Великий Там

Шестая глава

ЧАСТЬ ВТОРАЯ

 

В такие дальние дали забредал Там, что из великого множества поселений давно уже не помнил ни одного точного названия. Не запоминал он и имен, а все пёстрые, самобытные обряды словно переплелись меж собой в один грандиозный и нескончаемый праздник.

Там начинал понимать, что он один такой путешественник, кроме АМА. С ним хотят говорить люди, желающие знать о мире, но вот уж странно, никто даже не думает покинуть родной край, чтобы увидеть всё собственными глазами. Порой от этого становилось грустно, но любые серые мысли улетучивались, стоило только снова отправиться в путь.

Там никогда не подсчитывал прожитых дней, он шел вперед и не пропускал ни одного удивительного места, заходил в каждое поселение, будь оно даже длинною в три хижины. Встречались такие места, что больше походили на города, и однажды, в сезон дождей, путник обрел ночлег именно в таком большом поселении.

Как и везде, быстро его заприметили у ворот, впустили, накормили и повели в домик для АМА. Случалось, в некоторых поселениях Тама принимали и располагали в хижине вождя, если, конечно, был вождь, у всех ведь по-разному. Великий мудрец никогда не жаловался на прием.

Было уже поздно, поселенцы давно легли спать, так что ужин Таму собирали жрецы. Получилось не очень-то разнообразно, и сетовали они, что не могут пока встретить гостя торжественно, но обещались исправиться завтра поутру. Ничего не сказал Великий, а только кивнул, жрецы попятились назад. Оставшись в одиночестве, скинул с себя Там пёстропёрое одеяние, завалился на мягкий настил, потянулся всласть и уснул.

После продолжительных скитаний Мудрейший спать мог долго, и никто не в силах был его потревожить. Поэтому, когда он все же приоткрыл глаза, то обнаружил в домике двух жрецов. Мужчина держал в руках широкое круглое блюдо с разными фруктами, а женщина с любопытством смотрела на спящего.

- Хе-хе, вот и угощеньица подоспели, - спросонья захрипел Там. С перепугу мужчина чуть не уронил блюдо на землю, а женщина зажала рот руками, и оба юркнули за занавесь.

- Быстро же убежал мой завтрак, хе-хе, - улыбнулся он и щелкнул языком. Вскоре, вместо двух первых жрецов появились другие. Почтенно поприветствовали они мудреца, поставили перед ним глиняный кувшин и большое блюдо.

- Отведайте со мной, – попросил их Там. - Да вчерашнее прихватите, я не голоден был, а сейчас – даже очень! Хе-хе. Ну, не жмитесь по углам, давайте побеседуем.

Долго расспрашивали его восхищенные жрецы. К ним скоро присоединились и другие пришедшие проверить, как чувствует себя прославленный путешественник. Скоро в домике стало тесно, ведь всем был рад Там, а людям хотелось послушать. Много диковинного было рассказано, день пролетел незаметно, уж и вечер настал, а Мудрейший не успел даже из домика выйти. Когда жрецы поняли это, то долго просили простить их, обещались исправиться завтра поутру. На следующий день все повторилось. Люди в поселении поговаривать стали, не подтрунивают ли над ними жрецы, гость-то не показывается, но на третье утро Великий в полном пернатом облачении вышел из домика, и народ возликовал, как если бы Там был АМА.

Его подвели к высокому, массивному пню, подставили лесенкой другие маленькие пенечки, и он взошел по ним наверх, дабы все могли видеть и слышать. За многие года скитания понял Там, как надо говорить с людьми, чтоб те ловили слова, и все бы им было мало. И пел он, и пританцовывал, показывал самые изумительные обряды дальних краев, хотя, конечно, что-то уж точно путал.

В преддверии ночи, когда люди очень устали, но все еще ждали чего-то большего, ярчайшего и совершенно не желали расходиться, Великий Там вдруг замолчал, оглядел всех серьезным взором и в воцарившейся тишине изрек:

Я многое сказал, и многое еще скажу,

Я в души ваши и сердца давно проник.

С родного края по сей день - один брожу

И думаю, мне нужен ученик.

 

Готов из вас я одного избрать:

Из тех, кто храбр, горд, красив, умен.

Я обещаюсь имя завтра вам назвать,

Когда светило изойдет зори огнем.

 

Тут он по-мальчишески во всем оперении спрыгнул с пня на землю и неуклюже побежал к домику АМА, никто опомниться не успел, как он скрылся. Только теперь поняли люди, о чем говорил Мудрейший. Кто-то зашептался, кто-то закричал от радости, но гул поднялся такой, что сразу стало ясно: уснуть сегодня ночью смогут лишь малые дети.

Несколько жрецов сунулся было в домик к Таму, но путешественник запротестовал:

- Никаких объяснений! Сам все утром расскажу.



Урубезава Дария

Отредактировано: 15.11.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться