Век Нерожденных

Размер шрифта: - +

3.

3.

 

Бортовой центр связи представлял собой узкий вытянутый зал со столом посредине во всю длину, на котором стояли ряды экранов, смотревших в обе стороны. Большинство ламп освещения давно перегорели, отчего создалось приватное пространство, пришедшееся по вкусу посетителям, которые приходили в центр связи чтобы позвонить домой на Землю. Войдя, Алексей посмотрел на отживавшую лампочку на потолке, которая мерцала подобно проблесковому маяку. Затем Алексей разглядел у противоположной стены геолога Руди. Мужчины встретились взглядом, Алексей улыбнулся, кивнул и прошел к самому дальнему экрану.

–  Наш новый капитан пришел… Тот умер… От… Ммм… Знаешь, он был довольно старый… – раздавался приглушенным эхом голос геолога. – Давай лучше о вас, у нас космос и космос, ничего интересного… Очень хотел быть… Марта и ты – это единственное, что дает сил не погибнуть… Нет, нет, я в безопасности, я же простой геолог, что со мной может приключиться. Я в другом смысле…

Алексей таращился в экран. Без того тусклое пространство вовсе потеряло резкость. Из реальности остались только уши и слова.

– Да… Да, очень люблю… Мне безумно жалко, что я пропустил твой выпускной и свадьбу, доченька, но ты же знаешь, сердцем я с вами… Всегда… Всегда…

Уличив себя в подслушивании, Алексей вздохнул и принялся рыскать глазами по значкам в мониторе. Найдя иконку «Вызов на Землю», он открыл портал связи и в поисковике набрал: Н, А, Т, А. На очередной букве его разум будто пробился из толщи воды на воздух. Алексей зарылся лицом в ладони, размял шею и закрыл портал.

Затем он кликнул на базу данных армии и вбил: «капитан михаил тэн возмездие». В окне открылась личная карточка бойца: «Капитан Михаил Ангырбанович Тэн. Штурмовые войска специального назначения армии Соединённой Земной Федерации. Участник многочисленных операций против внеземных войск». Алексей вывел список операций, в конце он нашел – «Штурм головного флагмана с кодовым названием «Презренный»». Алексей кликнул на «Подробности». По ссылке открылись бесчисленные рапорты. Промотав большую их часть, Алексей остановился на отчете штаба разведки армии, в резюме которого содержалось следующее:

«По итогу операции имеем незначительные потери среди личного состава штурмовой группы до момента, пока враг добровольно запустил капитана Тэна внутрь корабля. Через час двадцать восемь минут с момента проникновения капитана Тэна внутрь флагмана от верхней части судна отделилось более тысячи мелких боеголовок и разнеслись во все стороны на сверхзвуковой скорости. Содержание: биологическое оружие, направленное на поражение репродуктивной функции человека. Через час тридцать пять минут управляющие системы врага на планете самовывелись из строя. Ксенодроиды деактивировались. Космические аппараты врага на орбите перешли в свободный дрейф. Два часа семнадцать минут – в отсеке флагмана найден капитан Тэн – живой без сознания. Враг на корабле не обнаружен.»

Алексей принялся искать протоколы допроса капитана после случившегося, однако, нашел только медицинские отчеты о состоянии его здоровья и сведения о потере памяти за время пребывания в «Презренном».

Вернувшись к личной карточке капитана, Алексей нашел то, что изначально искал – «капитан Михаил Тэн допущен к участию в армейской межзвездной операции космического флота СЗФ «Возмездие». Цель: нанесение максимального урона противнику на его родной планете, поиск вакцины от бесплодия».

Узнав достаточно про капитана, Алексей поднялся со стула.

– Я тоже очень хочу домой, но … – вновь услышал он голос геолога.

Увидев проходящего мимо командира, геолог улыбнулся. Алесей отвел глаза и ускорил шаг.

– Алекс! – почти в дверях окликнул геолог.

Алексей не хотел, но ему пришлось остановиться, иначе его поведение выказало бы несуразное оскорбление.

– Да?

– Ты, случаем, не на обед?

Геолог Руди отключил окно связи и подошел к Алексею.

– Я поговорил с домашними, и на радостях у меня разыгрался здоровый аппетит. Ну как, составишь компанию?

Алексей не придумал мало–мальски убедительной причины отказа, поэтому пропустив Руди вперед, пошел следом.

Спустя пару шагов Алексей снова впал в сумбурную задумчивость, пока где–то по пути у него внезапно не вырвалось еле слышно:

– Дочь…

Галерея, по которой шли мужчины, представляла собой глухой проход с равновеликими плоскостями, отчего даже малейший звук отчетливо резонировал. Алексей испугался, что спутник его услышал, однако, Руди, не сбавляя ходу, повернул за угол. Облегченно вздохнув, Алексей свернул следом, но едва не врезался в Руди, который стоял, обернувшись к нему лицом.

– Ну, а что дочь? Марта вроде бы счастлива, вышла замуж, – сказал на выдохе Руди, прикоснувшись к плечу Алексея, и пошел рядом. – Детей, правда… но, с другой стороны, если разбегутся, – сказал он и тщетно поискал кулаком дерево в полностью полимерном коридоре, – не придется делить детей. Я разводился, и мне кажется Марта, а она от первого брака, могла запомнить тот негативный опыт, когда мы с бывшей за нее судились. Знаешь, там… – говорил он, помахивая руками, – наследственность, предрасположенность, хотя, это, наверное, не то... Ну, ты понял в общем. У тебя как?



Илья Букреев

Отредактировано: 01.06.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться