Вель

Среди людей

  Глава 13

Сгоревший лес был страшен. Ни одного живого растения, ни птиц, ни зверей. Сажа, поднимающаяся вместе с пылью, забивающая нос и мешающая дышать. За долгие годы, что Вель жила в этих лесах, она исходила их вдоль и поперек, иногда отдаляясь от дома на несколько суток пути.  До пожара она знала, где можно найти ягоды, где родник бьет из-под земли, но теперь все изменилось. 
Родник удалось найти только к концу вторых суток, когда жажда уже мучила сильнее голода. Здесь она и устроила первый настоящий привал. 
Костер из обугленных веток загорелся быстро. Вель вскипятила котелок воды, бросила в воду горсть сушеных ягод, пожевала немного сушеного мяса, запила ягодным настоем, прикусывая сотовым медом, потом легла на черную землю, подстелив рубаху, сшитую из заячьих шкур, и уснула. Ни комаров, ни муравьев, ни мух, и вообще никаких насекомых.
Проснулась рано, еще только светало. Лежала и думала, правильно ли она идет. Вель поразмыслив, решила, что лес мог загореться только от костра, поскольку гроз с молниями долгое время уже не было.
А там где костер...там и люди. И Вель пошла в том направлении, в котором впервые увидела клубы дыма. Еда быстро закончилась, и только мед, который с кусочком сотов она держала во рту, стараясь как можно дольше растянуть удовольствие, поддерживал силы. 

   На ее пути встретилось озеро. Часть рыбы плавала кверху брюхом, издавая невыносимый смрад, но в озере была и живая рыба. Вель несколько дней провела около этого места, набираясь сил. И снова в путь. Ей встречались сгоревшие животные, но есть их уже было нельзя. И вот, когда Вель уже начала впадать в отчаяние, она дошла до того места откуда начал гореть лес. Черная мертвая земля закончилась, живой зеленый лес, радостно приветствовал ее.
Как приятно дышать воздухом, пахнущим листвой и цветами, а не гарью и дымом. Еще полдня перехода и Вель вышла на дорогу.
Это была именно дорога, а не тропа, проложенная дикими животными. Вель испугалась, слишком долго она не видела людей. Она утроила осторожность, и пошла лесом, не выпуская дорогу из вида, и прислушиваясь к малейшим звукам, раздающимся с той стороны.
Дорога была не слишком оживленной, за весь день, не проехало ни одного человека. А вечером Вель вышла к дому, стоящему на перепутье. 
Она нашла близлежащий ручей, вымыла лицо и тело. Расчесала волосы, заплетя их в косу, надела рубаху с юбкой, сапожки, взяла одну монету, нож, навесы от дверей, хорошо спрятала все остальные вещи и подошла к дому.
Большая усадьба, огороженная забором, широко распахнутые ворота, Вель сдвинулась в сторону, чтобы видеть, что происходит во дворе.
Мужчина средних лет рубил дрова, больше никого не было. Понаблюдав за человеком еще какое-то время,  сочтя его не опасным, Вель вошла в ворота. Она настолько неслышно приблизилась к нему, что, когда подняв глаза, он обнаружил стоящую перед ним девушку, от неожиданности выпустил топор из рук. Впрочем, тут же схватил его, и угрожающе двинулся к ней. 
Она протянула ему железные навесы, и рукой показала, что взамен просит еды. Мужчины с огромным интересом, рассмотрел предметы, предложенные Вель на обмен, и одобрительно хмыкнув, исчез в доме.
Появился через несколько минут, протянул ей кринку молока, ломоть хлеба, и еще два каравая, завернутые в тряпицу. Вель вгрызлась зубами в ломоть. Какая вкуснота! А, молоко? Ничего вкуснее нет на свете. Мужчина с доброй и даже жалостливой улыбкой смотрел на нее, вдруг Вель услышала какие-то незнакомые звуки, где-то далеко-далеко. Она насторожилась, эти же звуки услышал и хозяин дома. 
Он быстро потащил Вель к воротам, что-то обеспокоенно говоря, и всем своим поведением показывая, что она должна убегать отсюда как можно быстрее.Последний жест, изображающий отрезанную голову, не оставлял сомнений, о чем предупреждал мужчина. Он указал ей рукой на восток, и что-то убежденно сказал. Схватив хлеб, она исчезла в лесу.
...Велен Молчун колол дрова во дворе дома, стараясь, как можно дольше, растянуть свою работу. В дом ему заходить не хотелось. А больше всего, ему не хотелось видеть испуганные глаза своей новоявленной жены и ее, затравленный взгляд, которым она его одаривала, стоило лишь зайти в дом.
Женат он был чуть больше месяца, и эта женитьба была для него полной неожиданностью, такой же, как и для его жены. Он работал конюхом в замке графа. До смерти боялся его, как и все, хотя к нему хозяин относился чуть лучше, мать Велена Молчуна была кормилицей графа.
Граф де Ладуэрт был женат уже больше года, но девушка, которую он взял в жены, была столь молода, что священник наложил на него обет не прикасаться к ней, как женщине, в течение года. Когда этот срок прошел, граф, готовясь к роли супруга, в подарок своей жене, повыдавал замуж и удалил из замка всех своих многочисленных любовниц.
Вот таким образом Молчун в одночасье обзавелся женой, и качестве ее приданного коровой, лошадью и добротным домом, стоящим на перепутье, жаль, что дорога была не слишком оживленной. Но он не жаловался, теперь его жизнь была намного спокойнее и безопаснее, чем в замке.
Жестокость графа была запредельной, пытки и казни - самое обыденное дело. А здесь тишина, покой, жаль только, что молодая женщина, которую за него насильно выдали замуж, боялась всего на свете и его в первую очередь.
Он колол дрова, и вдруг увидел девушку, стоящую прямо против него. Худая и щуплая, глаза горели голодным светом. Она протянула ему несколько навесов, Молчун удивился, где она могла их взять, но потом заметил, сажу, въевшуюся в руки, черные пятна кое-где на одежде и волосах, и понял все: дом сгорел, и только это от него осталось.
Вынес молока, хлеб, с удовольствием наблюдал, с какой жадностью она ела. Девушка насторожилась, к чему-то прислушиваясь, и вдруг где-то далеко и он услышал звуки охотничьего рога, спутать которые не мог ни с чем. Звук охотничьего рога графа.
Он показал знаками, что девушка должна бежать, опасаясь не столько за ее жизнь, сколько за ее честь. Граф с понравившимися девушками не церемонился.



Раиса Борисовна Николаева

Отредактировано: 14.06.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться