Ведьмы. Семейные узы

Размер шрифта: - +

Глава 8.4.

- Ну что, - раздалось из-за двери, - Живой ещё?

Эдгар разлепил горящие веки и попытался воинственно уставиться на похитителя. Мышцы рук, всё ещё сцепленных за спиной, готовы были разорваться от напряжения и боли. Сознание затуманивалось.

- Если честно, - парень прикрыл дверь и прислонился к ней спиной, - Я надеялся, что ты за день упокоишься и мне не нужно будет пачкать руки.

- Боишься, что ли? – прохрипел Эдгар.

По розоватым пятнам, проступившим на бледных щеках похитителя он вдруг понял, что попал в точку. Плохо. С обычным психом практически невозможно договориться, а уж с нервным трусом и подавно. Такой может учудить что-нибудь просто от страха.

Большую часть прошедшего дня Эдгар потратил на попытки освободиться. Он исследовал каждый сантиметр трубы, в поисках места соединения или ржавого пятна, где её можно было попробовать сломать, он во все стороны тянул тонкую металлическую цепочку, оказавшуюся очень крепкой, а потом Эдгар кричал, пока не сорвал голос. Никто не пришел. Юноша рычал и выл от бессилия и злости, но всё было тщетно.

- Но, я придумал, что сделать, - доверительно сообщил похититель, - Я не буду тебя кормить! И ты умрешь! И воды не дам!

- Сам придумал, - не удержался Эдгар, понимая, что похоже терять нечего.

- Нет, - признался собеседник, - Я недавно «Поднятую целину» перечитывал. Помнишь, там герой собственную мать уморил, чтобы не выдала?

Эдгар отрицательно покачал головой. Он не помнил ни книжку, ни, тем более, персонажей.

- А я тут при чем? – спросил он.

Студент встрепенулся, как будто его легонько ударило током, отлепился от двери и подскочил к пленнику.

- Да потому, - возмущенно повысил голос он, неизвестно на кого злясь, - Что ты тоже мой родственник! Брат! Мы претворим в жизнь сцену из библии, - он присел на корточки перед Эдгаром и внимательно заглянул в глаза, - Помнишь, там брат убил брата! Или ты и этого не читал?

У Эдгара всё похолодело внутри, если до этого ещё теплилась какая-то надежда на то, что с похитителем можно будет договориться, то теперь стало ясно, что это маньяк, живущий в своей собственной реальности.

- Впрочем, - похититель тяжело выпрямился и медленно побрел вдоль стены, - Ты не совсем мой родственник, так что полного соответствия не выйдет.

- Мой отец, - начал он после паузы и на мгновение остановился, - Ушел от нас с мамой, когда мне было семь лет. Я помню, ждал, что мы все вместе пойдем на первое сентября, а он уехал. Оказалось, что навсегда, - Бесцельное движение продолжилось, -  Отец ушел не просто так, - маньяк вел ладонью по стене, словно пытаясь что-то отыскать, - Он бросил нас ради тебя и твоей дуры – мамаши!

Эдгар ошарашенно уставился на похитителя, не решаясь прервать рассказ уточняющим вопросом. Было слышно, как где-то на улице капала вода, отбивая звонкую барабанную дробь. Видимо, там шел дождь.

- Я потом ещё долго ждал, что он вернется, - продолжил рассказ похититель, - Но зря. Папаше не было до меня никакого дела. Он вовсю занимался воспитанием своих новых детей. Тебя и той соплячки, нашей сестрички.

- Он меня не воспитывал, - тихо, но твердо возразил Эдгар, устраиваясь поудобнее. Не хотелось умирать скрюченным.

- Я знаю, - нетерпеливо отмахнулся собеседник и странно дернул шеей, - Но так уж получилось, что именно ты сломал мне всю жизнь!

- Да почему я-то? – слова лениво выползали изо рта, как дождевые черви, - Меня так же из дома выкинули.

- О, нет! – парень обернулся к Эдгару и даже погрозил пальцем, - У меня всегда была мама, и я сделаю всё, чтобы она жила хорошо. Она ведь жива, в отличие от твоей.

Эдгар болезненно поморщился. Его мать умерла, когда он был в училище. Заведующий сообщил об этом картонными канцелярскими фразами и так же дежурно произнес положенные слова соболезнования. Казалось, прошло лет двести.

- Поздравляю, - безразлично просипел Эдгар, - Так и живите. Или моё разрешение надо?

- В точку! – внезапно обрадовался похититель, - Всё-таки ты не совсем идиот! Когда ты сбежал из училища и потерялся на просторах родины, отец переживал страшно. Искал тебя.

Парень дошел до окна, глядя куда-то сквозь стену, подпрыгнул, заглядывая в узкое окошко над потолком. А затем вновь обратил внимание на сидящего в углу пленника:

- После того, как твои родственнички разбились на машине, у моего папаши натурально поехала крыша. Они ведь вместе в той машине были. Отец за рулем, - он выглянул за дверь, прислушиваясь к звукам снаружи, а затем снова вернулся к исследованию стен, - Он решил, что должен искупить свою вину перед невинными детьми, оставленными по его вине!

Отец разыскал меня и даже какое-то время жил с матерью. И всё искал тебя, чтобы тоже забрать к нам, или хотя бы на расстоянии общаться, если ты не захочешь ехать. Ты, видимо, как раз пустился в странствия. А потом отец начал пить. Он спился очень быстро, как будто нарочно убивая себя ежедневными попойками, работать не пытался, под конец тащил из дома всё, что попадалось под руку. Мама говорила, что это ему божье наказание за то, что нас с ней бросил.

- Нет никакого бога, - бросил атеист Эдгар, - Это давно известно.

- Ошибаешься! – замер похититель, - Мы каждый день молились, чтобы отец к нам вернулся, и он вернулся! Мы только забыли уточнить, что хотим жить счастливо, и чтобы все были здоровы. И никто нам не мешал.

- А потом этот козел умер, - голос парня стал похож на кальку, бесцветный и пустой, - И оказалось, что свою квартиру и участок, которые не успел продать и пустить на ветер он завещал тебе! А нам только гараж! Он написал, что нам и так есть где жать, а тебе надо помочь, раз по нашей вине ты скитаешься неизвестно где.

- Офигеть, - выдохнул ошарашенный Эдгар, которому по-прежнему казалось, что говорят о ком-то другом, не о нём.

- И теперь, - торжественно распрямился похититель, - ты будешь сидеть здесь пока не умрешь. Это моя семья и всё моё! Я не позволю тебе жить счастливо и пользоваться тем, что нажил мой отец. Ты никто!



Настасья Бецонис

Отредактировано: 15.12.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться