Веле Штылвелд и Ирина Диденко: Будни душеведа

Размер шрифта: - +

Операционная человеческих судеб. Глава десятая


© Ирина Диденко Путь Возрождения

  • Глава десятая | Ехала я в Иерусалим и Вифлеем по зову собственного сердца, поскольку не могла забыть свой вещий сон из далекого украинского детства, в котором я увидела небесное коромысло, под которым не предстояло однажды в жизни пройти. Для этого у себя в городе я записалась в одну из многочисленных групп паломников, которые регулярно отправлялись в святые места. С одной из таких групп я и вылетела в канун православной Пасхи в Иерусалим.


Боинг 747- уносил нас в далекий Израиль. Полный самолет паломников, все читают Евангелие, и требуют у стюардесс постную пищу, которая на этот случай заготовлена. Пролетаем  Средиземное море, и в 14.10 садимся в Тель-Авиве, в аэропорту Бен-Гурион. Здесь нас ожидает очень долгая таможня и проверка документов. Наконец, паспортный контроль пройден, нас выпускают, берем багаж и садимся в автобус.

Тот Иерусалим, который помнил Христа, перестал существовать в 70 году от Р. Х. Будущий император Тит Флавий взял штурмом город, в котором укрепились восставшие евреи, и сровнял его с землей. Первые христиане, живые свидетели евангельских событий, перед началом осады успели бежать, а вернувшись на руины, вновь отыскали свои святыни: Голгофу и Гроб Господень, сохранив подлинную топографию святых мест до времени императора Адриана.

Приблизительно в 326 году святая равноапостольная царица Елена, мать императора Константина, прибыла по поручению своего сына в Иерусалим. К этому времени гроб Иисуса Христа был вот уже 200 лет как утерян. На месте сада, на территории которого находилось кладбище, возвышалась насыпь Адриана. Христианская община, хранившая память о местоположении святыни, указала Елене на это место. Вместе с Иерусалимским епископом Макарием I святая Елена начала раскопки и указала точное место распятия и погребения Господа Иисуса Христа, а также крест, на котором Его распяли. Константин построил вокруг гробницы ротонду, а напротив нее — длинную церковь в форме базилики. Между ротондой и базиликой находилась скала Голгофа. До сегодняшнего дня сохранились как остатки этих строений, так и подробная переписка императора с епископом Макарием, которому он поручил строительство.

Каждый год десятки тысяч туристов и паломников отправляются в Иерусалим для того, чтобы пройти стопами апостолов. Святые места ценны тем, что рождают некий отклик в человеческой душе: от простого воспоминания до настоящей перемены мировоззрения. На некоторых это производит столь сильное впечатление, что они и сами становятся «апостолами». Местные психиатры даже ввели специальный термин для обозначения этого явления — «иерусалимский синдром». Впрочем, подобные расстройства отмечены и в других особо почитаемых городах, таких как Мекка и Рим.

И они же дают совет - не надо спешить с приведением подобного человека в чувство, ведь через некоторое время это и так произойдет само собой. Если он несколько часов повоображает или на самом деле почувствует себя причастным Христу, то кто я такой, чтобы говорить ему, что это не так? Другое дело, если он решит, что может летать. Тут надо его успокоить: “Христос этого не делал, и тебе не стоит”. Главное — уберечь человека от физического вреда.

Реально с глубин истории дошли до нас о времени казни Иисуса самые невероятные предания. Вот только одно из них. Предание гласит, что когда Христа вели, чтобы предать его мучительной казни, орудие казни, тяжелый деревянный крест, он нес на себе. Путь его к месту распятия был тяжел и долог...

Изнемогающий Христос хотел было прислониться к стене одного из домов, чтобы передохнуть, но хозяин этого дома по имени Агасфер не разрешил ему.

- Иди! Иди! - прикрикнул он под одобрительные взгляды фарисеев. - Нечего отдыхать!

- Хорошо, разжал спекшиеся губы Христос. - Но и ты тоже всю жизнь будешь идти. Ты будешь скитаться в мире вечно, и никогда не будет тебе ни покоя ни смерти...

Возможно, предание это было в конце концов забыто, как и многие другие, если бы после этого из века в век то там, то здесь не появлялся человек, которого многие отождествляли с личностью бессмертного Агасфера…

В храме Воскресения Христова, более известном как храм Гроба Господня 42 придела (включая те, что на крыше), принадлежащих представителям шести конфессий: православные (русские, армяне и греки), монофизиты, католики.

Ключи от храма хранятся у уважаемой мусульманской семьи Джудэ (Joudeh), которая с 1109 года выступает в качестве третейского судьи в межконфессиональных спорах за храм. Хранителем врат является другая семья — Нусейбе (Nusseibeh).

Почетная обязанность передается в обеих семьях от отца к сыну. Каждое утро глава семьи Нусейбе берет ключ у семьи Джудэ и отпирает массивную створку двери. Целый день он следит за порядком в храме, а на закате стуком медного кольца выгоняет последних туристов их храма и снова запирает дверь.

По словам нынешнего главы семьи Нусейбэ, Ваджи Нусейбэ, различные конфессии постоянно спорят друг с другом. «Вот, например, гробница Иосифа Аримафейского, – показывает мне Ваджи закопченную пещеру. — На нее претендуют одновременно и армяне, и сиро-яковиты. Спорящие стороны не могут договориться, кто и как будет его ремонтировать, и в результате помещение находится в самом плачевном состоянии. Похожая ситуация в самом храме». За свой краткий рассказ Ваджи просит скромное вознаграждение в 100-200 евро, но удовлетворяется и двадцатью шекелями.

«Своими» на улицах города иногда оказываются даже те, от кого меньше всего этого ожидаешь. Помню, в последний день я стала покупать подарки и сувениры, желая потратить остаток израильской валюты, и так увлеклась, что не заметила, как осталась с шестью шекелями в кармане. Иными словами,  без обеда. Это был первый солнечный день в Иерусалиме, и в пятнах солнечного света можно было увидеть пригревшихся на солнышке арабов, пьющих дымящийся кофе из своих маленьких стеклянных стаканчиков. Одну такую компанию я принялась фотографировать, и у нас завязалась беседа. Они угостили меня горячим кофе без сахара, и я несколько приободрился и продолжил путь.

Русская речь звучит в Иерусалиме издавна. Русская Духовная Миссия в Иерусалиме была основана в 1847 году постановлением Святейшего Правительствующего Синода и с согласия императора Николая I. Этому предшествовала многовековая история русско-палестинских духовных связей.

Благочестивый русский народ, приняв христианство, изначально воспринял призыв ангела прийти и увидеть место, где лежал Господь (Мф. 28:6), как обращенный ко всем христианам. Вскоре после крещения Руси одно из первых посольств было направлено князем Владимиром в Иерусалим. Столетием позже (в 1106–1107 гг.) знаменитое хожение в Святую Землю совершил игумен Даниил, который затеплил у Гроба Господня лампаду «от имени всех князей русских» и первым из наших соотечественников описал схождение благодатного огня в Великую субботу.

Ближний Восток занимал серьезное место во внешнеполитических устремлениях правителей России Иоанна III, Иоанна IV, Петра Великого, Екатерины II и Александра I.
Само учреждение Русской Духовной Миссии было вызвано потребностью облегчить тяжелое положение русских паломников, тысячами прибывавших в Святую Землю и долгое время не имевших достойного пристанища и возможности пастырски окормляться на родном языке, а также стремлением поставить на систематическую основу оказание содействия местному православному населению.

Сегодня поддерживается и развивается заложенная еще в XIX веке традиция активного присутствия русского монашества на Святой Земле.

Несут свое служение сестры Горненского монастыря, построенного на месте встречи Пресвятой Богородицы с праведной Елизаветой. Монахини оказывают значительную помощь Русской Духовной Миссии во всех сферах ее деятельности. Они трудятся на подворьях, помогают в проведении богослужений, в приеме и размещении паломников, в организации и проведении для них экскурсий по святым местам. Некоторые из монахинь, владея еврейским или греческим языком, оказывают содействие в осуществлении представительской деятельности Миссии.

В юрисдикции Русской Зарубежной Церкви находится Спасо-Вознесенский женский монастырь на горе Елеон, в котором сегодня проживает около пятидесяти сестер разных национальностей. Среди них инокини русского, арабского, румынского, эстонского, австралийского и немецкого происхождения. Насельницы монастыря заботятся о прибывающих в это святое место паломниках и несут молитвенный подвиг, читая неусыпаемую Псалтирь в часовне во имя святого Иоанна Крестителя, воздвигнутой на месте обретения его честной главы.

Осуществляется монашеское служение при храме святой равноапостольной Марии Магдалины в Гефсимании, где ныне покоятся мощи святых преподобномучениц Великой княгини Елизаветы и инокини Варвары. Сестры этого многонационального монастыря, находящегося в юрисдикции Русской Зарубежной Церкви, занимаются изготовлением церковных облачений, церковной утвари и ладана.

Наше паломничество длилось четыре дня. 

Группа наша большая – 47 человек, поэтому в автобус усаживались долго. Приехали в гостиницу, и снова томительно ожидали в холле отеля, на этот раз – расселения… А в это время в Троицком соборе уже начиналась служба.

Поторопив гидов, все же попали на Богослужение, как раз к середине первого Евангелия, и отстояли до конца. В Русской Духовной Миссии служат не быстро, но с сокращениями. Хор мужской, поет вполне прилично, все было молитвенно и чинно. Присутствовало много паломников. Очень много! В храм было не войти, мы еле протиснулись. Многолетны пелись с упоминанием Феофила, Святейшего Патриарха Святого града Иерусалима и всея Палестины и проч.

Впечатлений от Иерусалима множество, описать все просто невозможно, и народу столько же сколько и впечатлений. Ходили Крестным ходом по «Виа Долороса». И хотя последний земной путь Христа несколько отстроен в более позднее время, но ощущения возникают самые реальные. Ведь шествие в этот раз возглавлял не Патриарх, а один из митрополитов. И вообще, сегодня день был посвящен в основном Крестному пути Спасителя и всему, что с ним связано. 

Закончился день в храме Гроба Господня. Голгофа, камень миропомазания, Гроб Господень – словами не передать, колоссальные впечатления! Самое интересное, что мы попадали во все Святые места согласно времени происходивших событий. Причем, это не планировалось, все как-то само получилось, по воле Божией.

Когда идешь Крестным путем в Великий Пяток, отчасти понимаешь, что испытывал Спаситель, когда шел в базарный день города по его тесным, полным народа, грязным улицам, окровавленный, под палящим солнцем, сжимаемый со всех сторон народом, сострадающим, участным Его судьбе или вовсе безучастным, занимающимся своими делами, торгующим и кричащим.
    
Фильм Мэла Гибсона не передает, увы, этого ощущения. Тюрьма, где провел ночь Спаситель – и вовсе леденящий душу ужас!

В первый день нас водили и на Лифостротон, а это подлинные камни, по которым ходил Господь, там, где Пилат вывел Его на суд перед толпой. Этот каменный помост находится в подвале монастыря францисканского Сестер Сиона, вход там платный, но не дорогой. Вход туда совсем рядом с аркой "Се Человек" и Темницей Христа. Но туда я ходила уже на другой день, благо у меня был "Спутник паломника", где говорилось об этом месте.

В Вифлееме православная Литургия служится каждый день в 6.00, до завтрака в отеле, мне же удалось ещё с  вечера исповедаться у сопровождающего группу священника - в Лавре Саввы Освященного. Лаврских келий в Иерусалиме великое множество. И живут в них обычно отдельные монахи, над которыми не существует монастырского единочальства. Потому что прилепились они к пути Господнему.

Я же решила,  что выспаться можно и дома, и сходила ещё на службу в Вифлееме. Служат её прямо в пещере Рождества, престол же установлен прямо над Звездой. И жертвенник - он же. Теперь с душевным трепетом  вспоминаю я и всенощной  службе на Русском Подворье в Иерусалиме, с которым свыкаешься как с абсолютно родным сердцу городом уже на вторые сутки.

В Вечном городе словно  ничего со времен Спасителя не изменилось. Как было тогда, когда Он в Свое время шел по этому пути, так и сейчас. Лавки не закрывались, народ наперебой предлагал «купи крестик – уан доллар» (как вариант: воду, открытки и проч.) То что связано с торговлей и деньгами, здесь не прерывается никакими событиями, по крайней мере в старом городе. (кроме шаббата, конечно).

Побывали на церемонии благодатного огня. Я вам скажу, друзья мои, – это нелегкое испытание. Первое, что надо сделать – положится на Бога и отказаться от желания непременно, и во что бы то не стало попасть. Второе – пойти в Русскую Миссию на службу, которая начинается в 2 ночи и заканчивается около 7 утра. И после ее окончания нужно идти в старый город к храму Гроба Господня. Тут возникает самая главная проблема. Несколько улиц сливаются в одну, с очень маленьким входом во двор храма. Если учесть что на Благодатный огонь кто только не идет, можно себе представить, количество народа, которое скапливается в этих улочках. Улочки перекрыты местной полицией и ОМОНом. Набирается много народу, кто-то стоит, кто-то лезет вперед, но не пускают. 

Мы удачно пристроились за отрядом ОМОНа, который двигался к заслону на помощь своим, и добрались до барьера. С одной стороны это было удачно, с другой – едва не закончилось плохо. Перед нашим носом закрыли проход и не открывали больше полутора часов, и мы (я, моя матушка, и паломница) оказались прижаты к металлическим барьерам. Народ напирает, ОМОН с другой стороны сдерживает, крики, ругань, вопли. В общем, думал, задавят. Обратно выбраться было нереально. С Божией помощью, мы все же прорвались, но нужно было еще войти в храм. Удивительно, но это оказалось проще, и мы потратили минут 10, тогда как на предыдущий этап – почти 3 часа. Началось напряженное ожидание. К Кувуклии подойти было нереально, поэтому мы остановились в некотором отдалении от нее, ее саму не было видно, но было видно всех тех, кто вокруг нее находился. Уже одно то, что мы оказались внутри храма в этот день – счастье!

Когда в Кувуклии молился Патриарх, то по всему храму были видны сполохи похожие на молнию, фотовспышки так не отсвечивают на стенах, они дают рассеянный свет или отсвет, а тут вспышки были в виде маленьких молний. Это я действительно видела. Огонь не обжигает первые несколько минут. Но все же довольно горячий, так что можно и обжечься, но все равно, если просто зажечь пучок свечей то обращаться с ним как с тем, который бывает в Храме – нельзя. Огонь распространяется очень быстро в народе, и это тоже сопровождается некоторыми световыми явлениями, в виде белого свечения, но очень недолгого. 

Надо заметить, что первые дни в Святой земле, пик поездки-паломничества, конечно, были посвящены Страстной неделе и Пасхе, тем святыням, что с ними связаны. И поэтому, все последующее воспринимается через призму пережитого и увиденного, и кажется «меньшим»(в сравнении, конечно), что немного жаль. Вот если бы наоборот, тогда все бы было на своих местах. Ну да как дал Бог, итак все кажется таким невероятным, почти как сон!

В Галилее все близко и связано. Место Нагорной проповеди, которую слушало около 15 тыс. человек находится в километре от места Умножения хлебов и рыб (там находится католический монастырь, в нем базилика с известнейшей мозаикой двух рыб и корзины с хлебами). Чуть ближе к озеру – место Призвания ап. Петра. Сам ап. Петр изображен в католической церкви, находящейся на этом месте, в одеянии римского первосвященника. Ну а для нас, православных, на этом месте звучат слова Спасителя относительно важнейшего критерия священства – любви к Богу и людям.

Далее на нашем пути был и дом ап. Петра, где Христос исцелил его тещу, и синагога, в которой проповедовал Господь, и дом, в который, друзья расслабленного, разобрав крышу, спустили на ложе его самого, и Христос исцелил его. Удивительно, ходишь в руках с Евангелием, как с путеводителем.

Ну а закончили мы день хождением в лодке по Галилейскому морю, тоже в руках с Евангелием. Кораблик остановился на середине, и мы прочли Евангелие о всех тех чудесах, которые совершил Господь на море Тивериадском. Удивительное блаженство и спокойствие от присутствия Господа ощущаешь в этих местах. Благодатная земля. Начинаешь понимать, почему только в ней и больше нигде возможно чудо Благодатного огня.

Было и утешение для паломников в виде рыбки Петра, которая водится в этом озере. Вкусная рыбка. И еще одному паломнику исполнилось 60 лет. Так что мы поздравили его, и, вкусив рыбы, отправились в гостиницу.

В тот день самолетом я возвратилась в Германию. Очистительный путь под небесным коромыслом был мною пройден. Надлежало жить со светлым чувством произошедших со мною на Святой земле перемен дальше.

В памяти почему-то розы моховые на бесконечной аллее Крови в будущее людское… и тоненькая тропинка наших Надежд на Грядущее. Аминь!

А мы прошли за Иордан, — нас жизнь вела. 
Кто выбрал путь, тому был дан сквозь плевела 
великий план — за Иордан — пронзает зор, 
славянской вязи письмена — судьбы узор.

У предков — истина в крови, у нас — в душе, 
немые храмы на крови скорбят в клише... 
Вселенский план — кто вышел в сан, тот выбрал зов... 
Кто мудрость звал, тот выбил сам из вещих слов... 

Кто верит в зов, кто верит в сов, кто верит в сны... 
Но мы не совы — нам дожить бы до весны! 
Да, мы — не совы, что сычать нам на судьбу? 
Великий труд — души улов у нас на лбу.



Веле Штылвелд

Отредактировано: 25.02.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться