Век Нерожденных

Размер шрифта: - +

7.

7.

 

Когда система, в которой ты служишь, становится угрозой, это заставляет задуматься о своем месте в ней. Макс ступал по казенному полу следственного изолятора, словно одинокий путник по каньону в окружении команчей. За его спиной закрыли уже три бронированных двери. Шансы вырваться отсюда в случае провала не просто ничтожны, их нет. Никогда следственный изолятор не воспринимался столь гнетущим, как сегодня. Наконец, детектива встретило радушное лицо сержанта Груно, без того круглое, оно стало более забавным из–за красного из–за простуды носа и милого бабушкиного шарфика, подвязанного под самый подбородок.

– Холод собачий, – вместо приветствия сказал Груно.

– Хотя бы дождь утих. Простыл?

– Так… – Груно развел руками. – Сегодня один?

– На этот раз забираю, а не сдаю. Вот, держи, – он переслал на компьютер Груно электронное постановление, которое незадолго до того пришло Максу от людей Апофиса.

– Крупная рыба! – почтительно закивал Груно. – Я слышал ты с начальником опять на ножах.

– Что не так?

– Да нет, странно просто: рвет и мечет на людях, а сам поручает самого опасного преступника в городе. Хитрец, старикашка.

– Ну его! Что там, скоро?

– Сейчас, сейчас… проходит проверка, – ответил Груно, уставившись в компьютер. Вдруг он вскрикнул: – Чтоб тебя!

Груно испуганно взглянул на Макса и юркнул в кубрик охраны позади. Старая металлическая дверь звонко лязгнула за его спиной, и детектив остался совершенно один в окружении бетонного коридора и решеток. Казалось, тело остыло на несколько градусов и ноги сами начали переступать к углу от стойки дежурного. Табличка «Тревога!», от которой Макс не отрывал взгляда, не загоралась, нагнетая напряженность. Макс потянулся к пистолету, при этом, ясно понимая, что система внутренней организации изолятора не предоставит ни малейшего шанса ускользнуть. Рассудок судорожно искал причину, по которой Апофис решил подставить именно сейчас. Пожелай он избавиться от детектива, то проще было убить в пустынных лабиринтах «Презренного». «Видимо не захотел марать руки о полицейского», – решил про себя Макс. «Ублюдок!» – вырвалось вслух. Детектив понимал, что отбрехаться вряд ли получится, ведь липовое постановление едва не освободило опаснейшего уголовника. Макс пошел в рассуждениях дальше, прикидывая, что его не станут приговаривать к высшей мере, он же «Золотое поколение», последняя надежда человечества. Хотя Фирзли точно сделает все возможное, припомнив Максу постоянное фрондерство, и уж непременно учтет груду неприятностей, которая за последние дни свалилась ему на голову. Табличка до сих пор не загоралась. «Возможно, решили взять врасплох» – размышлял Макс. Злость подступала к самым гландам, и он почти выхватил оружие, когда Груно вернулся из кубрика.

– Ты чего спрятался? – спросил Груно.

– Да так… просто отошел, – настороженно ответил Макс.

– Блин, извини, что убежал. На полчаса пропустил прием лекарства, – сказал Груно и грустно выдохнул. – С этой работой никак не выздоровеешь, еще погода эта, постоянно…

– Что там с проверкой?

– Сейчас… – Груно взглянул в компьютер. – Все в порядке, можешь принимать клиента. Где твой наряд сопровождения? Внизу?

– Я повезу один.

– Макс, так нельзя, ты же знаешь. Пусть этот клон и не молод, но опасен, дьявол. Я вызову наряд.

– Груно! – прервал Макс, прежде чем дежурный успел связаться с оперчастью. – Дело проходит в крайне конфиденциальной обстановке. Мне нельзя допустить осведомленности лишних людей, пусть и своих.

– Даже не знаю… Это прямое нарушение инструкции, меня накажут!

– Груно, дружище, скажи мне, разве я когда–то обманывал?

– Нет, но все же…

– Ответственность на мне. Все согласовано, постановление выдано прокурором, так почему, черт тебя дери, я должен распинаться и терять время, которого нет! Без обид.

– Принято, детектив.

– Не обижайся. Столько навалилось, а когда приходится тратить лишние силы, нервы сдают.

– Встречай на заднем дворе. Не веди сам, когда его выведут, пусть посадят в машину.

 

С примыкающей дороги вылетел автомобиль, и только чудом Макс сумел сманеврировать и избежать аварии. Ночью излияние с небес прекратилось, и утренние заморозки подняли густой туман. В непроглядной пелене Макс полагался на инстинкты и просто жал газ. Сон и завтрак с Наташей он променял на клона–уголовника, сидящего на заднем сидении. Телосложение мужчины средних лет, рябая кожа покрыта морщинами. Через зеркало заднего вида он смотрел на Макса живыми, но замутненными глазами, от него воняло престарелым домом, а когда он чесал седеющий затылок, то волоски и перхоть сыпались на обивку. Юнец в дряхлом теле, что может быть более жалким.



Илья Букреев

Отредактировано: 01.06.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться