Венец Тёмной изгнанницы

Глава 10

Утром Таисса была полна решимости поговорить с отцом за завтраком. Или за обедом. Или где угодно, но не дать ему отправиться в особняк Виктории в одиночку. Хотя бы с Ником Горски, пусть тот всё ещё и восстанавливался после ранения. А ещё лучше – с ней самой.

А когда Таисса почистила зубы и оделась, она поняла, что до завтрака просто не дотерпит.

Она решительно направилась к спальне отца. Может быть, это и бесцеремонно – врываться вот так, но речь шла о сильнейшем стрессе в его жизни. По крайней мере, в той части его жизни, которую он помнил.

С этими мыслями Таисса взялась за ручку двери.

А в следующую секунду остолбенела.

Потому что дверь была не заперта, а она, Тёмная, привыкшая, что её отец жил один и у него не было от неё тайн…

…Наткнулась на голоса и тихий женский смех. А дверь уже с щелчком открылась, и поздно было шагать обратно.

– Ох, – безнадёжно сказала Таисса. – Я пойду?

Лёгкий шорох ткани.

– Заходи, – послышался голос её матери.

Таисса неслышно выдохнула и зашла.

Всё было куда пристойнее, чем она думала. Её мать в длинном шёлковом халате стояла перед зеркалом, аккуратно нанося макияж, а отец в чёрных брюках и наглухо застёгнутой рубашке с задумчивым видом сидел на своём излюбленном подоконнике, наблюдая за ней.

Но то, что они провели ночь вместе, было более чем очевидно.

На миг Таиссу кольнула боль. Её отец забыл, как с ним поступила её мать. И то, как она его бросила, и её роман с Майлзом Лютером, и всё горе, которое она ему причинила. Если бы она, Таисса, забыла всё, что сделал с ней Дир, и провела бы с ним ночь – было бы это честно? И что случилось бы с ней потом, когда она всё-таки вспомнила бы?

Но это было делом её отца и её матери.

– Доброе утро. – Таисса улыбнулась и почувствовала, какой широкой вышла улыбка. Что бы там ни было, сейчас она видела своих родителей вместе и чувствовала лишь облегчение.

– Доброе утро, Таис, – мягко проговорила её мать. – Что-то срочное? Эйвен вот-вот отправляется; мы как раз прощались.

– Да, я как раз об этом. – Таисса шагнула вперёд. – Я хочу отправиться с тобой.

– Таис… – Её отец покачал головой. – Наверное, я взял бы тебя с собой, будь я прежней личностью. Но незнакомец, с которым ты сейчас говоришь, не хочет делить этот момент ни с кем. Я просто не готов. Вернётся ли ко мне часть памяти или нет, я не знаю, но я хочу быть один в эту минуту.

В его голосе не было ни малейшего следа холода или резкости. Но уговаривать его, Таисса знала, было бесполезно.

Он многое сделал, чтобы ей было с ним уютно. Чтобы она порой забывала о его потере памяти и беседовала с ним, словно ничего и не случилось. Незнакомец с лицом её отца не стал от неё отгораживаться, хотя знал, что она любит не его, а прежнего Эйвена Пирса. Он полетел с ней на Луну, и она видела от него только заботу и любовь. Единственным отличием от отца было то, что он давал ей рисковать куда больше: потеряв память, он больше не чувствовал, что имеет право ограничивать её свободу выбора. И она приняла и поняла это. Она приняла его.

Но во многом он был новой личностью. И ей придётся уважать и это.

– Даже если ты никогда не вернёшь себе память, – тихо сказала Таисса, – ты останешься моим отцом. Мне бы хотелось сопровождать тебя сегодня. Хотя бы постоять с запасным зонтиком на лужайке.

По губам её отца скользнула улыбка.

– Может быть, нам стоит устроить семейный пикник?

– Подождите хотя бы до лета, – уронила Мелисса Пирс. – Может быть, даже вернёмся в старый добрый Лондон?

– Боюсь, – мрачно сказала Таисса, – что Светлые очень скоро вернут меня обратно. Я не знаю, как и что у меня сейчас с предупреждениями и…

– Они аннулированы, поскольку ты стала Светлой на время, – спокойно сказала её мать. – Ты свободна от лишения способностей, Таис. К сожалению, других твоих обязательств перед Светлыми это не отменяет.

– Тёмные должны быть под надзором, – глухо сказала Таисса.

– Пока Ник Горски, твой куратор, находится здесь, у нас есть свобода манёвра, – кивнул Эйвен Пирс. – Но это не навсегда.

– Мы должны найти тюрьму Виктории, чтобы отправиться туда вместе, – твёрдо сказала Таисса. – Я не могу сдаться Светлым. Я нужна вам.

– Аналитики работают над координатами тюрьмы. Мы их получим, Таис. А сейчас мне пора. Если только не…

Послышался писк. На самом обычном линке, который красовался на запястье её матери.

Мелисса Пирс с плохо сдерживаемым смехом смотрела на своего мужа.

– Пять, – не без злорадства сообщила она. – Ты проиграл.

Тот развёл руками.

– Проиграл – что? – недоумённо уточнила Таисса.

Её отец устало вздохнул.

– Ник Горски посылает мне… сообщения, очень настойчиво рекомендуя взять его с собой. Он предварительно предупредил, что будет меня донимать, и я согласился, в свою очередь предупредив, что буду непреклонен.



Ольга Силаева

Отредактировано: 24.05.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться