Век Нерожденных

Размер шрифта: - +

3.

3.

 

Макс остановил машину у дома Ники Деву. Пятьдесят восьмой по улице Дали. Не совсем респектабельный квартал по сравнению с тем, где жил Макс, но крепкий середнячок. Небольшой одноэтажный коттедж. В окнах темно.

Дождь предательски не стихал. В соседнем доме, несмотря на второй час, ночи горел свет. Макс вышел на улицу и, подняв ворот плаща, и побежал в ту сторону. Сквозь входную дверь доносилась музыка. Он постучал. Потом еще раз. Хозяева выключили звук, и в доме раздался топот снующих людей. Макс положил ладонь на пистолет. Дверь открыл мужчина, на вид ровесник.

– Добрый день, меня зовут детектив Шмит. Мы можем поговорить? – сказал Макс, показывая жетон.

– Вы из полиции? Мы не вызывали, у нас все хорошо.

– Я не сомневаюсь, месье…?

– Личевский, Стен Личевский, месье полицейский.

– У вас вечеринка?

– Небольшое собрание друзей. Соседи пожаловались?

– Вы курили марихуану? – спросил Макс, учуяв характерный запах.

– Нет, что вы.

– Да мне плевать, в сущности. Меня интересует ваша соседка из пятьдесят восьмого дома. Вы часто ее видите? Ника Деву, девушка с рыжими волосами, лет двадцати, довольно красивая.

– Да. Бывает, здороваемся иногда.

– Отлично. Вчера вы не заметили ничего необычного около ее дома?

– Если честно, было какое–то оживление. Люди, человек по пять, входили–выходили, постоянно приезжали машины. Причем допоздна.

– А саму Нику вы видели?

– Простите, не обратил внимания. Не то, чтобы я следил за ними.

– Понимаю. Спасибо, месье Личевский, хорошего вечера.

Мужчина облегченно кивнул и запер дверь.

 

Дверь коттеджа Деву оказалась не запертой. Макс вошел внутрь и зажег свет. Большая гостиная была выдержана в минималистичном стиле, однако, и ее сумели разворотить. Мебель располагалась хаотично, явно не на изначальных местах. Раскрошена стеклянная крышка кофейного столика. Макс осторожно ступал вглубь, под подошвами хрустели обломки и разбросанные вещи. Ограбление детектив отмел сразу, телевизионная панель и бытовая техника были не тронуты. Только он подумал, что могла случиться драка, как наткнулся на брызги крови на стене у входа в смежную комнату.

Спальня. Постельное белье раскидано, створки шкафов и ящики тумбочек открыты, вещи из них выброшены. В углу лежала груда грязной одежды. Макс заглянул в платяной шкаф, напротив которого валялись расшвырянные платья и вешалки. У туалетного зеркала он нашел фотографии в рамках. Ника. Улыбчивая и жизнерадостная девушка. Была. На кухне пущий бардак. На обеденном столе остатки еды. В консерв–стазисном шкафу только соусы и напитки. Алкоголь не взяли. Макс обратил внимание на свое детище. Дверца «Очага» была открыта настежь. Внутри лежала кепка и майка. Макс залез в базу данных компании и пробил заявку на этот адрес – вчера заказывали мужскую одежду полными комплектами: рубашки, майки, штаны и куртки. «Все верно, в доме имелась только женская одежда, мужскую они купили. Значит, кто–то переодевался, чтобы замаскироваться и бежать. Тогда, кто дрался и зачем?» – подумал Макс. Он увидел сковороду под ногами, поднял. «Понятно, откуда брызги крови. Тяжелая. Первое оружие женщины», – усмехнулся Макс.

В доме осталось полно вещей, но зацепиться было не за что. Кто–то здесь переодевался, кто–то дрался, кто–то обыскал комнаты и, если что–то заслуживало внимания, это благополучно было вынесено. Днем здесь точно находилась элитная проститутка Ника Деву – девушка–клон, хозяйка дома, а сегодняшним вечером ее труп нашли в промзоне.

«Клоны, клоны… кругом одни клоны. Стой! Клон не может иметь в собственности недвижимость!»

Правительство Земли около десяти лет назад, признав существование миллионов клонов, все же решилось на их легализацию. Обратились к опыту предков. За основу был взят один из статусов власти древнеримских граждан – patria dominium, означавший власть над вещами и рабами. Предложить для клонов полный статус человека не позволил бы себе ни один политик. В новом качестве клоны оставались по–прежнему бесправны, пребывая под опекой своего патрона. За любые поступки подопечного отвечал хозяин, он же приобретал имущество для его пользования. Сам легализованный клон был вправе совершать лишь мелкие бытовые сделки, но даже тогда он действовал как бы от имени патрона. При принятии законов не ставилась цель облегчить жизнь клонов, государство получило контроль над их хозяевами. Стоит ли упоминать про ничтожно малый процент узаконенных клонов и сохранившуюся армию теневых.

Макс вошел в базу данных полиции и пробил, кому принадлежит дом Ники. Получив сведения, не теряя времени, он отправился к его собственнику, некому Альберту Гельману. Взятый врасплох приходом детектива среди ночи, добропорядочный старик быстро нашел договор аренды. На бумагах стояла подпись Линси Кролл. Гельман охарактеризовал арендатора, как достойную женщину средних лет, которая в срок платила за жилье и не привлекала жалоб от соседей по улице. Полицейское досье мадам Кролл было примечательно единственным пунктом, ее работой менеджером компании «Сирена».



Илья Букреев

Отредактировано: 01.06.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться