Век Нерожденных

Размер шрифта: - +

11.

11.

 

Пока власти и горожане разгадывали, что за неведомое событие произошло в закрытой зоне и куда подевался последний на Земле инопланетный корабль, неизменно грозящий Орлеану собственной громадой, Макс плутал по техническим ходам системы доставки «Ориона». Тысячи контейнеров с невероятной скоростью пролетали по магнитным путям, чтобы быстрее поспеть к заказчикам в их «Очаги». В свое время при проектировке Макс настоял на расширении диаметра каналов, чтобы не только роботы, но и инженеры–рабочие могли безопасно действовать в транспортной сети. Подобное решение многократно увеличило смету строительства, но Макс не жалел затраченных денег, ведь сегодня, когда ему самому довелось оказаться в тоннелях, он беспрепятственно покинул город, оставаясь сокрытым от полицейских патрулей.

Склад 27, где должна была ждать Мизери с подручными клонами, располагался на небольшом удалении от городской периферии. Хранилища «Ориона» имели огромные площади, но благодаря отданному смарт–браслету Макс с погрешностью до метра знал, где находятся клоны. Опасности быть встреченным рабочими не было, внутренняя логистика создавалась полностью автоматизированной, ведь ни один человек не сумел бы управиться со столь значительным количеством товаров. Макс собственноручно разработал систему каждого склада, поэтому разгуливая среди высоких стеллажей, он чувствовал себя на родной территории, и все же пистолет держался наготове.

В отмеченной по геолокации точке кружком сидело пятеро клонов. Все мужчины, кроме Мизери. Едва клоны заприметили приближающуюся фигуру, они мгновенно встали наизготовку, вскинув винтовки. Разглядев в темноте силуэт, Мизери склонила дула автоматов и побежала навстречу Максу.

– Милый, ты живой! – воскликнула она, повиснув на шее Макса.

Застыв с опущенными руками, Макс с нарочитой недоброжелательностью взирал на свиту через плечо девушки. Отпрянув, Мизери ощупала тело Макса, пролетая ладонями по плащу.

– Ты не пострадал, не ранен? – спрашивала она.

С напряженными мускулами на лице Макс неотрывно смотрел на вооруженных клонов, и в его руке по–прежнему сжималась рукоять пистолета.

– Что с тобой? – недоуменно спросила Мизери.

Она коснулась шеи Макса, и только тогда он впервые бросил на нее взгляд.

– Что? Что? – перебирала она дрожащим голосом. – Прошу, не молчи.

– Твои люди убили моего брата. Человека, который выследил тебя после побега из Фаюма.

Мизери отступила на шаг и опустила головку.

– Скорее всего, да. Иначе было нельзя.

После этих слов вооруженные клоны начали осторожно подступать. Мизери махнула им за спиной, чтобы остановились.

– Такое невозможно просить… Я приму месть.

Не поднимая головы, она сжала кулачки и зажмурилась. Сжав скулы Макс долго молчал, потом выдохнул, медленно протянул руку и провел пальцами по ее черным волосам.

– Уже отомстил, – сказал он и отшвырнул пистолет.

Боясь пошевелиться, а может просто не решаясь спугнуть момент, Мизери взглянула Максу прямо в глаза. Она сдерживала слезы.

– Можем поговорить? Одни, – сказал Макс.

– Конечно, любимый.

Мизери взяла его за руку, но тут всполошились клоны–бойцы.

– Перестаньте, – сказала им Мизери. – Он убил и меня, и вас, если бы хотел.

 

Макс отвел девушку за угол стеллажа и снял с полки два пластиковых контейнера. Сев, он предложил присесть Мизери, но она предпочла не контейнер, лежавший напротив, а приютилась рядом с Максом. Опуская жестокие подробности, он рассказал о случившемся в золотом зале. Мизери не перебивала, положив голову ему на плечо. Когда Макс закончил, она сказала:

– Не может быть, чтобы тебя вела месть. Будь это верно, то я бы сейчас не дышала. И милый, умоляю, не называй себя монстром.

– Я жесток, мне нравится схватка. От себя не уйти.

– Ты до сих пор держишь злость?

– Нет. Чувствую… – Макс задумался, – облегчение. Больше некого бить, враги повержены. Теперь, когда все позади, меня переполняет гадливое осознание, что я обратился в злодея. Бесповоротно.

– Может и злодей. Не став злодеем нельзя бросить смертельный вызов великому злу и победить. Почему хорошие люди бездействовали, зная, что корабль несет столько боли вокруг?

– Каждому свое. Мое – решить, как поступить с пониманием, кем я стал. Настанет время, когда снова потянет крошить людей и…

– И пусть! – перебила Мизери.

– Как же воздаяние?

– Милый, что изменится, обреки ты себя на страдания? Мы несем груз поступков сколько можем, пока нас не остановят.

Макс улыбнулся и поцеловал Мизери. Затем он поднялся.



Илья Букреев

Отредактировано: 01.06.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться