Венец Тёмной изгнанницы

Глава 8

Особняк не будоражил воображение. Всего лишь светлое двухэтажное здание, стоящее на возвышенности. Ровная гладь пруда справа, ухоженная трава и, по счастью, реликтовый бор, в котором можно было затеряться, планируя атаку.

– Тёмных тут нет, – наконец произнёс Павел, опуская металлическую руку. – Светлых тоже. По крайней мере, если у меня не сбоит техника.

– А она может сбоить, – мрачно сказал Вернон. – Чудо-мальчики из «Имитрона» не зря кушают свои устрицы, заедая их фуа-гра. Мы рискуем нарваться на что угодно.

– Надо же, у тебя есть инстинкт самосохранения, – хмыкнул Павел. – Я-то думал, ты будешь красоваться перед Таиссой.

– На себя посмотри, – парировал Вернон. – «Посмотрите, какой я непрошибаемый человек-машина и сколько у меня сверхспособностей!» Ладно, пора. Не разделяться, помнишь, Пирс? Двигаться вместе. Никаких уколов, обливаний целебной кислотой и других медицинских процедур.

Он глядел на неё напряжённо и серьёзно. Молодой мужчина, который смотрел, как она раздевается в палате. Мальчик-ниндзя, когда-то танцевавший с её катаной в салоне самолёта. Катаной, которая вновь была на её поясе, как и бывший линк Лары – на её запястье.

– Конечно, – уронила Таисса. – Если что, всегда можешь спрятаться за меня.

Вернон даже ухом не повёл:

– Принято. А теперь вперёд.

Они скользнули к дому быстро и тихо, как тени. На запястье Павла не мерцал линк, но Таисса знала, что именно в эти секунды Павел вступил в незримое противостояние со следящей электроникой особняка. Найт бы обезвредила тут всё в два счёта, но они были лишены её поддержки. Скорее всего, надолго.

Боковые двери особняка просто вылетели из пазов, хотя Вернон к ним едва прикоснулся.

А потом Вернона прошила автоматная очередь.

Точнее, прошила бы, если бы Вернон в последний момент не изогнулся, взлетая вверх. А потом не ринулся бы на стрелка на сверхскорости.

Таисса не услышала крика: Вернон бил наверняка. И не насмерть, она была в этом уверена.

Вот только фактор внезапности они упустили совершенно точно.

– Всё, – произнёс Павел. – Виктория знает, что мы здесь.

– И пошлёт сюда людей?

Павел покачал головой:

– Не думаю, что она вообще сюда вернётся. Впрочем, мы знали, на что шли.

Таисса с Павлом переступили через рухнувшие двери и подошли к Вернону. Тот копался в линке поверженного охранника.

– Вместе идём и проверяем весь дом, – сквозь зубы сказал он. – Потом бункер.

Дом они проверили быстро. Ещё двое охранников выскочили им навстречу. Четвёртый попытался бежать, но Вернон настиг его уже на опушке леса, даже не вспотев.

Теперь все четверо лежали без сознания, связанные и запертые. Павел с Верноном постарались на славу.

Осталось последнее.

– Таинственный бункер, – промолвил Вернон вслух, пока они спускались в подвал. – Наверху нет ни единой тайной комнаты, метраж сходится везде, так что бункер может быть только здесь. Как тебе приключение, Пирс? Будешь рассказывать правнукам?

– Особенно о твоей доблести, – серьёзно сказала Таисса. – Пройдёт семьдесят лет, изобретут средство от твоей инъекции, ты выйдешь из криокамеры, молодой и сияющий, и влюбишься в мою правнучку. А я буду отчаянно ревновать и строить вам козни.

Вернон хмыкнул.

– Надеюсь, у неё будет твой острый язычок. Люблю дерзких девчонок с чувством юмора. И чем меньше на них надето, пока они мне дерзят, тем лучше.

– Эй, побольше уважения! Ты говоришь о моей правнучке!

– Уверен, она будет не против. Такие парни, как я, встречаются раз в столетие, сама знаешь.

– Тихо! – одёрнул их Павел. – Слышите?

Таисса недоумённо нахмурилась.

А потом услышала и она.

Тихий протяжный стон.

Не раздумывая, не сомневаясь, Таисса бросилась вперёд.

– Пирс! – резко позвал её Вернон, но мгновением позже рванулся вслед за ней.

Они оказались у камеры, окружённой силовым полем. Впрочем, девушка, что лежала в ней, всё равно не могла бы никуда выбраться.

Светлая. Очень истощённая. Совсем молодая.

Таисса сглотнула, оглядывая девушку. Та походила на умирающего зверька: хриплое агонизирующее дыхание, перемежаемое стонами, воспалённые глаза, уже неспособные плакать, и ноги настолько худые, что не верилось, что она вообще когда-нибудь сможет встать.

Их Светлая просто не замечала. Силовое поле пропускало звуки, но девушка находилась в полной прострации.

Но отчего ей было так плохо? Таисса не видела ни ран на её теле, ни других следов пыток: девушку морили голодом, да, но это не объясняло того, что она совершенно точно испытывала сейчас невыносимые страдания.

– Пирс, – тихо позвал Вернон. – Наверху.

Таисса подняла голову и увидела на потолке странную конструкцию, похожую на рупор. Колокол, глядящий вниз. И очень сильно вибрирующий.



Ольга Силаева

Отредактировано: 24.05.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться