Великий Там

Девятнадцатая глава

- Как-то пусто... – потрясенно промолвил Лоо.

Их никто не встретил. Единственными людьми, заметившими приход Мудрейшего, были та самая девушка и смотритель-глашатай, что спускался теперь со своей обзорной хижины.

- Вымерли все что ль? - Син уже вполне оправился от падения Тама и стал собой, а думать над словами было не в его привычке.

Смотритель подбежал к путникам и, не отдышавшись, пал на колени перед Тамом:

- О, Великий! Какое счастье для поселения нашего...

- Да уж, я прямо диву даюсь, что за ликование охватило людей, - не унимался Син. - Щас уши заложит от криков! Где, спрашивается, люди?

- Люди будут, скоро вернутся. Сегодня же, вечером. У нас в поселении праздник сокрытого Солнца, великий день! Все ушли, меня только оставили, и не зря, как оказалось. Так что пока тут только я и... Миа-са! Выходи, нет смысла прятаться. Я видел тебя!

Девушка с лентами в волосах вышла из-за спины Хар. Она не сильно-то желала показаться.

- Почему ты не крикнула, что Там упал, раз увидела его раньше меня?

- Ну, упал человек, и что с того?

- Да, ты! Знаешь ли ты, кто это перед нами? И почему ты не поклонилась!? - смотритель приблизился к девушке, схватил ее за руку и потянул к земле, заставляя склониться. - Это Великий Там, негодная! Должна же ты знать про Мудрейшего?

- А что, Мудрейшие теперь не падают? - резко оборвала его Миа-са и выдернула тонкую руку из заключения. Глаза Тама сверкнули.

- Ах, ты! Ты!! - у смотрителя не хватало таких слов, каких можно было бы сказать про девушку в присутствии Великого Тама, и он лишь прошипел: - Сгинь в свою хибару! И носа не высовывай, пока жрецы не придут!

Девушка насупилась и ушла прочь, потирая запястье. Хар хотела пойти за ней, но Лоо вовремя ухватился за плечо подруги:

- Не надо, это их дела, а мы ничего не знаем.

Смотритель еще долго извинялся за сказанное девушкой и попутно показывал дорогу до самого большого дома в поселении. Там он оставил путников и забегал в поисках воды, еды и чего бы то ни было, что могло бы пригодиться именитому гостю. Лоо осмотрел ноги Великого, и нашел их в скверном состоянии: ступни опухли, икры одеревенели, и, в целом, выглядели хуже, чем даже ноги Сина. Там поглядывал на стопы с явным недовольством:

- Эх, и как я теперь?

- Понесем. Если надо будет, - отчеканила Хар.

- Хе-хе, ну что же, раз так. И всё же... жаль.

Путникам недолго пришлось оставаться в одиночестве, вскоре где-то вдалеке стали слышны радостные крики людей. Празднующие возвращались домой и не знали ещё, какие вести ждут их, но был один человек, который всей душой желал забыть и тот день, и тот час, и странных путников, и старика Тама. Миа-са забилась в самый темный угол своей крохотной хижины, как только услышала топот многих стоп.

Она ждала. Жрецы непременно придут за ней, пусть не сразу, но точно сегодня. Она будет наказана, на этот раз никаких поблажек, возможно, её даже и слушать не станут. Миа-са бесцельно выводила пальцем правой руки замысловатые узоры на стене. Она не первый раз делала это, чудными символами из сажи было разрисовано всё жилище.

Девушка вздрогнула от неожиданных резких выкриков. Это люди не смогли сдержать восторга, узнав, что их посетил сам Там. «Да кто вообще этот Там?», - спрашивала она себя чуть раздраженно. - «Я будто бы слышала о нём, но что? На вид обычный старик в престранном одеянии, а впрочем, всё это неважно. О нём уже узнали, значит, жрецы скоро будут здесь. Может, я могу ещё сбежать? Вернусь через несколько дней, о провинности и не вспомнят».

В то же мгновение у двери послышались голоса, занавесь из широких листьев одернулась, и девушка увидела осунувшееся лицо жреца. Его глаза ничего не выражали, но взгляд неприятно холодил душу.

- Выходи. Сейчас же, - спокойно скомандовал он, и Миа-са подчинилась. Она была готова.

Окруженная со всех сторон кольцом жрецов, девушка спокойно шла туда, куда её вели. Все мысли исчезли из головы, кроме одной. Среди сливающихся огней маленьких фонариков и тяжелых земляных факелов, среди радостных криков и смазанных лиц соплеменников Миа-са искала только одного человека, не особенно надеясь на встречу. Хар поразила её. Такая высокая, сильная, независимая ни от кого. К ней точно никто не подойдет и не скажет - «Выходи!»... Вот бы найти её и набраться смелости, чтобы расспросить, как же стать такой сильной, такой необыкновенно уверенной. Жрецы сомкнулись плотнее. Нечего и думать о встрече, но, может быть, Миа-са встретит Северную деву на Гласе Народа? Мысль эта согревала её, давала надежду на лучший исход.

Между тем в поселении разыгрался настоящий праздник, и давно Лоо не видел такого буйного приветствия, такого ярого ликования и возвеличивания. Люди вокруг выглядели иначе, чем во многих городах. Их пестрые одежды, диковинные украшения, многочисленные разноцветные лоскутки, вплетенные в волосы, завораживали, притягивали взгляд. На площади под народные песнопения женщины танцевали дивный танец, покачивая бедрами из стороны в строну. Ритм всё ускорялся, хлопки становились громче, и сердце каждого человека стучало в такт. Лоо не мог сдержать восторга, он достал Набубу и заливисто просвистел, добавляя в танец мелодию. Усталости как и не было.

Там оставался отстраненным, сидя на бревенчатом возвышении, что было собрано на скорую руку и только ради него. Сколько раз он смотрел на празднующих людей сверху вниз? И не сосчитать. Но это странное чувство одиночества, откуда оно взялось? Здесь так пестро, так радостно. Почему же пусто на сердце? Отчего уставшие ноги требуют движения вперед? Мало ль прошел он, не заслужил ли отдых?

Хар разделяла думы Тама. Праздник - столь широкий, заполняющий весь город и вытесняющий всё, что не было похоже на счастье - был ей чужд. Старик Син, скрестив ноги, восседал рядом с Великим с особенно важным видом. Он и сам готов был пуститься в пляс, но и ноги не держали, и не к чести благородным сединам народишко своим радушием баловать.



Урубезава Дария

Отредактировано: 15.11.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться