Век Нерожденных

Размер шрифта: - +

6.

6.

 

Комната самостоятельной подготовки. Из мебели только расставленные в шахматном порядке письменные столы с ортопедическими креслами. Никаких экранов, стены выдержаны в одном цветовом тоне без рисунков, лампы мягкого дневного света и ни намека на шум. Прежде библиотекам был присущ вечный запах целлюлозной пыли и шикающая старуха–библиотекарша, но подобно тому, как фотографии вытеснили реализм в живописи, бумажный кодекс канул в Лету, уступив пьедестал электронному файлу с текстовым расширением. Информация плутает между дата–центрами по планете, как горячая вода по циркуляционной трубе. Довод о том, что легко воспламеняющийся книжный том надежнее электронного аналога нынче не решаются произносить даже старики.

Наташа села за стол. Спускался вечер. День прошел сквернее предыдущего: уснула только под утро, кушала через силу без вкуса и аппетита, как откармливают гусей на фуа–гра, а на занятиях полная рассеянность с ощущением эмоционального похмелья. На десерт, Давид растрепал по школе до того невообразимую чушь, что Наташа слету попала в топ рейтинга сплетен.

«Лучше бы позволила Марату навалять ему. Хотя неизвестно, кто больше опасен – придурок–бывший или маньяк–убийца, – подумала она. – Странно, о Марате сутки не слышно. Ни подстерег на углу, ни позвонил, ни кидал сообщений. Гад! Все равно бы не ответила. Баста, сколько можно думать о нем!» – думала она.

Не придумав иного способа отрешится от навалившихся разом терний, Наташа решила писать речь на День школы. Она погрузилась в виртуальную реальность и создала запрос поисковике на выборку статей о школе со дня ее основания. Выгрузилось два миллиона ссылок.

«Слишком много».

Поразмыслив, девушка сузила круг поиска до статей об истории школы, знаковых событиях, и пресс–релизов о выступлениях директора. Сеть выдала несколько тысяч ссылок. Наташа выбрала «Загрузить и ознакомиться», однако, протокол системы «Обучения» разразился гонгом, окрасив пространство вокруг алым наложением: «Слишком большой объем информации, существует риск для психики». Наташа нажала «Игнорировать» и с помощью программы «Обучения» информация с мощью тонны воды обрушилась в мозг.

Наташа отключилась от виртуальной реальности едва закончилось чтение. К горлу подступила тошнота, и девушка в изнеможении откинулась на спинку.

«Если ты сожжешь мозг, это не поможет побороть проблемы, – подумала она.  – Почему я такая несчастная? Чего всем от меня надо?»

Она запрокинула голову и ощутила, как влага побежала по щеке.

– О, нет, это точно лишнее, – шепнула она и промокнула слезу.

Вооруженная целым книгохранилищем, залитым в голову, Наташа вернулась в виртуальную реальность и набросала черновую заготовку речи: «Школа Forest Nest раскинулась в лесах Прибалтики в округе Латвия. Территориальное деление на округа после войны сменило границы уничтоженных стран, которые остались лишь на старых картах. Округа входят в обширные провинции для более удобного управления Землей из города–столицы Юниум на острове Кипр.

Комплекс школы построили в диком месте, как и другие поселения на отвоеванных землях. Forest Nest – не малоэтажка со стадионом на заднем дворе, как водилось в довоенное время. Школы современности походят на небольшие города. Помимо инфраструктуры Forest Nest состоит из Управления дирекции, поселка жилых корпусов для учеников и персонала, неподалёку разбросаны здания для занятий, а еще по всей территории размещены: спортивные сооружения, развлекательные центры, кинотеатр, штаб–квартиры детских самоуправлений и организаций и, разумеется, форт–посты для охраны. Стоит отдельно упомянуть про парки с животными, амфитеатр, исследовательские ангары прикладных дисциплин и даже небольшой аэродром. Данное великолепие построено для учеников, являющихся единственной ценностью в злополучный век, последние полтора десятилетия которого не подарили ни одного младенца. Ресурсы, не занятые в космической программе межзвездных миссий по поиску антидота вирусу бесплодия, всецело направились на воспитание и сохранение последнего людского поколения. Главная задача современного образования –  научить жить в свободном мире. Другая, не менее важная – сберечь юные жизни. Людей до тридцати на планете осталось едва ли с сотню миллионов, а детей последнего года рождения, так называемого «Золотого поколения», на сегодняшний день осталось не многим больше сорока семи тысяч».

««Золотое поколение» – подумала она. – А вдруг он правда мог сказать нечто, что повлияло бы на мое отношение к событиям той ночи? Начинаешь выгораживать? Нет, просто, имею ли право запретить человеку оправдаться? Безвольная девчонка… – она опустила голову с досады. – С маленькими титьками. Брось… Нормальные такие, аккуратные. И вообще я – красотка. Волосы у меня хорошие, ногти, пальчики. Вот... И Марату я нравлюсь. Должно быть. Ведь тот поцелуй был подобен откровению. Я и не догадывалась, что способна проявить столь неистовую бурю чувств, и такое не бывает случайным. Пусть он свиреп, но я способна его изменить, как смирила его вчера… поцелуем, – она вздохнула и улыбнулась, – романтично, блин…»

Наташа вернулась к работе. Ей захотелось добавить в речь материал про учебный процесс. «Обучение в современной системе школьного образования разительно отличается от довоенного…».



Илья Букреев

Отредактировано: 01.06.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться