Ведьмы нравятся инкубам

Размер шрифта: - +

Глава 3

– Ты знаешь что-то о Донни? – с надеждой посмотрела на Грегора, вновь распахнув дверь.

– Не так много, – покачал головой инкуб, – до сих пор были только догадки, но в некоторых из них я недавно убедился.

– В каких? Как? Не тяни, прошу тебя, – взмолилась, изнывая от желания узнать хоть что-то о супруге.

– Прогуляемся? – повторил вопрос демон, сверкнув зубами в улыбке.

Я поморщилась, – вот ведь… Тёмный! – но вышла в коридор и едва не бегом направилась к выходу из общежития. Инкуб же не торопился, чем меня раздражал, заставлял постоянно оборачиваться и явно наслаждался властью надо мной. Чтоб его проницательность, знает ведь, что никуда я не денусь, хоть вечность ради крох информации прожду.

– В кафе? – предложил мне локоть Грегор.

Я демонстративно скрестила руки на груди и отошла на шаг в сторону. Инкуб усмехнулся, смерив меня отчего-то холодным взглядом.

– Ты изменилась…

И это не звучало, как комплимент.

– Ты, вроде, не обо мне поговорить хотел, – напомнила раздражённо.

– Ну почему же, о тебе мне тоже очень хочется поговорить, узнать, что ты делала последние восемь лет, – продолжал дразнить меня демон.

Неприязнь, вот, что он чувствовал сам и вызывал во мне. Вот, во что превратились наши «высокие» чувства, которые не выдержали единственного испытания на прочность. Если раньше я в глубине души и жалела, что отказалась от инкуба, то теперь убедилась, что всё сделала правильно. Он мне не пара, и лучше бы никогда не появлялся в моей жизни. Тогда я бы вышла замуж за Донни и любила его всем сердцем, не ненавидя втайне себя и не лелея чувство вины. Грегор сломал мне жизнь. А я, наверное, сломала его, отсюда и этот неприкрытый негатив.

– Последние восемь лет я наслаждалась семейным счастьем, слышал о таком? – вскинув подбородок, заглянула в два непроницаемых омута и с грустью осознала, что из них исчез лукавый блеск. Кто же теперь стоит передо мной?

– Слышал, но я, как ты знаешь, не создан для него. Семья – обуза, ты перед ней слишком беззащитен. Тебе ли не знать, сколько боли может принести привязанность к кому-то, – горько усмехнулся инкуб и резко отвернулся, широким шагом направившись к выходу в город. Я было собралась развернуться в обратную сторону, но посеменила следом, услышав: – Думаю, ты уже поняла, что Ардониан – не так прост. У него хватило сил открыть тебе доступ к магии, а на такое из людей никто не способен.

– Но боги способны… – прошелестела, не веря самой себе.

– Какая догадливая ведьмочка, ах, прости, ты ведь теперь магичка, – изогнул уголки губ в издевательской улыбке демон, – Ардониан действительно бог. Я не знаю его настоящего имени, поэтому вряд ли ты найдёшь упоминания о нём в книгах, но твой муж оставил тебе кое-что.

С этими словами инкуб взлетел по ступенькам «Улыбки демона», придержал для меня дверь и по-хозяйски прошёл через зал в помещения для работников, а дальше – в кабинет. Видимо, здесь Грегор находился часто – у стены стоял диван с подушкой и сложенным одеялом, в шкафу – бутылки с алкоголем и небольшая стопка одежды, на пыль не было и намёка.

– Держи, – протянул мне деревянную шкатулку мужчина, достав её из письменного стола, пока я разглядывала скупой интерьер.

Я охнула от тяжести и выругалась сквозь зубы. Что же Донни мне там передал?

– Спасибо, – поблагодарила уже не обращающего на меня внимания Грегора и вышла из кабинета.

***

Грегориан Леверро

Едва хлопнула дверь, я оторвал взгляд от неправильно повёрнутых бумаг и облегчённо уронил голову на стол. Как же сложно! Вроде бы вот он, мой шанс, Ардониан умер, Ариадна свободна, но что-то держит, мешает мне вернуть её. Совесть?

– Просто ты знаешь, что она будет винить себя, – резюмировал мужчина, сидящий на подоконнике.

– Зачем ты пришёл?

– Помочь тебе, разве не очевидно? Я хочу, чтобы даже после моей смерти Вэл была счастлива. Она должна жить дальше, и если для этого с ней рядом должен быть ты, я не буду препятствовать.

Я поднял голову и обернулся к Ардониану, смерив его внимательным взглядом. Хмыкнув, подумал, что он и впрямь не человек. Разве человек отдал бы добровольно в руки соперника свою возлюбленную?

– У меня были века, чтобы стать мудрее, – снисходительно улыбнулся бог, – я умею жертвовать гордостью, особенно если от этого зависит счастье Вельмиры.

– Не зависит.

Полупрозрачный мужчина в сияющем золотом ореоле подарил мне насмешливый взгляд. Он явно был уверен в том, что если бы не вмешался, я бы так ни на что и не решился.

– Разве тебе можно вмешиваться в судьбы смертных? – напомнил, желая поскорее избавиться от компании Ардониана.

– Нет, Хаос пообещал уничтожить меня, если я вновь приду сюда с Изнанки, – качнул головой бог. – Ты ведь понимаешь, что будет, если я перестану существовать?



Наталья Лисина

Отредактировано: 13.07.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться