Ведьмы вышли на прогулку

Размер шрифта: - +

Глава 12

Прохладный ветер касался моего лица, смахивая на него пряди волос и прогоняя остатки страшного сна. Тело неприятно ныло, как тело неподготовленного человека после очень долгой тренировки. Голова казалась чугунной, виски пронзала тупая пульсирующая боль.

      Под одеялом было так тепло и комфортно, что не хотелось даже шевелиться. Разве что голову можно было повернуть в сторону, касаясь прохладной подушки. На соседней кровати мирно спала Ева, укутанная столь же тщательно. Взглянув в другую сторону, заметила Ингу, лежащую ко мне спиной.

      Стоило только пошевелиться, как стало ясно, что меня полностью переодели. Едва приподняв одеяло, я заметила сорочку, задравшуюся до самых бедер. Шумно вздохнув, я села в постели. Стоило только ступням коснуться холодного пола, как по всему телу прошелся табун мурашек.

      Интересно, сколько времени прошло? Может, ночь или целый день? Спросить бы у кого, но Ингу будить не хотелось совершенно.

      Укутавшись посильнее в одеяло и обмотавшись им, словно плащом, я направилась прочь из комнаты. В коридоре царил полумрак, горела лишь пара свечей на стене. Узкая лестница скрипела на каждой ступеньке, а стоило только взглянуть под ноги, как начинала кружиться голова. Приходилось крепче сжимать перила, ощущая их потрескавшуюся шершавую поверхность.

      — Рано ты встал всё-таки, парень. Поспал бы ещё, отдохнул с дороги, — из-за стены послышался голос пожилой женщины.

      — Мне много времени для сна не нужно… и за спутницами присматривать надо, — в ответ раздался голос тёмного эльфа.

      От неожиданности я остановилась за поворотом на кухню и замерла, внимательно вслушиваясь.

      — Сложно было не заметить ваши тревогу и волнение. Однако я впервые вижу, чтобы эльфы, да тем более один из них тёмный, беспокоились о ведьмах.

      — И что же вы хотите услышать? Ведь и так всё очевидно.

      — Какой же ты изворотливый. Мальчишка ещё.

      — Я старше вас, — деликатно заметил эльф.

      — Но своей семьи у тебя ещё не было, и не пережил ты того, что мне довелось, — знающим тоном женщина пресекла его возражения и на мгновение замолчала, а затем продолжила. — Береги её, если любишь. С таким даром врагов у неё будет очень много. Сама она может не справиться.

      — Уж поверьте, я больше остальных могу представить, что её ждет в будущем… И подслушивать нехорошо, принцесса.

      Чуть поморщившись, я всё же зашла на кухню, наткнувшись на внимательный взгляд серых глаз. Он, как обычно, был в маске, но одежда сидела чуть свободнее. Рубашка расстёгнута на верхних пуговицах, рукава закатаны, открывая сильные руки. Ничего лишнего на нём не было из того, что требуется в дороге.

      Взгляд плавно перешёл на пожилую женщину лет восьмидесяти, что стояла у печки. Дряблая кожа, седые волосы. Сама она была чуть полновата и в странном сарафане. Приятная внешне, словно родная бабушка.

      — Не стоило тебе подниматься с постели после вчерашнего. Я думал, проспишь ближайшие сутки, — Ариес резко поднялся со стула и в два шага оказался передо мной, возвышаясь, подобно скале.

      Я и шага сделать не успела, как меня крепко ухватили за плечи и настойчиво усадили за стол. Старушка, подсуетившись, поставила передо мной большущую кружку с тёмной жидкостью, от которой шёл пар.

      — Пей, девочка, это просто крепкий чай.

      — Вас ведь Анна зовут? — я задала вопрос, который так мучил меня.

      — Верно. И да, я с Земли. Покинула её шестьдесят лет назад ради незнакомца, перевернувшего мою жизнь с ног на голову, — в её голосе звучало столько гордости и уверенности, что я не удержалась от улыбки. — Ты лучше чай пей, остынет же.

      — Спасибо, — собственный голос казался сиплым и неприятным.

      Рядом, придвинув стул, сел Ариес, не переставая меня разглядывать. От такого внимания стало не по себе и захотелось спрятаться. Только вот некуда, он же не отпустит меня сейчас.

      — Может, оставить вас наедине? — тихо и с какой-то усмешкой произнесла старушка.

      — Пожалуйста, — несколько сурово произнёс эльф, не отводя от меня взгляда.

      Женщина мгновенно отставила в сторону кастрюлю и поспешила ретироваться с кухни. Мне показалось, что она улыбалась, и, честно, захотелось её вернуть.

      — Спасибо, Анна, — успел произнести Ариес прежде, чем дверь со скрипом закрылась.

      Наступила звенящая, давящая на уши тишина. Ариес не спеша снял маску и положил её на стол. Губы плотно сжаты, стальной взгляд серых глаз буравил насквозь. Одно его выражение лица вызывало холодок по спине.

      — В чём дело? — начинать разговор не хотелось, но и тянуть с ним было глупо.

      — Во вчерашнем, принцесса. В том, что ты могла умереть, стремясь исцелить незнакомых тебе людей.

      — Ты считаешь, то мы должны были их бросить?

      — Я считаю, что ты не должна была тянуть до последнего, чтобы использовать меня, — чуть ли не рыча, проговорил тёмный эльф. — Я сильнее, выносливее тебя, в конце концов я взрослый мужчина, в котором жизни на порядок больше. Ты вполне могла начать использовать мою жизнь сразу, как только тебе стало плохо.

      Он с силой ударил кулаком по столу, отчего послышался треск, а я вздрогнула и сжалась. Стало страшно. Таким я его ещё не видела и это пугало. Чего ещё я о нём не знаю?

      В какой-то момент он шумно выдохнул, встал передо мной на колени и крепко сжал руки. Я и отреагировать не успела, как он уткнулся лицом мне в живот. От такого контраста стало не по себе.

      — Амбер, я слишком сильно боюсь тебя потерять, и это делает меня безумным. Прости.

      — Ты пугаешь меня своим поведением, — дрожащим голосом произнесла я, стараясь унять бешеное сердцебиение. — Я не готова мириться с твоими взглядами. Использование чужой жизни — это крайность, которой надо избегать.

      — Ты меня погубишь, принцесса, — глухо произнёс он. — Не хочу, чтобы твоя жизнь так часто подвергалась опасности.

      — Это невозможно, Ариес, — я осторожно коснулась его волос. — Мать Богиня как-то сказала, что у ведьмы не может быть тихой жизни, и у нас с Евой затишье ненадолго. Что-то подсказывает мне, что оно уже закончилось и впереди нас ждёт много трудностей. Возвращение домой не оградит нас от этого.

      — Такова жизнь королей. Они притягивают к себе то, с чем другие могут не справиться. Как бы силен я ни был, но я не могу уберечь тебя от всего.

      — Мы в тупике, не так ли?

      — Верно, — эльф крепко обнял меня за талию.

      Мы так и сидели с ним в тишине на кухне, слушая треск огня в печи и тихий свист ветра, гуляющего между щелями. Ариес вроде успокоился, расслабился, позволил поиграть с его волосами и исследовать уши.

      Такие мягкие, словно бархат, и холодные. Каждое мое касание заставляло эльфа замирать и громко выдыхать. Это будоражило и заставляло раз за разом их щупать, обводить контур.

      В какой-то момент Ариес не выдержал. Он резко перехватил мои руки, поднялся на ноги и навис сверху. Дышал он тяжело, а в глазах плясали огоньки. Слишком уж он был… возбуждён.

      — Принцесса, не переходи границу, после которой мне уже не остановиться, — хриплый голос вызвал мурашки по коже и заставил облизнуть губы.

      Тёмный эльф, не раздумывая, склонился ниже и осторожно коснулся губ, словно ожидая ответа. Отвергать его совершенно не хотелось, а потому я просто поцеловала его в ответ. И вновь к щекам прилила кровь, стало жарко. От груди к животу потекло нечто приятное и захотелось продолжения. В какой-то момент ткань сорочки заскользила к бедру, я только крепче обхватила эльфа за шею. Только вот Ариес внезапно остановился, поцеловал меня в макушку и отошёл на пару шагов назад.

      — Не стоит забегать вперёд. Не время ещё.

      Я лишь шумно выдохнула и поправила сорочку.

      — Пей чай, отдыхай. Я пока помогу Анне.

      Ещё раз поцеловав меня в макушку, эльф покинул кухню, оставив меня одну. Как же это абсурдно, хотеть темного эльфа, с которым знакома несколько дней. В то же время что-то внутри меня явно наплевало на правила приличия и просто отдалось чувствам и эмоциям.

      — Влюбилась, да? — из-за спины послышался голос старухи, а ведь я даже не услышала, как она зашла. — Интересная вы пара. Тёмный эльф и ведьма.

      Она прошла к печке, продолжив готовить.

      — Знаешь, я когда-то совершила поступок, за который меня назвали бы сумасшедшей дома, точнее на Земле. И, разумеется, это относится к моему переезду в этот мир.

      — Расскажете? — я покрепче сжала кружку с ещё не остывшим чаем и приготовилась слушать.

      — Конечно. Кажется, это было в конце девяностых. Я, ещё школьница, хоть и в выпускном классе, шла с вечерних кружков. Может, и глупо, конечно, звучит, но путь мой лежал через заброшенный парк, когда уже стемнело. И вот, самый тёмный участок, ни единого фонаря. Прямо передо мной из ниоткуда появился незнакомец, — женщина чуть усмехнулась и села напротив. — Я подумала, что это маньяк, ну и треснула его со всей дури сумкой. Вырубила его и только тогда заметила, что что-то в нём не так.

      — Дайте угадаю: одежда?

      — Именно. Вот на этом моменте уже можно было сказать, что со мной что-то не так. Я каким-то чудом уговорила проходивших неподалёку мужчин дотащить его до дома. Сказала, что он мой брат. К счастью, родители были в командировке, а бабушка с дедушкой на даче.

      Глядя на неё, я чувствовала себя как дома. Казалось, что это моя бабушка рассказывает мне историю своего прошлого, сейчас зайдет мама, заварит нам троим кофе и присоединится к нашей маленькой компании. И всё равно, что сейчас я сидела на чужой кухне в совершенно чужом мире.

      — Проснулся он уже у меня дома и крепко связанным. Боже, какую околесицу он нёс. Говорил, что он из мира под названием Ио. Я уж думала звонить куда следует, да вот гость оказался не прост. Он умудрился выбраться так, что я не заметила.

      — Он вас остановил? — я не удержалась от улыбки.

      — Ещё как, — она хихикнула словно школьница. — Он вырвал у меня трубку. Я с испугу споткнулась и упала, умудрившись ударить его по ноге. Кто же знал, что он упадет прямо на меня. И ничего умнее не придумал, как поцеловать. Ох, как я кричала и била его, прежде чем меня окончательно скрутили и зажали рот.

      — Он вам никак больше не навредил?

      — Нет, что ты. Отпустил, попросил не кричать, не бить его, а сам по-обещал не трогать. Всю ночь мы просидели на кухне, и я пыталась поверить в то, что существует другой мир.

      — Чем же всё закончилось? — я отпила остывшего чая.

      — Он ушёл. Несколько дней прожил у меня, уходя куда-то днём, а потом, попрощавшись, покинул наш мир. Я всегда была серьёзной и правильной девушкой, меня строго воспитывали, но тогда я поняла, что влюбилась до безрассудства. Родителям я не могла о нём рассказать. Они не понимали, что со мной происходит. А я начала поиски того, кто будет знать об Ио, и наткнулась на ведьму. Она мне рассказала о том, как сюда попасть.

      — То есть вы покинули Землю ради незнакомца?

      — Можно и так сказать.

      — А не боялись быть отвергнутой?

      — Боялась, конечно. Я не знала этот мир, никогда здесь не была и понятия не имела, как он отреагирует на мой поступок. Но, несмотря на это, я готова была рискнуть. И знаешь, я не пожалела о своём решении. Разумеется, без криков и ругани в тот день не обошлось. Родители не хотели меня никуда пускать.

      — А они знали, куда вы направлялись? Ну, или к кому?

      — Они понимали, что это из-за мужчины. И этот самый мужчина совершенно внезапно оказался по ту сторону портала, через который я прошла. Ох, как же я была счастлива. Меня прям… — Анна пыталась подобрать слова, но ничего не получалось.

      — Мир словно наполнился волшебством? — голос Евы за спиной за-ставил нас обеих вздрогнуть.

      Подруга сонно улыбнулась и, точно так же закутавшись в одеяло, села рядом.

      — Пожалуй, ты права, красавица. И, к моему счастью, его семья приняла меня, как родную. И я никогда не жалела о своём решении. У нас родилось много детей, некоторые разъехались по королевству. Но большинство остались здесь… навсегда, — на последнем слове голос женщины дрогнул, и она поспешила сменить тему. — Что-то я заболталась совсем. Вам бы позавтракать, но прежде лучше помыться. За лестницей по коридору белая дверь. Вода ещё горячая, идите.

      — Спасибо, — я слабо улыбнулась и поднялась со своего места.

      Наверное, мы со стороны напоминали двух зомби, которых упаковали в тёплые одеяла, дабы защитить окружающих. Ещё бы мы не пытались одновременно протиснуться в дверной проём, который оказался несколько узковат. Ванная комната оказалась весьма простой и в то же время необычной.

      Прямо по центру стояла большая чугунная ванна, наполненная чистой горячей водой, от которой шёл пар. Чуть в стороне печка, вокруг которой дрожал воздух от высокой температуры. И почти у самого потолка несколько маленьких окошек, чтобы хоть как-то проветривать помещение.

      Мы молча бросили одеяла у двери, разделись и забрались в ванну, сев спиной друг к другу. Тишина заполняла всё вокруг, можно было погрузиться в раздумья. Только в голову ничего не шло. Шумно выдохнув, я облокотилась на плечо подруги, та повторила моё действие и крепко сжала ладонь.

      Мы просидели так, пока вода не начала остывать. Ещё некоторое время ушло на мытьё длинных волос и сборы. Когда мы вновь появились на кухне, Инга уже проснулась и пила чай, эльфы что-то бурно обсуждали на своём языке, а старушка накрывала стол.

      — Вы вовремя, — она мило улыбнулась. — Присаживайтесь.

      — Спасибо.

      Энрис поспешил усадить Еву рядом с собой, в то время как Ариес потянул меня на свою скамью. Незаметно для остальных он крепко сжал мою руку, притянув её к себе. Стало немного жарко от таких действий. Мы же не одни. Мне всё время кажется, что на нас смотрят при малейшем проявлении чувств.

      Завтракали в тишине. Инга то и дело поглядывала на нас с Евой, словно пытаясь понять, как мы. Стоило вспомнить о вчерашних событиях, как висок больно запульсировал, а спина заныла. Вот и закон подлости в действии. Ну не могло всё так просто нам обойтись.

      Ариес, замечая, как я начинаю горбиться, напрягся и нахмурился. Через время он бросил свою еду и осторожно начал разминать мне поясницу. Услышав его тяжёлый вздох над ухом, я вздрогнула и чуть не выронила ложку.

      — Тебе бы ещё отдохнуть. Даже руки трясутся.

      — Надо продолжать путь, иначе отстанем, — я прикрыла глаза, стараясь унять резкое головокружение.

      — Сначала вас обеих на ноги поставим, — возразила Инга и придвинула кружку с водой. — Здесь снотворное.

      Мне и ответить не дали. Ариес взял кружку и вложил мне в руки. Спорить было бесполезно, так что прохладная жидкость с каким-то специфическим, слегка кислым вкусом смочила пересохшее горло.

      — Анна, а где ваша семья? — Инга решила отвлечься.

      — Они ушли в мир Богов одни из первых, — как-то тихо ответила она. — Наверное, оно и к лучшему.

      — Вы о том, что произошло в этом городе? Можете рассказать?

      Анна тяжело вздохнула, но отказывать не стала.

      — Всё началось полгода назад. У моей внучки проснулись способности к магии. И вдруг в городе появилась ведьма. Сильная. Это сразу было видно. И она заметила мою внучку, — женщина судорожно выдохнула. — Чуяло моё сердце, что добром это не кончится.

      — Что она сделала?

      — Начала учить мою внучку. Мы думали это к лучшему, но ошиблись. Обычная практическая магия сменилась тёмными заклинаниями. Моя внучка Елиан начала бояться её, стала избегать занятий. Я не знаю, что между ними произошло, но Елиан как-то пришла домой вся в слезах, говорила, что… Адалая будет мстить и…

      — Адалая? — я прервала рассказ Анны.

      — Да. Так звали ту ведьму. Вы знаете её?

      — Наслышаны уже, и, думаю, встреча наша состоится уже достаточно скоро, — глухо ответила я, плотно сжав губы. — Она обладает даром проклятия и против него нечего противопоставить.

      — Значит, я права, это не моя девочка виновата в гибели города, а та ведьма? — женщина подалась вперёд.

      — Именно, — подтвердила Инга.

      На кухне воцарилась тишина. Я пыталась переварить услышанное. Адалая везде успевает наворотить дел. От неё слишком много проблем, и с каждым разом всё страшнее и страшнее.

      Я и предположить не могу, что будет, если мы с ней столкнемся. Этого мне очень не хотелось. Может, Мать Богиня поможет мне и остальным в этом? Хотя кого я обманываю. В такие вещи она не вмешивается. Вообще следовало бы выяснить о белой ведьме побольше. Может, у неё есть какие-то слабости, которыми можно будет воспользоваться. Это могло бы дать нам преимущество, или же возможность одолеть её.

      Тяжело вздохнув, я подпёрла голову рукой и прикрыла глаза. Меня начало сильно клонить в сон, и мысли уже не вязались. В тот же момент шею обожгло горячее дыхание. Это мог быть только Ариес.

      Чуть вздрогнув, я интуитивно положила голову ему на грудь. Меня подхватили на руки и понесли прочь из кухни. Я лишь крепче обняла его за шею, вдыхая приятный запах, свойственный только ему. И больше ничего не нужно было, только тёмный эльф и его объятия.

      Тихо скрипнула дверь, ещё пара шагов и меня осторожно и очень бережно уложили в кровать. Одеяло подоткнули, словно маленькому ребёнку. Ещё мгновение, и кровать прогнулась. Эльф лёг рядом, крепко обняв и прижав к себе.

      — Отдыхай, принцесса, — едва слышный шёпот защекотал шею. — Я буду рядом.

      И я послушалась. В этот раз кошмары не снились, только безграничная пустота, позволяющая отдохнуть от всего, что происходило вокруг. И всё было бы прекрасно, если бы не крики откуда-то снизу. Сначала удавалось не обращать внимания, но потом они стали громче.

      В какой-то момент эльф, лежащий рядом, поднялся с кровати. Затем со стороны послышался аналогичный скрип. Неужели Энрис?

      — В чём дело? — холодный голос тёмного эльфа разнёсся по комнате.

      — Анна требует освободить её внучку, — послышался голос Инги. — Оказывается, жители обвиняли именно её в своих проблемах и хотели на закате казнить.

      — И что же ей ответили на эти требования?

      — Большинство обвинили её в сговоре с внучкой, начали закидывать камнями. Благо я была рядом, использовала Дар. Только вот люди идут сюда и они очень недовольны. Крики «сжечь ведьм» слышны со всех уголков. Они уже и забыли, кто спас их детей. Наместника заперли, он был на нашей стороне.

      — Чёрт, — выругался Энрис. — Ну что за проблемы в каждом месте, где мы решаем остановиться.

      — Надо их остановить. Мы этим займёмся, разбуди пока их и помоги собраться.

      — Хорошо. Вы аккуратнее там.

      — Само собой, — послышался одновременный топот, а затем всё стихло.

      Значит, Анна после нашего разговора решила пойти и вытащить свою внучку из темницы, в которой её наверняка держали. Жители свалили всё на того, кого было удобно, даже, скорее всего, не стали разбираться, что к чему. Девочку надо было спасти, впрочем, как и её бабушку, за которой уже шли местные жители.

      С этими мыслями я села в кровати и посмотрела на вздрогнувшую от неожиданности Ингу. Её рука замерла в нескольких сантиметрах от меня. Видимо, собиралась будить. В то же мгновение скрипнула кровать Евы, и та тоже села, взглянув на нас.

      — Там Анна…

      — Мы слышали, — наши голоса слились в один. — Пожалуй, ваша помощь очень бы пригодилась, — она села на край кровати и тяжело вздохнула. — Видела я девчонку. Ребёнок она ещё. Не могла она сотворить такое.

      — Убедимся в этом для начала. И если так, то поможем обязательно, — заверила её Ева. — Только один вопрос: где наша одежда?

      — Минутку! Сейчас принесу, — Инга подскочила с кровати и бросилась прочь из комнаты.

      Пока её не было, мы с Евой выбрались из-под одеял и принялись приводить в порядок ещё сырые волосы. Голова постоянно кружилась, а перед глазами плясали чёрные пятна. Сна нам точно было мало, так что при сильной нагрузке дальнейшую дорогу мы не осилим.

      Стоило появиться Инге, как пришлось выпрямиться, встать ровно и не показывать того, как нам плохо. Лишнее беспокойство ни к чему.

      Ведьма помогла нам собраться и сложить вещи. Всё это казалось такой долгой процедурой, что хотелось уже поторопить само время. К тому же нас подгоняли крики местных жителей на улице. Они все норовили сжечь весь дом и Анну вместе с ним.

      Закинув рюкзак за спину, я направилась к выходу. Голова сильно кружилась, пришлось опереться на стену. Ладонь коснулась холодной шершавой стены дома. Сквозь трещины продувал ветер. Было в этом доме что-то родное и приятное, отчего не хотелось его покидать. Даже деревянная лестница с потрескавшимся лаком напоминала старый дом прабабушки, в который меня возили ещё в начальных классах.

      Я бы не отказалась от своего дома, такого же уютного и комфортного. И не важно, что этот уже потрёпан годами. Он всё равно хорош. Может, когда-нибудь я построю дом для своей семьи, хотя это вроде как мужское дело. Может, Ариес построит его для нас?

      Опомнившись, я встряхнула головой, отчего перед глазами полетели искры. Слишком уж я забегаю вперёд. Ещё не известно, как сложатся наши отношения с тёмным эльфом. В конце концов мне предстоит вернуться в мой мир, а ему там не место.

      — Амбер, — тихий шёпот подруги заставил замереть у самой двери. — Всё хорошо? Ты чем-то встревожена.

      — Ничего страшного. Опять фантазии разбушевались.

      Чуть поморщившись, я сняла рюкзак и поставила его у стены, чтобы не мешался. Секунды тишины сменились тихим скрипом двери. В нос ударил запах гари и смерти. И как только тёмные пятна исчезли перед глазами, я смогла разглядеть, что вообще творилось на улице.

      В нескольких метрах от нас стояли Ариес и Энрис. Оба крепко сжимали в руках мечи, но нападать не думали. Метрах в пяти от них столпились те немногие, что ещё могли держать в руках оружие и факелы. Заметив нас, все замолчали.

      Надеясь не рухнуть в обморок, мы медленно подошли к эльфам, встав рядом. Перед ними оказалась Анна. Заплаканная и растрёпанная, она сжимала в руках тёплый шерстяной платок.

      — Что здесь происходит? — грозно крикнула Ева.

      — Она хочет освободить свою внучку — ведьму, которая уничтожила наш город! — вперёд вышел высокий крепкий мужчина.

      — А с чего вы взяли, что это она?

      — И вы на её стороне?! Вас не тронули, потому что вы спасли детей, но не забывайтесь!

      — А иначе что? Казните нас? — Ева выступила вперёд. — Вы так слабы, что здесь и одна ведьма управится, так что оставим угрозы… Мы хотим поговорить с той, что вы обвиняете во всех своих бедах.

      — И что вам это даст?

      — Ответы. Возможно, она невиновна.

      — Вы обезумели! — тут же закричали из толпы. — Не позволим! Она виновна!

      — Довольно, — спокойно, но настойчиво произнесли мы с Евой одновременно.

      Слушать их пререкания не хотелось. Это могло затянуться надолго. В одно мгновение наш облик изменился, погрузив всю улицу в мёртвую тишину. Их жалкие подобия оружия в одно мгновение обратились в пепел. Даже факелы, на мгновение вспыхнув ярче, погасли.

      — Приведите ведьму, — голос Евы стал требовательнее и суровее, — пожалуйста. И освободите наместника.

      Они зашептались, призадумались. Ещё бы, сложно, наверное, отказать ведьмам, которые так выглядят, да ещё и с диадемами на голове. В какой-то момент все обернулись к группе, что стояла в самом конце.

      Непонятно копошась, они внезапно вытолкнули кого-то вперёд. Это оказалась девочка. Совсем маленькая, словно кукла. Кожа бледная, отчего синяки казались ещё ярче. Одежда лохмотьями висела на истощённом теле. Она даже стоять на ногах сама не могла. Лишь рухнула на колени и сжалась, точно котёнок.

      Я уже собиралась подойти к ней, чтобы помочь, но меня остановила крепкая рука тёмного эльфа. Он заставил остановиться и сам вышел вперёд, держа меч наготове. Люди с опаской расступались перед Ариесом, позволив ему беспрепятственно подойти к девочке.

      Он бережно подхватил её за талию, помогая подняться на ноги. Идти она не могла, поэтому он её просто донёс до нас, пока она бесцельно барахтала ногами в воздухе. Всего несколько мгновений, и её усадили на землю прямо перед нами. Она подняла голову и, тихо ахнув, тут же опустила её, поджав под себя колени, словно кланяясь.

      Анна хотела было броситься к внучке, но её остановили Энрис с Ингой. Ариес же встал за спиной девочки, словно надзиратель. От такого зрелища стало не по себе, он напоминал палача. При одной только мысли об этом по спине пробежался холодок.

      Я так чётко представила себя на её месте, что стало плохо. Холодная, промёрзшая земля. Бирюзовая трава примята и покрыта инеем. Ветер, словно лезвие, режет по голым участкам тела. Всё болит, словно меня били или же я где-то упала. Лодыжка ныла, двигать ею было невозможно. Прямо передо мной стояла высокая фигура в тёмном плаще, и я чётко видела рыжие волосы, как у Энриса. И отчего-то я знала, что за моей спиной стоит кто-то с седыми волосами и чёрной кожей. А у самой шеи, едва её касаясь, тонкое и холодное лезвие, готовое перерезать нежную кожу.

      В очередной раз стало страшно от галлюцинаций, и всё равно, что все называли это памятью ведьм. Встряхнув головой, я вновь посмотрела на девочку. Немного помедлив, мы с Евой присели на корточки, чтобы можно было рассмотреть её лицо.

      Неуверенно коснувшись грязных волос, я осторожно заправила их ей за ухо. Лицо в ссадинах, заметны были даже синяки. Взгляда она не поднимала. Сидела, зажмурившись, вся заплаканная, и дрожала.

      — Как тебя зовут? — едва слышно и нежно поинтересовалась Ева, осторожно касаясь её руки.

      — Е…Елиан, г-г-госпожа, — судорожно выдохнула девочка, проглатывая слёзы.

      — Можешь рассказать нам о той ведьме, что учила тебя? Как она выглядела? Что сделала?

      — А-а-а… — девочка взвыла и схватилась за голову так, что костяшки побелели на руках. — Она само зло. Я понятия не имела, на что способна Адалая.

      — Это её имя? — я прервала Елиан. — Можешь описать эту ведьму? Что в ней было примечательно?

      — Волосы. Они не были седыми, они были полностью белыми, словно снег. И шрам на шее. Большой и грубый.

      — Однозначно она, — хрипло заметила Инга.

      Мы лишь судорожно выдохнули, вновь посмотрев на хрупкую, замученную девчушку.

      — И что же произошло, Елиан? — Ева ласково погладила её по голове.

      — Сначала она просто рассказывала мне об основах магии. Говорила о Кхаше и Мать Богине. Со временем Адалая начала часто злиться, когда я упоминала Мать Богиню и говорила, что слышу её зов. Дошло до того, что она поставила передо мной выбор: она и Кхаша или же Мать Богиня.

      — И ты сделала не тот выбор, что она хотела? — поинтересовалась я.

      — Да. Я выбрала Мать Богиню. Адалая кричала что-то о трате времени, об ошибочном выборе, о заблуждении всех ведьм. А затем она сказала, что покажет мне, что Мать Богине наплевать на всех. После её ухода всё началось, — девочка всхлипнула и посмотрела на меня. — Она была права. Мать Богиня не помогла мне, она молчала на все мои молитвы.

      В одно мгновение я ухватила её лицо двумя руками, заставив посмотреть мне в глаза. Карие, но ни света, ни жизни. Тусклые и потерянные.

      — Боги не обязаны и не должны вмешиваться в наши жизни. Они дали нам жизнь и наши Силы. Все остальное зависит только от нас и никого более. Мать Богиня привела нас к тебе. Ей дорога каждая дочь, каждая ведьма. И ты ей нужна.

      — Но моя семья… — по щекам девочки потекли слёзы, размазывая засохшую кровь и грязь.

      — Они рядом с Богами. Если они погибли, то это не их вина, а той, что сотворила эту магию.

      Елиан всхлипнула и заплакала. Громко, с криками, она содрогалась и хватала воздух ртом. И мне ничего не оставалось, кроме как прижать её к себе и крепко обнять. Мы с ней так и сидели на земле. И даже пошевелиться было страшно.

      — Эта девочка невиновна, — достаточно громко и чётко произнёс Ариес. — Все ваши беды из-за ведьмы по имени Адалая. Елиан свободна… надеюсь, никто не собирается оспаривать это решение.

      Люди молчали. Никто не решился противиться. А я не могла отпустить девочку, в то время как рядом на коленях молилась Анна, благодаря нас пятерых за помощь.



Екатерина (Jafrimel) Чепиль

Отредактировано: 27.10.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться