Венец Тёмной изгнанницы

Глава 23

Таисса молча смотрела, как на Вернона вновь надевают венец и прикрепляют датчики. И в этот раз, она знала, внушение снова не прервёт никто. Ни Дир, лежащий под мощнейшими препаратами, ни отец с отключёнными имплантами, ни Павел, бессильно глядящий на силовое поле. Ни тем более сам Вернон.

Это будет ужасно, страшно, невыносимо. Таисса будет ломать чужие сознания одно за другим десятками, а потом тысячами. Так, как ей прикажут.

– Надо будет держать тебя подальше от осколка Источника, – произнесла Виктория, обращаясь к Вернону. – Мальчик мой, я боюсь, что ты ослабел именно от этого. Во всяком случае, мои специалисты подтвердили мои догадки и очень посоветовали тебе держаться от осколка подальше.

Глаза Вернона блеснули:

– Серьёзно? Мне же становилось лучше, когда я держал его в руке!

– И одновременно осколок пил из тебя силы, – серьёзно сказала Виктория. – Посмотрим, восстановятся ли они, когда ты проживёшь несколько недель без него.

– Пока я даже не могу как следует зафиксировать внушение для одной-единственной Тёмной без этой штуки, – вздохнул Вернон, указывая на венец. – После этой нервотрёпки на дирижабле я совершенно измотан. Ну ничего. Искусственного внушения нам пока хватит. Ей хватит его на сутки, да?

– Сутки, – кивнула Виктория. – Но нам их будет достаточно.

Она взмахом руки отпустила техников, и те вышли, оставляя их втроём.

– Мои планы всегда исполняются, – задумчиво произнесла Виктория. – Марк Кинни, к примеру, давно стоял у меня на пути. Мне нужны были ресурсы «Бионикс», но проклятый упрямец был слишком осторожен, чтобы согласиться на слияние, а все мои попытки получить его разработки напрямую разбивались о его службу безопасности. Пришлось идти на крайние меры. Впрочем, всё к лучшему.

– Хлоя не обрадовалась бы, если бы узнала, что ты убила её отца, – устало сказал Вернон. – Зачем, мама? Марк был хорошим парнем.

– Но слабым, – жёстко сказала Виктория. – Ты будешь сильнее. В любом случае его не вернуть.

Вернон промолчал, но на его лбу залегла морщинка. Сердце Таиссы пропустило удар. Похоже, Вернон был не очень-то согласен с методами своей матери. И вряд ли им долго будет по пути.

– Начинай, сын. Подчини её. – Виктория мягко улыбнулась. – Я горжусь тобой.

– Я собой тоже, – согласился Вернон. – Итак, мы приступаем к делу.

– Не так быстро, – раздался новый голос.

На лице Виктории отобразился полный шок. Вернон медленно обернулся. Таисса, в неверии открыв рот, обернулась вслед за ним – и просияла.

– Удивительно, правда? – поинтересовался Дир. – Как же это я выбрался из камеры?

– Да, – медленно произнесла Виктория. – Как?

Дир чуть улыбнулся:

– Крошечная игла, которая выдвигается из пальца и на которую не действует блокирующий чип. Эйвен очень предусмотрителен.

– Игла, – повторила Виктория, неверяще глядя на него. – Какая игла?

– Странно, что ты об этом спрашиваешь, когда твой собственный сын перекачал Майлзу Лютеру нанораствор через кровь. – Дир холодно усмехнулся. – Эйвен всего лишь поделился со мной составами в своей крови. Составами, со временем нейтрализующими любые вредные препараты. Тебе не стоило помещать нас в одну камеру. Впрочем, я тебе благодарен.

Павел сбежал от Найт именно так: составы в его крови нейтрализовали чужеродные препараты. Знал ли Эйвен Пирс, что ему удастся таким образом спасти Дира, даже если тот попадёт под излучатель? Предполагал ли? Рассчитывал ли на это?

Да. Наверняка.

Виктория метнула быстрый взгляд на Вернона и едва заметно кивнула ему. А потом шагнула вперёд к Диру.

– Допустим, ты получил преимущество, – проговорила она. – Но ты понятия не имеешь, что делать дальше, верно? Ты даже не знаешь, как управлять этой станцией: у тебя нет ни людей, ни союзников, ни одобрения Совета. Некому тебе помочь. Кроме нас.

Дир вздохнул.

– Нельзя же быть такой наивной, – устало сказал он. – Вся твоя команда под моим контролем, и даже сознание Хлои Кинни ей уже не принадлежит. Она вытащила чипы из всех пленников, и Эйвен уже распоряжается в рубке. Осталась только ты.

Губы Виктории побелели, но она продолжала улыбаться. Только глаза её блестели всё ярче – странным и опасным блеском.

– И почему же ты медлишь, мальчик? Вот они мы. – Она развела руками. – Здесь, перед тобой.

Взгляды Дира и Виктории одновременно упали на Таиссу, и та безнадёжно поняла, что Виктория стояла куда ближе. А у неё до сих пор адски кружилась голова от внушения, забравшего у неё все силы.

– Составы, – задумчиво сказала Виктория. – Составы в крови. Какая хорошая идея.

Глаза Дира расширились, когда в руке Виктории мелькнула желатиновая капсула. Он сделал одно-единственное движение, входя в сверхскорость, но было поздно. Пальцы Виктории впились в спину Таиссы, выворачивая позвонки с неженской силой, и узкая ладонь впилась ей в рот, заставляя приоткрыть губы.

– Глотай, – холодно приказала она, и Таисса почувствовала между губами капсулу. Она резко дёрнула головой, выталкивая чужеродный предмет языком, но Виктория резко ткнула пальцем, вызывая спазм, и Таисса судорожно сглотнула против воли.



Ольга Силаева

Отредактировано: 24.05.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться