Великий охотник

Размер шрифта: - +

Великий охотник

Вы когда-нибудь встречали рассвет над океаном в полном одиночестве?

Петри сложно было назвать жаворонком, но если выпадал шанс — он не тратил время на завтрак и сразу шел наружу, чтобы полюбоваться восходом солнца. 

Этим утром он успел к самому началу. Выскочив из пещеры, Петри прошелся по влажной траве, подобрал веточку из-под ног, а затем уселся на камень на краю обрыва и подставил лицо теплым солнечным лучам. 

Над океаном разгорался пожар. Солнце окрасило небо во все оттенки красного и оранжевого. Рассматривая силуэты облаков, Петри щурился. Сегодня определенно будет хороший день. Над ним пролетели две чайки и он помахал им рукой. Где-то внизу, под обрывом, тюлени лениво потягивались на камнях и по очереди валились в воду, чтобы принять утренний моцион и приняться за охоту.

Петри охоту терпеть не мог. Конечно, он знал что мужчина в его возрасте обязан быть умелым охотником. Его сверстники с удовольствием брались за копья, обнимали своих жен и уходили за добычей. Когда им улыбалась удача, все племя радовалось и сами они радовались и плясали от счастья. В такие дни все, кроме него, были счастливы. Петри не боялся животных (ну ладно, некоторых все же боялся) и не боялся их убивать. Он просто не любил этого делать.

Зачем уничтожать смешных тюленей, которые даже не понимают, что человек может убить их одним метким ударом копья? Почему надо охотиться на коз, которые с любопытством смотрят на подкрадывающегося охотника? И что такого ужасного сделали человеку пеликаны? На эти вопросы у него не было ответов. Кроме того, что убить их легче, чем медведей или гиен. Лично ему хватило бы и фруктов с яйцами. Для того, чтобы украсть яйцо, никого убивать не нужно.

Болтая ногами и размышляя об этом, Петри не заметил, как наступило утро. Он понял, что из пещеры уже доносятся голоса и запахи. А затем он услышал голос Чипо, своего друга:

— Опять мечтаешь? Пойдем завтракать, сегодня у нас жаркое!

Уже на входе в пещеру он тихо бросил ему через плечо: 

— Шаман сегодня не с той ноги проснулся, имей в виду.

По дороге к очагу Петри услышал знакомый детский плач и решил посмотреть что случилось в его шатре. Дома его встретила встревоженная жена, которая пыталась накормить малышку остатками вчерашней каши. 

— Ты знаешь, что крысы опять испортили все наши запасы? Их и было-то немного, а сейчас я просто не знаю что делать. Через пару дней мы останемся голодными, Петри!

Она заплакала.

— Почему ты не можешь быть таким как все? Посмотри на соседей, у них всегда есть еда, вчера я видела как Хайла готовила бараньи стейки. Пока ты пропадаешь непонятно где, я вынуждена сидеть с Илей и помирать от запахов еды, вкус которой я уже забыла. Горе мне, позор на всю пещеру.

Петри все это слышал уже раз двести или около того. Иногда он отвлекался во время охоты и его добычу забирали другие охотники. Временами он просто уходил куда глаза глядят и пока племя проживало свой обычный день, сидел и смотрел на океан. А по вечерам, когда все собиралось у костра, он рассказывал истории о том, что видел за день. Или тихонько исчезал, прихватив с собой уголек, и рисовал. Собственно, выживали они только потому, что у него были снисходительные друзья и Шаман по какой-то странной причине его терпел. Когда еды было в достатке, с ними делились. Не самыми лучшими кусками, но жаловаться было грех.

Что с того, что у них не самые новые шкуры? Обновлять гардероб ради того, чтобы позлить соседей — это было выше его понимания. Они живут в теплой пещере, где температура круглый год позволяет ходить в одной повязке. Жена бесится потому что подружки одеваются лучше, но его это мало беспокоило. Он любил жену даже без шкур. Иногда бывали тяжелые времена, и тогда они и правда голодали. Жена начинала жаловаться больше обычного, а теща смотрела на него так, что он был готов провалиться сквозь землю. Тогда приходилось "браться за ум", как любил говорить Чипо и они вместе шли на охоту. Чипо терпеливо объяснял ему как держать копье и с какой стороны нужно заходить за спину ничего не подозревающему козленку. Но каждый раз он забывал все до следующего раза и потом долго жалел о том, что пришлось снова взяться за оружие.

Шаман нетерпеливо постукивал посохом и ждал пока Петри доест свою порцию.

— Ты долго будешь ковыряться в зубах? Сегодня важный день и даже такой бездарь как ты будет полезен. Неси сюда уголь и краску, живей.

Петри молча схватил последний кусок и пошел за инструментами. Возмущаться на такое обращение от шамана было бесполезно и даже опасно, в какой-то момент он привык. Шаман не любил умников и любил покорность. Тех, кто считал что Шаман великий человек, он поощрял, остальные либо были уже мертвы либо ушли из пещеры куда-то на восток. 

— Слушай меня, племя! Приближается день солнцестояния. Всы мы знаем что после этого дня солнце пойдет на убыль. Ночи станут прохладнее, а добычи станет меньше. Многие звери осенью уйдут, птицы улетят в океан и вернутся только после долгой зимы. Сегодня день ревизии. Нам нужно подсчитать сколько людей проживет до весны и сколько запасов нам нужно сделать. Сильные мужчины помогут перенести запасы в прохладный угол пещеры. Женщины помогут подсчитать нам зерно и коренья. Дети переберут орехи.

Шаман перевел дух и заметив Петри с инструментами, набрал воздуха для последней фразы: 

— Ну а тот, который ни на что другое не способен, будет все это записывать и постарается ничего не перепутать как в прошлом году.

Ну да, как же. До того, как Петри придумал записывать запасы, вместо того, чтобы их запоминать, частенько случались накладки. Когда он был еще ребенком, человек, который занимался подсчетами, неудачно подвернул ногу и упал со скалы во время охоты. С ним племя потеряло не только опытного следопыта, но и все знания о временах года, движении звезд, лечении и многих других полезных вещах. Затем появился Шаман, который на охоту больше не ходил, но часто путал какие коренья нужны от кашля, а какие от боли в животе. Когда Петри предложил записывать важные вещи на камнях, его подняли на смех. Правда, через пару дней Шаман позвал его к себе и приказал приготовить краску. Кажется с того момента его авторитет, если это можно назвать авторитетом, немного поднялся выше земли. Впрочем, там он и замер навсегда.



Добрый волшебник

Отредактировано: 18.12.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language:
Interface language: