Венцы владык

Размер шрифта: - +

Горе и счастье

     Глухую ночь озарял свет факелов. С высоты птичьего полёта они казались золотой цепочкой, небрежно брошенной на чёрный бархат холмистых вершин. Это были переселенцы из Дориата. Среди них Орофер — будущий владыка Зеленолесья и Амдир, что станет править землями в междуречье Андуина и Келебранта. Три десятка эльфов переправлялись через Мглистые горы, держа путь на восток, где, как они думали, им удастся обрести новый дом.

      Усталые путники выбрали для привала скалистое ущелье, защищающее от пронизывающего ветра, привольно гуляющего в горах. Россыпью маленьких пещерок пестрела каменная расселина. В них и обосновался бессмертный народ. Юная Лассмален примостилась на одном из валунов рядом с выходом из грота, где разместилась вся её семья. Она полулежала на своём шершавом ложе, покрытом только одеялом из овечьей шерсти. Завернувшись в светло-серый меховой плащ, девушка расчёсывала длинные светлые волосы, заплетая их в косу. Её мать вместе с двумя младшими сестричками-погодками тоже совершали вечерний туалет.

      — Рибиэль, не вертись! — поминутно призывала статная эльфийка в ночном платье цвета чайной розы.

      Она пыталась привести в порядок спутанные волосы маленькой остроухой девочки, которая то и дело норовила выскользнуть из-под рук матери.

      — Nana, (мама) мне больно! — хныкал непослушный ребёнок.

      — Ты сама в этом виновата, sel (дочь), — нравоучительно заметила мать семейства. — Посиди смирно пару минут и дай мне закончить, пожалуйста, нетерпеливая ты моя, — улыбаясь уголками губ, попросила женщина, нежно приглаживая блестящие локоны Рибиэль, отливающие в пламени костра солнечными бликами.

      Малышка неохотно замерла, но взгляд её зелёных глаз озорно скакал с места на место. Средней дочери Амдира было интересно всё на свете: почему трава осенью желтеет? Почему муравей может поднимать предметы во много раз его больше? Куда уходит дождь, когда земля впитывает его? Она не могла долго сидеть на одном месте. Безделье угнетало юный ум, стремящийся познать всё вокруг. Девочка оправдывала своё имя, которое на языке высших эльфов означало — «стремительная».

      Младшая сестрёнка Лассмален едва вышла из младенческого возраста. Её появление на свет было сродни чуду, ведь дети эльдар немногочисленны, а рождение двух с разницей всего в один год — явление крайне редкое, если не сказать, невиданное. Крошка *Мирион, укутанная с головой в покрывало, уже клевала носом, но гнала усталость прочь, ожидая когда мама споёт колыбельную на ночь. Тёмно-синие глазки сонно слипались, и она поминутно тёрла их своими маленькими кулачками.

      — Что-то Амрота с отцом долго нет, — поёжилась Лассмален.

      Эльфийка поднялась с валуна, что служил ей постелью. Оправив платье цвета молочного шоколада, она накинула плащ на плечи. Лёгкой походкой дева направилась в дальний угол пещеры, где находился немногочисленный, но богатый скарб благородного семейства.

      — Наверняка их задержали важные дела, — дала неопределённый ответ *Амрун, наконец справившись с непослушной Рибиэль.

      Та тут же вскочила и понеслась к выходу. Она давно уже заметила на боковом своде нечто интересное.

      — Эй! Куда это ты собралась?! — окликнула её старшая сестра, захлопывая резную крышку сундука, куда только что положила свой гребень.

      Малышка Мирион вздрогнула от неожиданности. Взволнованно залепетав, эльфёнок выпутался из своего савана, протягивая вверх пухленькие ручки. Рибиэль, не обращая внимания на старшую сестру, подбежала к стене и стала подпрыгивать на месте, стараясь повнимательнее изучить тонкую берёзовую веточку, непонятным образом выросшую на холодном сером камне. Её набухшие почки мягко вздрогнули и раскрылись, заставляя маленькую непоседу удивлённо охнуть. 

      — Как это возможно? — шёпотом спросила Рибиэль саму себя.

      Тем временем Лассмален скинула плащ и, едва не споткнувшись об него, бросилась вслед за своей непослушной сестрёнкой. Амрун в это время подхватила на руки готовую заплакать Мирион. Эльфийка собралась было остановить юную возмутительницу спокойствия, но, заметив, что старшая дочь уже настигла её, замерла, покачивая всхлипывающую малышку. Женщина успокаивающе поглаживала кроху по головке, покрытой белым кружевным чепчиком и что-то тихо напевала. Лассмален схватила беглянку за руку, резко развернув к себе:

      — Ты что творишь?!

      — Смотри! — воскликнула поражённая девочка, указывая на свод другой рукой.

      Будущая принцесса мимолётно взглянула туда, куда указывала ей сестра. Глаза девушки взволнованно распахнулись, но она тут же совладала с собой и перевела взгляд на довольного эльфёнка, стоящего перед ней.

      — Ничего там интересного нет, — как можно тише произнесла Лассмален. — Иди в постель.

      Она подтолкнула девчушку к небольшому помосту, где было устроено ложе: несколько тёплых, но лёгких одеял, да серо-зелёных плащей-покрывал. Но Рибиэль совсем не хотелось в «кровать». Ей не терпелось выяснить, как это берёзовая ветвь смогла прорасти в безжизненной скале? Голову малышки уже заполнили разные догадки по этому поводу. Одну из них она не замедлила озвучить:

      — Это ты, да? — восторженно произнесла она.

      Лассмален присела на корточки рядом с сестрой, закрывая её от вопросительного взгляда матери.

      — Тише, Ри, — умоляюще прошептала молодая эльфийка. — Прошу, не кричи так!

      — Значит правда ты! — сделала вывод зеленоглазая непоседа. — Это какой-то знак! — понизив голос, хитро прищурилась малышка.

      — На этот раз не я, но могу сейчас же превратить тебя в лягушку, если не забудешь о том, что видела и не отправишься в кровать! — строго предупредила девушка, внутренне сжавшись. «Только не ляпни чего лишнего, Ри!» — твердила она про себя.

      — А я сейчас маме всё расскажу, если не признаешься! — пальчиком пригрозила Рибиэль.

      — Ах, так! — вспыхнула Лассмален, поднимаясь на ноги.

      Она стремительно направилась к своему ложу.

      — Nana! — плаксиво вскрикнула, Рибиэль, расширившимися от страха глазами следя за своей старшей сестрой. — Лассмален хочет превратить меня в лягушку!

      — Не выдумывай, ind nin, (душа моя) — обратилась Амрун к перепуганной дочери. Женщина неспешно подошла к ней и взяла Рибиэль за руку, увлекая мимо костра к ложу. — Лассмален не может это сделать. Ложись, пришло время колыбельной.

      Светловолосая эльфийка изящно опустилась на одеяло, укладывая по обе стороны от себя младших девочек. А Лассмален сидела на своём валуне, как сова на ветке. Поблёскивая глазами, она не сводила взгляд с Рибиэль. В руках девушка мяла пушистый зелёный мох, что успела соскрести со стены пещеры. Она что-то нашёптывала на комочками в которые он скатывался. Малышка Ри напряглась, чтобы расслышать, что бормочет сестра, но ей удалось понять только слово «cabor» (лягушка). Девочка теснее прижалась к матери, стараясь не смотреть в сторону входа. Нежный голос, певший колыбельную, успокаивал, но стоило отвлечься, как до слуха доносился зловещий шёпот сверху. Эльфёнок тревожно сопя, зарылся поглубже в одеяла, где вскоре задремал.
 



Валерия Зорина

Отредактировано: 17.11.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться