Великий маг Каладиус. Хроники Паэтты. Книга Iv

Размер шрифта: - +

Глава 51. Тайные знания

Каладиус был обрадован и разочарован одновременно. С одной стороны – он добился своего, получил доступ в святая святых Ордена чернокнижников, его архивы, доступные лишь немногим. С другой – значительная часть этих архивов составляли всё те же набившие оскомину списки с трудов древних магов, которые можно было бы отыскать и в его собственной библиотеке. Кроме того, количество книг было столь велико, что те ценные крупицы, необходимые ему, были погребены под завалами неинтересных книг, подобно тому, как небольшие самоцветы теряются в необъятной массе пустой породы.

Тем не менее, великий маг с большим энтузиазмом принялся за работу. Он жалел лишь об отсутствии Ликатиуса – тот, привычный к архивной работе, мог бы здорово облегчить его труд. Однако присутствие латионского мага было совершенно неприемлемо – магистр Саувал и так был не в восторге от случившегося, ощущая себя комендантом осаждённой крепости, в которую почему-то вдруг впустили лучшего вражеского воина только потому, что тот нацепил цвета защитников.

Каладиус долго думал, как ему поступать дальше – игнорировать ли эту неприязнь со стороны новых соратников по Ордену, ведь, по большому счёту, ему было всё равно, как к нему относятся эти люди, впрочем, как и все остальные. Но также великий маг понимал и то, что в данной ситуации лишь они могут стать его помощниками, потому что в противном случае могут уйти месяцы, а то и годы, прежде чем он сумеет раскопать свою золотую жилу.

В итоге он всё же решил попытаться навести мосты в первую очередь с магистром Саувалом, а также и с другими высокопоставленными членами Ордена. На их хмурые лица он отвечал располагающими улыбками, на недовольное молчание – дружескими словами. Он охотно отвечал на любые вопросы, не ожидая ответов на собственные. Каладиус хорошо разбирался в работе с артефактами, и с готовностью выдавал свои секреты. Кроме того, он не забывал и о самом чудодейственном средстве – вине.

Саррассанцы не особенно жаловали северные вина, поэтому великому магу пришлось приложить некоторое старание, чтобы раздобыть лучшие и любимые сорта кидуанских и пунтских вин. И теперь он не появлялся в башне Кантакалла без двух-трёх экзотических бутылок. И это имело успех – многим его новым коллегам пришлись по вкусу более сдержанные и тонкие нотки этих незнакомых прежде вин. Не прошло и двух недель, как тот же мессир Саувал сделался страстным поклонником биррийского.

Мало что сближает двух гурманов лучше, чем общий любимый сорт вина. Постепенно Каладиус растопил лёд недоверия. Когда было нужно – он умел быть невероятно обаятельным. Кроме того, как бы то ни было, а ореол легендарности, которым был овеян древний волшебник, явно льстил самолюбию тех, кого он почитал своим общением.

При этом к своей главной цели великий маг пока ещё не приблизился ни на йоту. Все эти бесконечные стеллажи с книгами, свитками, стопками листов мало чем отличались по содержанию от библиотеки Академии. Значительная часть их была написана на саррассанском, но главный библиотекарь, весьма благоволящий к Каладиусу, охотно переводил ему наименования, а иногда, если требовалось, и целые выдержки из них.

Но всё это было не то. Каладиус точно знал, что где-то здесь должен быть ещё один архив, куда более секретный. Однако же было ясно, что пока что его туда не пустят. Нужно было продолжать пускать корни в Орден, обзаводиться знакомыми, приятелями и почитателями, ну а параллельно с этим работать в библиотеке.

Иногда великий маг делал записи, чтобы позже дать их на обработку Ликатиусу. Надо сказать, что чернокнижники не слишком-то одобрительно смотрели на это, но помалкивали. Несмотря на то, что Калдаиус был только принят в Орден, по своей силе и своей легендарности он вполне уже мог претендовать на высшие ступени в иерархии. Это понимали все, а потому без нужды не спешили ссориться с человеком, чьё могущество было подтверждено множеством легенд и хроник.

К сожалению, среди чернокнижников было мало экзальтированных фанатиков, и никто здесь не считал Каладиуса Асшиани. Это несколько огорчало, ведь в противном случае всё могло бы пройти намного проще. Но и разыгрывание из себя добродушного и открытого человека понемногу начинало приносить плоды. Теперь уже сразу несколько адептов то и дело увивались в библиотеке, с готовностью выполняя любую просьбу великого мага. Они отыскивали, сортировали, переводили. Увы, но пока что всё это не приносило результатов.

Прошло больше месяца, когда Каладиус наконец решил, что главный библиотекарь Ордена Мулисиал готов к откровенному разговору. Естественно, по замыслу великого мага, этот разговор был невозможен без двух-трёх бутылок старого биррийского.

– Вы понимаете, друг мой, что я приехал сюда из Латиона совсем не для того, чтобы сдувать пыль с ваших фолиантов? – заговорил он после того, как одна из бутылок была опустошена, а половина содержимого другой переместилась в бокалы. – Всем известно, что Орден чернокнижников обладает уникальными знаниями, и я уверен, что они содержатся не в этой библиотеке.

– Всё это так, мессир, но, боюсь, мне не стоит распространяться на эту тему, – осторожно ответил Мулисиал. – Я – всего лишь библиотекарь, и подобные разговоры вам нужно вести не со мной.

– Хорошо, тогда я сам вам расскажу то, что я думаю. Тогда получится, что вы ничего мне не рассказывали, и ваша совесть будет спокойна.

Мулисиал лукаво улыбнулся и кивнул.

– Полагаю, что некогда один маг, а может быть – целая группа магов, отправились в Тондрон и каким-то непонятным мне образом получили возможность обучиться либо у самого Чёрного императора, либо, что вероятнее, у кого-то из Двенадцати Герцогов. Вернувшись, эти маги начали собственные исследования в направлении, которое было недоступно для тогдашней магической школы ранее. И эти знания вскоре монополизировал узкий круг лиц, назвавший себя Орденом чернокнижников.



postsabbath

Отредактировано: 29.09.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться