Венец Тёмной изгнанницы

Глава 7

Свет. Свет, который видели оба глаза Таиссы.

Это было хорошо.

Следующей хорошей новостью было то, что ей больше не было больно.

Таисса глубоко выдохнула и повернула голову. Стул рядом с её постелью был совершенно пустым, хотя на спинку был небрежно брошен пиджак.

А у огромного стеклянного окна палаты, так похожей на палату её отца, спиной к ней стоял…

– Вернон, – хрипло прошептала Таисса.

Он не обернулся.

– Странно, правда? Один поклонник спасает тебе жизнь и растворяется во тьме, пока другой надирается шампанским на приёме. Не поверишь, сколько я выпил за эту ночь.

– Обернись, – тихо попросила Таисса. – Или я так плохо выгляжу?

Горький смешок.

– Посмотри сама.

Таисса вздрогнула. Вернон не стал бы её пугать. И лгать тоже не стал бы.

А потом она увидела своё отражение в стекле. Уже рассвело, и за окнами серело пасмурное небо, с которого скоро обещали забрезжить редкие лучи солнца.

И…

Регенерация спасла её. На виске не осталось и следа, и щека почти не ныла. Таисса коснулась её языком изнутри: кажется, восстановилась даже ткань. Или скоро восстановится.

Но чёткий шрам длиной в половину брови горизонтально лёг на левую щёку. Таисса невольно поднесла к ней ладонь. Рана зарубцевалась, и, кажется…

…Останется с ней навсегда.

– Всё не так уж плохо, – произнесла Таисса чужим голосом.

Вернон обернулся к ней.

– Нет, Пирс. Всё чудовищно. Вся верхушка службы безопасности уволена к чертям, и это самое меньшее, что я мог сделать. Все, кто сделал хоть движение мизинцем, чтобы допустить этих двоих на бал, будут вышвырнуты вон. И я ещё молчу о твоём Тёмном дружке.

– Ему не составило бы труда просто пройти сквозь твою охрану, – тихо сказала Таисса. – Он теперь единственный, кто способен пробить силовое поле.

– Намекаешь на мою слабость? – Вернон покачал головой. – Пожалуй, ты права.

Он подошёл к ней, бесшумно ступая по полу. Поднял руку, взглядом спрашивая разрешения, – и Таисса еле заметно кивнула.

– Я виноват, – очень тихо сказал Вернон, проводя рукой по её щеке. – Теперь этот шрам с тобой на всю жизнь, и всё из-за того, что я не остановил твой бойкий язычок сразу, как только мы подошли к Виктории. Я должен был понять, чем это чревато. Обязан был предугадать.

Таисса хмыкнула:

– Потому что ты старше меня на сколько, на пару месяцев?

Вернон хмыкнул в ответ.

– Может, и поэтому. А может быть, потому что ты моя гостья и моя судьба, и я отвечаю за первое и безуспешно пытаюсь забыть о втором.

– Может быть, не стоит? – тихо сказала Таисса. – Забывать?

Его рука на её щеке чуть сжалась.

– Одевайся, – мягко сказал он. – Тёмные выздоравливают быстро, а твой отец уже заканчивает видеть электронные сны и вот-вот проснётся. Ты же не хочешь пропустить важный момент?

Таисса тут же выпрыгнула из кровати. И взмахнула руками, больно приземлившись на бедро.

– Остаточные эффекты, – с сожалением констатировал Вернон. – Но это ненадолго, Таисса-хромоножка. Скоро снова будешь танцевать на балах.

– Спасибо, как-нибудь обойдусь, – пробормотала Таисса, поднимаясь и качая головой в ответ на протянутую руку. – По крайней мере, в ближайшие лет сто.

В шкафу действительно нашлась одежда её размера: и джинсы, и бельё, и свитера разной раскраски. Таисса стащила через голову больничную рубашку и даже не стала оборачиваться, прекрасно зная, что Вернон на неё смотрит.

И ей не было это неприятно. Она просто быстро и методично оделась, не сдержав невольной улыбки при тихом стоне разочарования, который раздался, когда она натянула свитер, так и не повернувшись к нему лицом.

– А я так хотел запереть дверь в палату и повалить тебя обратно на кровать, – задумчиво сказал Вернон, подходя к ней. – Придётся ограничиться стандартными словами о том, какая ты красивая.

Таисса невольно поднесла руку к шраму.

– Всё ещё?

Он серьёзно посмотрел на неё.

– Всегда.

 

Таисса думала, что в палате отца будет людно, словно они собираются отмечать день рождения. Возможно, без воздушных шариков и торта, но там будут врачи и её мать, и Рамона Вендес, формальная глава бывших Тёмных, и Александр, и Найт, и почти наверняка – Ник Горски, которого Таиссе так и не дали навестить.

Но когда Таисса вошла в палату, она увидела лишь свою мать, сидящую рядом со спящим Эйвеном Пирсом. Хрупкие женские пальцы, сплётенные с пальцами из тёмного металла.

– Всех разогнала? – со слабой улыбкой спросила Таисса.

Её мать покачала головой, не отрывая взгляда от лица Эйвена Пирса. Чуть порозовевшего, совершенно нормального – неужели он и впрямь всего лишь спал?



Ольга Силаева

Отредактировано: 24.05.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться