Венец Тёмной изгнанницы

Глава 22

Таисса сидела на полу, обхватив голову руками, и вспоминала все возможные способы, с помощью которых они могли победить. Бежать. Хотя бы бежать.

У её отца были отключены все импланты. Павел и Тор вскоре очнутся от влияния излучателя, но с отключёнными имплантами и в камере за силовым полем, где они не смогут сделать ничего.

Дир… с Диром было сложнее. Его не удержало бы ни одно силовое поле, но Виктория знала об этом прекрасно, и сейчас в крови Дира наверняка плавал такой коктейль препаратов, что он не сможет открыть глаз в ближайшие сутки.

Но дирижабль был совсем небольшим. Силовое поле – дорогая штука. Слишком большой расход энергии: откуда ей взяться на корабле, где почти ничего не было, кроме серебристых крыльев солнечных батарей? Стало быть, высока была вероятность, что пленников поместят вместе. Дир будет вместе с её отцом.

Но что мог Эйвен Пирс без имплантов и без зрения? Таисса невесело улыбнулась. Только совершить невозможное.

Но как?

Павлу однажды удалось бежать. Когда Павел побывал в плену у Найт, его поместили под препараты. И совершили фатальную ошибку: в крови бывших Тёмных и людей, принявших боевые импланты, циркулировали свои защитные средства, вычленяющие и расщепляющие чужеродные запрещённые вещества практически моментально. Павел пришёл в себя и сразу же вырвался на свободу.

Но у Дира в крови таких веществ не было.

Таисса приподняла голову и покосилась на двух Тёмных, что стояли над ней. Она могла бы… впрочем, что она могла? Излучение, что вот-вот польётся на её голову, настигнет её везде.

Послышались шаги. Таисса подняла голову и невесело улыбнулась. Вернон Лютер. Конечно же.

– Оставьте нас, – негромко и властно произнёс он.

Когда дверь за Тёмными закрылась, Вернон опустился на корточки рядом с ней.

– Может быть, будешь сотрудничать со свободной головой? – негромко спросил он. – Ты же за Тёмных, верно?

– И за свободу воли.

Вернон покачал головой:

– Сейчас нам придётся обойтись без этого. В будущем, когда мы устраним гегемонию Светлых, – да, внушения со спутников закончатся. Но пока речь о выживании.

– У вас всегда будут причины, чтобы использовать внушения, – устало сказала Таисса. – Иначе не бывает.

Его пальцы коснулись её подбородка.

– Что ты всё-таки мне внушила? – произнёс Вернон. – И почему это было неприятным и унизительным? Не помню, чтобы обидел тебя чем-то. Что вообще я тебе сделал?

Таисса прикрыла глаза.

– Я не хочу об этом говорить.

– А придётся. Посмотри на меня.

Таисса покачала головой.

– Посмотри, или я отправлю тебя под излучатель прямо сейчас.

Слышать это от Вернона было жутче, чем любые угрозы от Виктории. Таисса резко дёрнула головой, ощутив, как в глазах вскипают слёзы. И открыла глаза, упрямо вскинув подбородок.

– Я натворил из-за тебя немало глупостей, – задумчиво сказал Вернон. – Сам не очень понимаю почему. И, признаться, чувствую немалое облегчение, что они закончились. Я как-то не привык, чтобы девицы, которых я хотел уложить в постель, крутили шашни со Светлыми красавчиками за моей спиной и оскорбляли меня пренебрежением.

«Ты мне так нужна. Мне никогда в жизни никто так не был нужен».

Таисса безжалостно подавила всхлип.

– Неважно, что я сделала, – бесцветным голосом сказала она. – Просто ты… испытывал в мой адрес определённые эмоции, и я убрала их по просьбе твоей матери. Ничего особенного. Прости, если причинила тебе неудобства.

Вернон поднял бровь:

– Какие эмоции ты убрала? Презрение? Неприязнь?

– Почти, – тихо сказала Таисса. – Больше я этого не сделаю.

– Да уж не сделаешь, – хмыкнул Вернон. – Я позабочусь.

Его губы сжались.

– И прослежу, чтобы с тобой и с твоим отцом больше не смели так обращаться. Моя мать даже не осознаёт, каким чудовищем она стала. – Его лицо стало отрешённым. – Но у меня никого нет, кроме неё. И, кажется, никогда не было.

Таиссе чудовищно хотелось обнять Вернона и выплакаться. Умолять о прощении за то, что она с ним сделала, обещать, что она сделает всё, чтобы вернуть его чувства. Не ради себя – ради него самого.

Но одного взгляда на его лицо ей хватило, чтобы мысленно попрощаться с этой мечтой. Она его больше не обнимет. И он её – тоже.

Послышались голоса за дверью, и Вернон выпрямился. Таисса тоже встала.

– Боюсь, если ты не хочешь нам помогать, мне придётся тебя заставить: времени нет совсем, – сообщил Вернон. – Не передумаешь?

Таисса не успела ответить.

Виктория быстрым шагом влетела в зал. За ней вошли техники.

– Обеспечьте безопасность и проверьте всё трижды, – отрывисто сказала она. – Это первый опыт моего сына, и пострадать он не должен.



Ольга Силаева

Отредактировано: 24.05.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться