Венец Тёмной изгнанницы

Глава 2

Вернувшись в здание, Таисса увидела визитёра, которого вовсе не ожидала.

Этажом ниже, куда перевезли отца Таиссы, её мать сидела на стуле у кровати, чуть наклонившись вперёд, словно желая и не решаясь прикоснуться к неподвижному телу, лежащему под кривыми мониторов.

Таисса замерла на пороге палаты. Вернон, едва придя в себя, немедленно исчез на срочное совещание по безопасности, и они не успели обменяться даже парой слов. Ник был в операционной на грани тяжёлого шока: Таисса ничем не могла ему помочь. А у её матери был настолько растерянный вид, что Таисса не смогла бы пройти мимо, даже будучи полной незнакомкой.

Мелисса Пирс. Прекрасная и талантливая актриса, красивая женщина, вслед которой мужчины оборачивались не раз и не два. Всё ещё жена Эйвена Пирса, хотя она ушла от него, не простив за то, что ей пришлось пройти через боль и агонию лишения способностей. А потом она потянулась к нему снова, и отец Таиссы потянулся к ней в ответ. Ведь, потеряв память, он больше не испытывал горечи от разрыва, лишь видел перед собой женщину, которую один раз уже полюбил.

Таисса не могла не желать им счастья, но в эту секунду ей было почти безразлично, будут ли её родители вместе. Куда сильнее её занимало, откроет ли глаза её отец вообще.

– Привет, – произнесла она, и Мелисса Пирс обернулась.

– Таис, – кивнула она. – Кажется, я прибыла не вовремя.

– Ты всегда вовремя, – тихо сказала Таисса.

…Её мать бросила их с отцом от страха и отчаяния. Напуганная, отказывающаяся жить в новой реальности и больше не верящая, что Эйвен Пирс сможет её защитить.

Но сейчас она была рядом, и для Таиссы лишь это имело значение.

– Мне так жаль, – с грустью произнесла мать. – Ты об этом сейчас думаешь? О нашем с Эйвеном расставании?

Таисса покачала головой:

– Это ваше дело. Я не вмешаюсь никогда, ты же знаешь. Ну… постараюсь не вмешаться.

– Присядь.

Таисса обошла кровать и уселась напротив. Положила пальцы на край постели отца, едва-едва касаясь его руки.

– Мне кажется, я не та женщина, которая ему нужна, – тихо-тихо сказала Мелисса Пирс. – Я должна была принять его любым: и слабым, и проигравшим. А я…

Таисса слабо улыбнулась:

– Эйвена Пирса сложно представить слабым и проигравшим.

Мелисса Пирс вскинула взгляд на Таиссу.

– Он воспитал тебя как себя, – негромко сказала она. – Ты видишь внутреннюю суть, собственную силу. Неважно, если ты потеряла всё: у тебя осталась ты. Меня же учили видеть внешнее: высокую власть, корпорации, принадлежность к элите. Когда ты теряешь место в ней, ты теряешь себя. И когда Эйвен проиграл войну и потерял всё, когда я лежала в силовом коконе и кричала от боли… я сломалась. Я винила его.

Она помолчала.

– Но мир меняется. Когда я сама потеряла всё, я была слабее слабого. Я проклинала всех и каждого, обвиняя их в своих несчастьях. Майлз… я уцепилась за него, как за спасательную лодку. А потом я потеряла и его, потеряла ребёнка, и меня снова унесло ветром.

Таисса подавила всхлип.

– Мама…

– Письма Эйвена всё изменили, – тихо-тихо сказала Мелисса. – Я редко видела его таким уязвимым, как в дни после капитуляции, и, когда увидела, испугалась. Но когда прочитала его письма, я перестала бояться. Мне показалось, я поняла его до глубины души, навсегда. И теперь, когда он потерял память, я хочу его вернуть. С памятью или нет, я люблю его. Его, уязвимого, родного, любого.

Таисса молча сжала её руку.

– Но когда он обретёт память, – прошептала её мать, – он меня не простит.

– Пусть лучше обретёт и не простит, – хрипло сказала Таисса. – Пусть прогонит нас обеих, это всё равно будет лучше, чем лежать… так.

– Я не знаю, прощаю ли я себя сама.

От этой простой фразы Таисса вздрогнула.

А потом раздался негромкий кашель.

– Если у вас тут намечаются рыдания, – произнёс знакомый голос, – я зайду попозже. Или могу порыдать с вами от счастья, благо повод есть.

Таисса вскочила.

– Павел!

Её непробиваемый друг весело улыбался в дверях.

Сколько весили его боевые импланты? Таисса никогда не задумывалась. Но когда она прыгнула ему на шею, а Павел закружил её по комнате, он двигался так же легко, словно оставался человеком, а не безупречной машиной смерти.

– Привет, – с облегчением выдохнула Таисса. – Я так рада, что ты здесь.

– А я-то как рад, – сообщил Павел, выпуская её. – Ты совершенно про меня забыла, как с Луны свалилась.

Таисса невольно рассмеялась.

– Я свалилась, да, – подтвердила она. – С Луны. Самым наглым образом. Но… я здесь с отцом, и я просто не могу уйти отсюда. Ты понимаешь.

– Конечно, – серьёзно кивнул Павел. – Поэтому и приехал. Алиса сейчас отдыхает у тёплого моря и играет в пляжный волейбол с мускулистыми красавчиками, но я-то никогда никуда не денусь.



Ольга Силаева

Отредактировано: 24.05.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться