Венец Тёмной изгнанницы

Глава 1

Сердце её отца едва билось.

Таисса сидела у постели Эйвена Пирса, сжимая виски руками. Голова болела от недосыпа, желудок скрутило узлом из-за постоянных порций кофе. Последние дни она ела чёрт знает что.

Операция на мозге ничего не дала. Блестящие роботизированные технологии, лучшие нейрохирурги – и всё напрасно.

Её отец был в коме. Всё ещё.

Послышались шаги, и Таисса подняла голову.

– Привет.

– Опять ночное бдение, Пирс? – поинтересовался Вернон Лютер. – Доброе утро.

Медленно умирающий глава «Бионикс». Ровесник Таиссы, которому ещё не исполнилось и девятнадцати. Самый сильный Тёмный в мире.

Собравшийся жениться на другой.

Таисса пожала плечами:

– Я не хочу быть нигде ещё.

Вернон хмыкнул:

– Как ни странно, я тоже.

Он уселся напротив, и несколько мгновений они смотрели друг на друга.

Давным-давно он писал ей тайные письма под именем «Л.». Потом Вернон и Таисса встретились по-настоящему, и Таисса спасла ему жизнь, ещё не зная, что Вернон и Л. – одно лицо. Потом был разрушенный замок его отца, отчаянная просьба верить ему, и головокружительно опасная миссия, после которой они сбежали вместе. Волшебное путешествие на его яхте и Храм, где Вернон освободил сознание Таиссы и отрёкся от долгой жизни, которую предлагала ему жрица Храма. Потому что платой за неё была его любовь к Таиссе, и Вернон отказался жертвовать ею наотрез.

Они были знакомы меньше года, но за это время, казалось, прожили несколько жизней вместе. Вот только теперь впереди у Вернона был политический брак, и Таисса не могла даже коснуться его руки.

– Зря ты закрыла окна, – светски заметил он. – Хотя бы посмотри на потрясающий вид. В конце концов, где ещё ты найдёшь такой умопомрачительно скучный серый бетон?

Таисса фыркнула:

– Ты в своём репертуаре.

– А то.

Таисса вздохнула, встала и подошла к звуконепроницаемому окну.

Площадь перед ультрасовременным госпиталем «Бионикс» и впрямь выглядела уныло и грустно, как и голые вишни в сквере. Время крокусов и нарциссов ещё не наступило.

Увидит ли их её отец? Откроет ли глаза?

– Светлые продолжают на меня давить, – проронил Вернон. – Как же так, моя проклятая корпорация всё ещё вставляет им палки в колёса! Ах, какой ужас! Надо сказать, они создают мне изрядные проблемы.

– Я бы хотела помочь, – тихо сказала Таисса. – Но сейчас я…

Вернон встал и подошёл к окну. Обнял её за плечи.

– Я знаю, тебе сейчас не до гениальных идей. Но ничто не потеряно, Пирс. Ещё посмотрим, кто кого.

Таисса перевела взгляд на бледное лицо отца, лежащего на постели. Капельницы, медицинские дроны, знакомые до боли кривые на экранах.

– Он придумал бы что-нибудь, – произнесла Таисса отчаянно. – Мы пытаемся, но чтобы одолеть Светлых…

– …Нужно сделать невозможное, – кивнул Вернон. – Я знаю, детка. И знаю, что я – плохая замена твоему отцу, но, по крайней мере, я не дам Светлым забрать тебя. Или заставить тебя родить детей по вашему проклятому договору, который тебя силой вынудили подписать. Я скорее перебью весь Совет.

– Не перебьёшь.

Руки Вернона на её плечах вздрогнули и сжались.

Глаза Таиссы расширились. Она знала этот голос.

И ничего хорошего он не сулил.

Таисса медленно обернулась. Она метнулась бы к катане, стоящей рядом, но в последнюю секунду сдержалась.

Высокий Светлый в плаще и надвинутом на лицо капюшоне стоял в дверях палаты. Пока она смотрела, он шагнул вперёд и закрыл за собой дверь.

– Здесь охрана, – проронила Таисса.

– Не от члена Совета.

И уж точно – не от его формального главы. Перед ними стоял Ник Горски, практически ушедший в отставку член Совета и герой войны. Тот, кто помог Светлым победить.

– Что вы здесь делаете? – спросила она.

– Пришёл навестить старого врага. – Ник Горски подошёл к больничной кровати. – И старого друга.

Его рука коснулась пальцев Эйвена Пирса, едва заметно сжав их.

– Вы трижды дрались насмерть, а потом писали друг другу письма всю жизнь. – Таисса грустно улыбнулась. – Не очень-то привычная дружба.

– Мы были в плену вместе.

Таисса охнула:

– Что?

– На прошлой войне, ещё до твоего рождения, Тёмные не были едины, – негромко сказал Ник Горски. – Тех, кто сражался против нас, я не могу упрекнуть ни в чём. Достойный враг остаётся врагом, но заслуживает уважения. Но…

– Были и другие Тёмные.

– Наёмники, работающие на того, кто больше заплатит. А заплатили им очень хорошо, и было за что. Похитить сына самой Элен Пирс? Вместе с молодым Светлым, почти сделавшимся членом Совета? Для них это было венцом карьеры. Особенно когда мы двое были уязвимы и почти беззащитны после схватки.



Ольга Силаева

Отредактировано: 24.05.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться