Велесов сад

Font size: - +

Часть вторая. О неспокойном сердце

***

В Озёрный край Радомир явился не просто так. Искал добрый молодец покой и сон; долго искал. Куда только не заглядывал, под какой юбкой… то есть, в чьей только избе не смотрел! Нету!

Потерял бывший купец радость жизни. Страшное дело: стало ему мало. Всего мало: солнца, дороги, бурления в крови и страха в жилах… И слова-то иного не подберёшь: угораздило!

Угораздило когда-то встретить тощую вертлявую девчонку с хитрыми глазами, угораздило получить за неё оплеуху, угораздило…

Радомир привычно двумя пальцами коснулся некогда сломанного носа и криво ухмыльнулся: здесь давно уже не болит, а вот в другом месте…

Саднит, стучится, требует заполнить чем-то неведомым.

Не нашлось его сердцу покоя ни на тракте, где раньше с друзьями, Толстым и Тонким, сбывал товары, ни в столице, вдруг начавшей процветать, открывшей ворота гостям при новом городничем, до сих пор не признающим свою должность: дескать, некогда старому Бересту Городищем заниматься, едва сил достаёт на болящего сыночка.

В Озёрном краю Радомиру были рады. Нет, не в деревеньке, из которой он ныне спешил убраться, не то чтобы в страхе оглядываясь, но всё ж таки и не медля. Радовались ему в волчьем селении, где уже и не ожидали увидеть того, кого чуть живота не лишили по приказу злобной лиходейки.

Данко стал неумелым вожаком. Молодым, глупым и очень уж гордым. Худшим, чем мог бы стать Серый. Но лучшим, чем стая видела за все эти годы.

Оборотни боле не прятались в глуши. Нет, конечно, людям свою звериную суть они не раскрывали, но и за ворота выглянуть больше не боялись, как и впустить внутрь одинокого путника.

Стая обрадовалась Радомиру. Радомир обрадовался стае. И ушёл.

Долгие недели молодец искал место, где сердце перестало бы трепыхаться в ожидании неизведанного. Думал, найдёт среди волков, да куда человеку к оборотням? Помяли друг дружке кости, выпили хмельного мёда. А дальше-то что?

Мало.

Мало волчьего селения, мало огромной страны Пригории, целого мира мало Радомиру, влезшему в чужую тайну. Пошутил Велес: переплёл его путь с дорогой волков. А к добру ли? К худу ли?

- Что, Чернушка, куда теперь путь держать?

Радомир опустил ладонь на рогатую козью голову. Защитница фыркнула, чтобы дурень не решил вдруг, что прощён, но отстраняться не стала: она тоже не знала, куда дальше. И тоже тосковала о чём-то.

Когда друзья-оборотни отправились домой, в родные Выселки, Радомир увязался с ними, уверенный, что поступает правильно. А куда ещё? Не к купцам же! Забыть о приключениях, о богах и героях, о волках и страшной Марене?

Нет уж, дудки. Жизнь должна была, обязана забурлить, как вода в огненной реке Смородине!

Но не вышло. Смотреть каждый день за чужим счастьем, наблюдать, как дикая, злобная волчица становится ручной и ластится к мужу, как всё сильнее заволакивает её очи, некогда полные искрящейся свободы, спокойное, домашнее, правильное…



Даха Тараторина

Edited: 19.12.2018

Add to Library


Complain