расхохотался. И было в этом смехе нечто такое, что заставило меня повернуться и удивлённо воззриться на этого человека. Уж подобного проявления чувств я точно не ожидала.
— Я удивлён, что это кафе ещё держится на плаву, — отсмеявшись, сказал он, даже не притронувшись к кофе. — Если вы хамите каждому посетителю, то теперь понятно, почему в зале так пусто. 
— Я не хамлю каждому посетителю, — пробормотала я, чувствуя, что краснею. — В этом плане вы у меня первый. — и по взгляду мужчины поняла, что сморозила полнейшую глупость. — Если вы снова засмеётесь, я вылью вам кофе на голову, — пригрозила я, краснея ещё больше.  — И поверьте, так и сделаю. 
— Охотно верю, Ровена, — с иронией в голосе ответил посетитель и шутливо салютовал невидимой шляпой. 
Я же резко дёрнулась, едва не сбив поднос с посудой, стоявший на столике позади меня, и испуганно уставилась на мужчину, понимая, что в этот раз я точно попалась.
Теперь я смотрела на него более пристально, вглядываясь в лицо, пытаясь понять, кто он и зачем искал меня. То, что мужчина здесь по мою душу, я уже не сомневалась. 
Ведь он знал мою тайну.
Внешне мужчина ничем не отличался от других представителей этого вида. Это был высокий шатен с пронзительными серо-голубыми глазами. Достаточно красивый, если вам нравится такая вот холодная красота. Его лицо было словно сделано из мрамора руками умелого скульптора, который задался целью передать другим образ идеального человека. И ему это удалось.
Но меня всё это не привлекало. 
Его присутствие здесь пугало меня, заставляло внутренности сжиматься в комочек, а мысли скакать в поисках спасения. Если он здесь, значит, и другие знают, где меня искать. 
Я расслабилась и забыла об осторожности. Поверила в свою неуязвимость, и это подвело меня. Глупая, наивная, самонадеянная девчонка. Так ничего и не поняла. Ничему не научилась. Неужели действительно думала, что они забудут обо мне? 
— Кто вы? — тихо спросила я, мысленно перебирая варианты побега. — Обо мне вы знаете, я думаю, что имею право знать о вас. Хочу быть в равных условиях. Думаю, что имею на это право.
— Ты не имеешь права ни на что, Ровена, — отрезал мужчина, сделав пас рукой, пригвоздивший меня к месту, — поэтому будь хорошей девочкой, и останешься жива. Поверь, это лучший исход из всевозможных вариантов, которые тебя ждут.
Я едва подавила желание сжать в ладони кулон в виде ключа, висевший у меня на шее. Он помогал мне в трудных ситуациях, выручал и показывал выход. Именно благодаря талисману мне удавалось скрываться столько времени. Но, как говорится, сколько верёвочке не виться, всё равно конец будет. Вот и мой пришёл.
— Идите к чёрту, — огрызнулась я, мысленно пытаясь заставить ноги двигаться. Но они словно приросли к полу и отказывались мне повиноваться. 
Странный посетитель снова взмахнул рукой, и ко мне подъехал стул, мягко ударив под коленками сзади. От неожиданности я села, но снова подскочила, сжав руки в кулаки. Да кто он такой, чёрт побери, чтобы вот так врываться в мою жизнь и пытаться уничтожить те крохи стабильности, что у меня ещё оставались?
Не я выбрала свой путь, мне просто не повезло в жизни чуть больше, чем другим невезучим людям на этой планете. Мне всегда хотелось спокойной, размеренной жизни, где все просто и обыденно, и за тобой по всему свету не гоняются толпы сумасшедших убийц. А вместо этого я получила кучу проблем, которые преследовали меня всю мою жизнь. И все из-за того, что мне выпало родиться не в той семье.
Но, видно, от себя не убежишь и не спрячешься. И свои способности, как слив в ванной, не заткнёшь. Рано или поздно они бы всё равно проявились, и меня нашли бы. Но пока мне удавалось скрывать их от окружающих.
— Кто вы? — снова повторила я, чувствуя, как внутри меня поднимается горячая волна силы, которую я подавляла несколько лет. По коже пошли вибрации, отдававшиеся тоненькими иголочками внутри тела. — Я задала вопрос, — мой голос изменился, теперь он тоже вибрировал и звучал так, словно вместе со мной в унисон говорили несколько человек. 
— Вот теперь я вижу перед собой не наглую девчонку, — ухмыльнулся мужчина, довольный тем, что я вошла в состояние, отдаляющее меня от человеческой ипостаси. — А ту, кем ты на самом деле являешься. Ты стала сильнее, Ровена, с тех пор, как мы виделись в последний раз. 
Виделись в последний раз? Я недоуменно уставилась на мужчину, продолжая стоять, хотя он дважды мягко пытался усадить меня на стул. Если бы мы раньше встречались, я непременно запомнила бы. Мысленно пыталась в голове вызвать хоть отголосок воспоминаний, хоть что-нибудь, что могло бы мне помочь вспомнить. Но зацепиться было не за что. Я абсолютно точно была уверена, что прежде мы не встречались.
— Меня зовут Розмарин, — выдохнула я, чувствуя, что жар в теле усиливается и требует выхода. — Роза. Впредь я попрошу называть меня именно так, а никак иначе.
— Убегать от своего происхождения не выход, Ровена, рано или поздно тебя все равно нагонят и дадут пинка.
Я яростно зарычала и прищурила глаза. Сила рвалась наружу, хотела явить свою мощь, показать всё на что способна. Но я крепко держала её, зная, что рано или поздно выпустить придётся, иначе она разорвёт меня. Вот только делать это в помещении было не лучшей идеей, пусть я и увольнялась, но громить кафе магическим выбросом неопытной ведьмы не хотелось. Нужно выбраться отсюда и найти какой-нибудь пустырь. Только там я смогу развернуться, как следует.
Но сначала нужно избавиться от моего надзирателя.
— Я не стану игрушкой в ваших руках, — процедила я, чувствуя вибрацию в области горла, мой голос то звучал слишком громко, то затихал. — Вам лучше убить меня здесь и сейчас, потому что по доброй воле я никуда не пойду, а биться буду до последнего вздоха. — и отчего-то добавила: — вашего.
Мы оба прекрасно понимали, что мне не выстоять против него. Кто я? Всего лишь дерзкая девчонка, волей случая умудрившаяся появиться на свет не в той семье. Да я магией отродясь не занималась, не хотела, а мама не заставляла. Лишь предупреждала, что рано или поздно, но мне придётся принять на себя ответственность. А я отвечала, что лучше поздно. 
Ведьмы ковена были недовольны тем, что мама потворствует моим желаниям, но ничего не могли сделать. Слово мамы в ковене являлось решающим, с тех пор как бабушка передала ей бразды правления и ушла на покой. Я прекрасно понимала настрой ведьм, ведь однажды мне было суждено сменить маму на нелёгком посту Верховной ведьмы ковена, а какая из меня предводительница? Никакая, если быть откровенной. И все это знали.
Чтобы хоть немного сгладить ситуацию и успокоить ведьм, я училась искусству целительства. Мне нравилось собирать травы, коренья и делать из них лекарственные мази или снадобья. А наблюдать за работой целительниц ковена было сплошным удовольствием. Я пряталась в алькове за занавеской и украдкой смотрела, как мама или другие женщины занимались лечением пришедших на приём людей.
Целительство — единственная степень в магии, привлекающая меня. То, чему я действительно желала научиться. И училась до той поры, пока не пришли те, кто убил мою мать и ведьм, пытавшихся её спасти. 
Я сидела в алькове, прикусив свою руку до крови, лишь бы не издать ни звука, ни малейшего шороха, что позволило бы им меня обнаружить. Смотрела, как расправляются с женщинами нашего ковена и молча глотала солёные слезы, катившиеся по щекам. Слышала их крики и мольбы о пощаде и молила о возможности оглохнуть.
А потом, как гром среди ясного неба, раздался голос, который я никогда не забуду. Он спрашивал, нашли ли то, что искали, и все ли ведьмы мертвы. Один из убийц принялся в спешном порядке докладывать, завершив речь одной только фразой:
— Девчонки нигде нет, сир. 
Послышался хлопок, заставивший меня вздрогнуть и зажмуриться, а затем последовал приказ перевернуть весь дом, но найти девчонку.
Найти. Девчонку. Меня!
От ужаса я сжалась в маленький комочек, пытаясь сделаться ещё меньше, чем я есть. Я боялась, что они обнаружат меня в алькове и убьют так же, как и всю мою семью. А мне нельзя было умирать. Пришёл тот день, когда вся ответственность Рода легла на мои плечи, а значит, именно мне придётся продолжить дело ведьм нашего ковена. Иначе вся их работа была напрасной. А я не могла этого позволить.
Раздались шаги, приблизившись к нише, где я сидела, а затем две руки распахнули занавески, явив меня миру. Я уставилась в глаза мужчине, словно кролик, которого вот-вот проглотят, и от страха забыв, как дышать. В одной руке я сжимала плюшевого зайца, подаренного мамой на день рождения, а другой придерживала подол юбчонки. Да, я не была похожа на воинствующую ведьму клана Ведающих, но если они хотят убить меня, то я умру, как и полагается Ведьме — несломленной. Так же, как и моя мать, и другие ведьмы ковена. 
Мужчина усмехнулся, а затем повернулся и крикнул:
— Здесь её тоже нет. Видимо, Медея отправила девчонку куда-то, зная, что мы придём за ней. — после он снова посмотрел на меня и едва слышно добавил: — Да здравствует новая Верховная ведьма. Жаль, что сейчас от тебя никакого толку. 
И задвинув занавеску, он направился к выходу. Я же продолжала стоять, прижавшись спиной к стене, а по щекам текли холодные солёные капли. 
— Вижу, ты вспомнила меня, — вернул меня к действительности «посетитель», заставив вздрогнуть от неожиданности.
Странно, но за то время, что я стояла, пялясь в пустоту, предавшись страшным воспоминаниям, он не только не напал на меня, но даже не соизволил снять чары.
— Вы убили мою мать, — шелестящим шёпотом проговорила я, едва сдерживая слезы, — вы убили всю мою семью. Но меня вам не заполучить. Однажды вы сохранили мне жизнь. Это была ваша самая ужасная ошибка, потому что я уж точно не намерена сохранять вашу жизнь.
И, разведя руки в стороны, высвободила силу, которая только и требовала выхода. Раздался гул и вой, стёкла брызнули осколками и зависли в воздухе. Лампочки заискрили, а потом тоже взорвались, погрузив помещение во тьму. Пол стал мелко подрагивать под ногами, а затем вибрации перешли на стены. Казалось, что мы находимся в эпицентре землетрясения, которое вот-вот сметёт с лица земли не только это кафе, но и целый квартал. 
— Ровена, не нужно, — мне показалось, или в голосе мужчины появились нотки паники? Не каждый день доводишь Верховную Ведьму до такого состояния, когда она выходит далеко за пределы человеческого сознания и способна убить одной лишь силой мысли. А ведь я даже не знала, что способна на такое.
— Я предупреждала, — прошипела я и хлопнула в ладоши, выпуская силу полностью.
Крик, шум, треск раздались одновременно, потонув в грохоте обвалившейся штукатурки. Выскочив на улицу через заднюю дверь, я воровато огляделась и побежала по улице, намереваясь, как можно скорее попасть в общагу. Мои вещи были практически собраны, — я привыкла жить в таком темпе, зная, что в один прекрасный день придётся вновь поменять местожительство. Но не предполагала, что этот день наступит так скоро.
Если честно, мне здесь нравилось. Впервые в жизни мне хотелось остаться. Я планировала окончить институт, найти работу своей мечты и жить обычной жизнью, забыв о толпах убийц, которые хотели убить меня с самого детства. Но стоило мне хоть на мгновенье расслабиться, как всё полетело в Бездну. И о спокойствии пришлось забыть.
Показав вахтёрше на проходной студенческий, я влетела по ступенькам на четвёртый этаж и замерла перед дверью. Я точно помнила, что закрывала её перед уходом, а сейчас она была приоткрыта. Моя соседка уехала на несколько дней к своему парню и, вернись раньше, предупредила бы меня об этом. Мы жили вместе целый год, поэтому Сандра привыкла к моей привычке закрываться на семь запоров и просьбе сообщать об уходах и приходах заранее. Сначала она крутила пальцем у виска, когда проснувшись и обнаружив входную дверь открытой, я начинала метаться по комнате, выглядывая в окно и коридор, а затем забивалась под одеяло и шептала, шептала, шептала какую-то непонятную для неё ересь. 
Однажды Сандра подошла ко мне и сказала, что если мне угрожает опасность, то я всегда могу довериться ей. Что она непременно поможет. Рассказала о своём отце, работающем в полиции, ссылалась на связи, которые могут мне обеспечить нормальную жизнь. Обещала, что никто не причинит мне вреда, я могу больше не переживать о своей безопасности. 
И я поверила ей. Да, я не была предельно с ней честна. Да, я не рассказала ей всей правды о себе. Но то, что за мной охотятся убийцы моей семьи, Сандра узнала и обещала, что отныне никто не сможет меня отыскать. 
Целый год я жила, как обычная девушка, поступившая в институт и получившая комнату в общаге. Посещала лекции, готовилась к экзаменам, работала после занятий и ходила на свидания. Правда, свидания зачастую были крайне неудачными, да и сами парни не особо меня привлекали, поэтому после первой же встречи я прекращала всё общение, не желая продолжать. А потом и вовсе перестала принимать приглашения, ссылаясь на различные дела. Даже если таковых не было.
Сандра говорила, что с такими принципами я всегда буду одна, но я-то знала, что обязательства перед Родом рано или поздно настигнут меня. А значит, пара найдётся. И до этого времени растрачивать себя по пустякам я не собиралась. Пусть всё идёт своим чередом. Как и должно быть.
Призвав часть силы, я вздохнула и пинком распахнула дверь комнаты. Моему взору предстала моя спальня, полностью разгромленная, словно здесь тайфун пронёсся. Ящики шкафов были сброшены на пол, вещи разбросаны, тетради и листы курсовых распотрошены и устилали линолеум. 
В комнате было пусто. Быстрым шагом я добралась до своей кровати, опустилась на колени и вытащила из потайной ниши рюкзак, в котором хранились все мои походные вещи: дневники матери и бабушки, несколько артефактов и магический фолиант, передававшийся в нашей семьи из поколения в поколение. Быстро проверила всё ли на месте, и закинула рюкзак себе на плечо. 
Мне было жаль покидать это место, которое впервые за много лет я могла бы назвать домом. А мне так хотелось забыть своё прошлое, как страшный сон, и обосноваться здесь.  К сожалению, от себя не убежишь.
Выйдя из комнаты, я закрыла за собой дверь и поспешила к выходу. Нужно убраться из города, как можно скорее. Если купить билет на ближайший поезд, уходящий в Портвиль, а потом выйти на одной из станций и пересесть на другой экспресс, то они хотя бы на некоторое время потеряют мой след. Мне просто нужно действовать намного быстрее, чем прежде.
— Куда-то торопишься? — остановил меня насмешливый голос, едва я вышла за пределы общежития. — Великая Ведьма снова решила сбежать? Не надоело?
— А вам не надоело меня искать? — огрызнулась я, прибавив шагу. 
Удивительно, но он не спешил нападать. Я же сама себе напоминала натянутую струну, готовую лопнуть в любой момент. Сила вновь стала подниматься снизу вверх, заискрив на кончиках пальцев. Я была готова к атаке, но тоже почему-то медлила.
— Осторожнее, детка, — ехидно заявил преследователь, приноровившись к моему шагу, — ты же не хочешь причинить кому-нибудь вреда? Ты же у нас известная пацифистка. Всё людям, ничего себе. Хочешь остаться добренькой?
Я щёлкнула пальцами, выпуская наружу часть силы, но мужчина погасил атаку в зародыше, даже не позволив мне причинить ему вреда. 
— Тебе ещё многому предстоит научиться, девочка моя, — прошелестел он, и прежде, чем я успела ответить, меня, словно поглотил серебристый туман. Я пыталась высвободиться, но мне не удавалось даже призвать магию на помощь. С каждой секундой туман становился всё плотнее, лишая меня возможности дышать. А затем я почувствовала, что куда-то проваливаюсь. И моё падение было бесконечным.



Selena Moor

Отредактировано: 04.06.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: