Великолепие разума, или Как стать убийцей

Размер шрифта: - +

Запись 17 «Несбывшиеся надежды»

Без малого прошло три дня и четыре ночи. За это время я не только не сошла с ума, что хорошо, но и не получила абсолютно ничего – что очень и очень плохо. У этого мужика оказались стальные я… нервы, так как он совершенно дезориентированный не только молчал, но и в моём присутствии старался держаться молодцом. Но на деле… стоило мне покинуть его, так он начинал биться в истерике, истошно пищать сквозь кляп. Он был настолько крут, что почти целые сутки терпел неудобное расположение своих конечностей: ноги были прикованы к стулу буквой «Х», а руки – к стоящим напротив по обе стороны от стула штакетникам с «веселящим» раствором. Джон посоветовал мне использовать наркотики в качестве некой пытки, но так как этот мужик ранее уже принимал препараты, на него они, мягко говоря, влияли «пагубно», – то есть, как уверял Хьюберт, придавали сил. Поэтому потом пришлось отказаться.

Но у Хьюберта возникла другая идея – «эффект плацебо». Где он понабрался такой гадости? – но идея понравилась всем. Суть заключалась в том, чтобы ввести жертве «сыворотку правды». Рассказать про побочные эффекты, следить за реакцией, при этом что-то монотонно бубнить, желательно стращать его. О… обязательно должен присутствовать ещё звук падающей воды – это на мозги сильно давит, тем более, когда наша жертва и так из последних сил держится, хотя и не показывает этого. Сила воли есть, ведь и не через такое проходил.

Применение сыворотки очень распространено в наши дни. Каждый третий, конечно, не имеет такой возможности, но всё же. Так как формула находится в строжайшей тайне у военных, это не означает, что её нельзя найти на чёрном рынке или сделать в лаборатории. А если вдруг есть свои люди в правительстве, то эта формула по рукам пойдёт. Именно так она совершенствуется и становится наиболее эффективной. Но у нас её нет… Как бы Джон хорош ни был, достать столь полезную штуковину ему так и не удалось, а все попытки создать закончились неудачами. Но об этом никто не знает… На это, собственно, и намекал Хьюберт. Да и других вариантов у нас не было, – сколько бы я его ни пугала пытками и прочей фигней, он не поддавался. Хотя я уже была на двести процентов настроена на долгий и кровавый разговор, Хьюберт запретил приближаться к объекту ближе, чем на сто метров, поясняя тем, что жертва под сильным психическим воздействием, дезориентирована, возможен даже «сдвиг по фазе». Любые увечья могут привести к необратимым последствиям, вследствие чего необходимая информация не будет добыта.

Психологом заделался, блин… С одной стороны, мне хочется придушить… их всех, потому что меня это начинало накалять. Складывалось впечатление, что не только у него, но и у меня крыша поедет. А с другой – нужно сдерживать свою агрессию, раз не удаётся направить в правильное русло. Вот только где это правильное русло?

И вот… настал этот день! Я со стороны скорее похожа на сумасшедшего учёного, который, подрыгиваясь от нетерпения, лихорадочно потирает ручонки. По настоянию Хьюберта я должна буду демонстративно поменять «веселящие» препараты на обычный изотонический раствор, при этом наша жертва должна будет за этим всем наблюдать, а взбодрит его на великие подвиги мой пупер интеллект. Иногда мне кажется, что он настолько ненормальный садист, что по сравнению с ним я белая и пушистая.

Так, режим реального времени. Сейчас я отнесу раствор, молчаливо всё сделаю, а дальше начнётся игра! Хьюберт меня оповестил, что объект полностью готов, встряска немного привела его в чувство, и, судя по показаниям, он уже готов. Его мозг после такой терапии наиболее восприимчив, поэтому в данном случае «плацебо» произведёт наибольший эффект. Главное, действовать очень аккуратно, не давить, иначе – «сдвиг по фазе».
 

***


— Итак, мой дорогой Майкл. Как тебе тут? Нравится?

— Пошла ты… сука…

— И не надо здесь плевать, всё-таки не тебе потом убираться. Ладно, эти прелюдии ни к чему. Знаешь, что я тебе поставила? Не знаешь… А я скажу – «сыворотка правды». Ох и намучилась я, найти-то ведь не так-то просто. Пришлось связываться с грязными людишками, дать им на лапу, чтобы они вывели на одну лабораторию. Вот только проблемка возникла: сыворотка оказалась… недоделана – побочные эффекты есть. Вместо эйфории и блаженной лёгкости, начинаешь чувствовать жжение и боль, или чесаться начинаешь, а ещё блевать хочется. У каждого по-разному. Но зато действует.

— Чего ты хочешь добиться? Меня и не такому подвергали… твои пытки ничтожны!

— Это не пытки. Если бы я хотела причинить тебе боль, то ты лежал уже весь окровавленный и без конечностей, зубов, пальцев… достоинства.

 — Ты ненормальная…

— Какая уж есть… Стоило меня убить ещё тогда, когда была возможность. Почему не сделал это?

— Был приказ не трогать… Ты нужна живая…

— Почему?

— … есть на то свои причины…

— Какие?

— … я… не знаю… не знаю…

— Воздействие чрезвычайных раздражителей сопровождается прогрессивным нарушением важных функций нервной системы, ко…

— Я не ботан, говори нормально!

— Он в шоке.

— Да я как бы тоже.

— Если продолжать на него давить, может случиться инфаркт!

— Ладно, вколи ему что-нибудь… Итак, на кого ты работаешь? Хотя нет, неточный вопрос… Фантом – кто он?

— … преследуют цель… защита… интересы… жизнь – главнее всего…

— Что за пургу ты несёшь? Какие интересы? Кто он? Где искать?

— Много мест… весь мир… тайны… общие интересы…

— Синди, хватит!

— Место…

— Тень… иллюзия… змея… пять…

— Состояние критическое – необходимо вмешательство.

— Нет-нет! Он не сказал ничего!

— Синди, успокойся!

— Он бы сказал, всё сказал! Надо бы только надавить! Чёрт!

— Ты бы убила его! Подумай сама, как бы ты искала убийцу, не останови тебя Хьюберт.

— Я была бы жива и с информацией! А теперь я снова в жопе!

— Что ты имеешь в виду под «жива»?

— Я не намерена больше разговаривать – сеанс закончен…
 



Амелия Джонс

Отредактировано: 23.01.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться