Век Нерожденных

Размер шрифта: - +

9.

9.

 

В полдень Макса, отдыхавшего после утреннего побоища, разбудил посланник Дубля и передал, что босс срочно вызывал его в кабинет. Когда детектив явился, то увидел голограмму внутренних ходов и палуб корабля, вокруг которой оживленно спорили два десятка клонов весьма преклонного возраста. Макс узнал окруженного вниманием Дубля, остальные казались незнакомыми. Вскоре он разглядел Младшего, наблюдавшего за собранием из кресла в углу. Приблизившись к голограмме Макс послушал разговор и понял, что находится среди лидеров подполья в недрах банд на «Презренном».

– Мы решили действовать, – сказал Дубль, увидев вопрошающий взгляд Макса. – Апофис дал ответ на утреннее послание, из которого стало ясно, что промедление невозможно. Мы уничтожим Апофиса либо погибнем, другого расклада нет.

– У нас немного людей, но, если проявим хитроумную тактику… – начал Макс, подходя к голограмме.

– О, мы не очутимся в меньшинстве, – влез в разговор Младший. – Брат сигнализировал клонам, чтобы те подымали мятежи в большинстве независимых от Апофиса банд.

– К ночи восставшие клоны возьмут под контроль треть территории «Презренного», откуда мы соберем рекрутов для достойной схватки с Апофисом, – сказал один из делегатов подполья.

– Чудно, – сказал Дубль. – С этой третью мы легко отобьем еще столько же. Именно за остаток, где у Апофиса сосредоточилась огромная армия, состоится главная битва.

– Отчего тогда не поднять клонов Апофиса? Этим мы серьезно ослабим врага, – сказал Макс.

– Клоны Апофиса умело обработаны и фанатично преданы боссу. Боюсь, их призвать не получится, – сказал Дубль.

– Кто поведет силы общины? С твоими лучшими бойцами я разворочу «Презренный», конечно, если ты поручишь руководство мне, – сказал Макс.

– Ты показал себя великим воином. Мое доверие беспредельно. Ты не единожды выручал общину и спас вначале брата, а после меня самого. Однако клоны не пойдут за вождем из живорожденных. Во главе встанет Младший. Тебе же я уготовил особую роль, – сказал Дубль. – Отойдем в соседнюю комнату, я объясню.

Оба вошли в спальню. На кровати ждала Мизери, при виде мужчин она поднялась и, лишь кивком поприветствовав Макса, обняла босса. Покровительственно Дубль положил руку ей на плечи, и сказал Максу:

– Я вверяю тебе охрану меня и Мизери здесь в общине, когда начнется битва.

– Это безусловная честь, но все же представляется, что у атаки поднимутся шансы, командуй я хотя бы одним из отрядов.

– Думаешь мне невдомек, что Младший стар и не ровня тебе в военном ремесле? Решение оставить тебя здесь вызвано отсутствием иного выбора. Наверняка враг попытается совершить вылазку в общину, чтобы убить меня и тем самым обезглавить клонов. Этого нельзя допустить.

– Ты босс, тебе виднее.

– Макс, помни, что я вверяю тебе не только собственную жизнь, но жизнь своей женщины, – сказал Дубль и поцеловал Мизери. – Пока я рассказал только Младшему, так что ты станешь вторым, кто узнает…  в общем, после победы я женюсь на Мизери. Мы проведем церемонию и торжества, все по правилам живорожденных. Не потешайся над старческой сентиментальностью. Удел клонов не сводится к сношениям с кем попало. Я хочу разрушить стену предрассудков, показав, что мы, клоны, тоже вправе заключать браки и создавать семьи. Что думаешь об этом?

– Ничего, кроме восхищения твоей проницательностью. Поздравляю босс, – сказал Макс. – И тебя, Мизери.

Девушка опустила глаза.

– Вроде бы на этом все, Макс. Нам выдалось перенести суровое испытание утром, поэтому до завтра набирайся сил, приводи в порядок снаряжение, и в шесть я жду тебя.

Макс кивнул головой и покинул кабинет Дубля. В залах общины, оглушенные трепетом надвигающейся схватки, как предвестия неизмеримой боли и бойни, клоны двигались украдкой и общались интуитивно, главным образом жестами. С виду обитатели занимались привычными бытовыми делами, но малейший резкий звук приковывал взгляды. Проходя через обширный зал Макс пытался разглядеть что–то человеческое в глазах у клонов, но видел даже не молчаливую свору, а немое стадо. «Кого клоны видят во мне: пса–погонщика или волка?» – спрашивал себя Макс и не находил ответа. Вдруг он почувствовал под ногами нечто липкое. Включив ночное видение, он понял, что вступил в вязкую лужу. Кровь Плети. Безразлично клоны топтали ее, не подумав убрать. Макс оглядел общину – грязь, разруха, клоны, обряженные в рванье. Ничто вокруг не напоминало детективу прежнюю жизнь. Разве что теперь и здесь исчезли дети.

Вернувшись в свою комнату, Макс вымыл руки в тазу. Он разделся по пояс и ногтями соскоблил с кожи грязь и ссохшуюся кровь, наощупь сбрил запущенную щетину и опустил голову в воду, в которой было так приятно и прохладно, что он держался покуда не вышел воздух из легких.  

– Если хочешь искупаться, прикажи, чтобы нагрели воды, – услышал он, когда отпрял от таза.

Макс утер глаза. Рядом стояла Мизери. Она подала полотенце и присела на край кушетки.



Илья Букреев

Отредактировано: 01.06.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться