Венец Тёмной изгнанницы

Глава 26

Месяц спустя

 

– Что вы хотите сказать? – произнесла Таисса, нахмурившись. – Что я больше не буду Тёмной?

Она сидела в светлом конференц-зале «Бионикс» напротив Ника Горски. Своего нового куратора, по старой привычке не снимающего капюшон.

– Ты будешь Тёмной, – кивнул Ник. – Сильной Тёмной – со временем. Как раньше. Но…

Таисса вскинула бровь.

– Но?

– Ты едва выжила, – бесстрастно заметила Найт. Она парила над столом в позе лотоса в короткой тунике, выставляя длинные стройные ноги на всеобщее обозрение. – Нагрузка на твою регенерацию длилась не час, не день и не неделю. Твои способности серьёзно подорваны, как, я уверена, ты чувствуешь и сама.

– Да, – хрипло сказала Таисса. – Я ощущаю слабость. Но я думала, это пройдёт, когда последние продукты отравления исчезнут из крови.

– Исчезнут, – кивнула Найт. – А ослабление способностей останется. Надолго.

– Насколько?

– Не знаю. – Найт не смотрела на неё. – Может быть, на год. Может быть, на пару месяцев. Но восстановиться за выходные я бы на твоём месте не рассчитывала.

Таисса опустила голову. Последние недели прошли будто в болезненном сне. Непрекращающиеся капельницы, отец и Павел, дежурящие у её постели, мать, которая поставила ультиматум, чтобы в палату принесли вторую кровать, и уже не покидала дочь ни днём, ни ночью. Письма от Алисы, очень тёплые. Таисса улыбалась, диктуя в ответ. Она старалась не думать о ребёнке Алисы от Дира: её подруга была счастлива, и это было важнее всего. Их дружба не должна была пострадать.

Таисса ждала новостей и визитов от Найт, но Светлые ограничили свою электронную пленницу очень жёстко. Впрочем, разве могло быть иначе после того, как Найт перехватила управление дирижаблем-тюрьмой, но не отдала его Совету?

А потом в её палате оказался Александр. Сухой, невозмутимый, бесстрастный. Голограмма, конечно же: её дед слишком был занят делами Совета.

Но именно он руководил исследованиями в своей лаборатории, где наконец синтезировали противоядие. Для неё.

Таисса попыталась расспросить его о второй базе, которую Совет всё ещё искал, о наказании, которое неизбежно должно было настигнуть Лару, об исследованиях в области нанораствора, поводок которого вот-вот должен был сжаться на её горле снова. Просто поговорить. Потому что, кем бы ни был её дед, ей не хватало бесед с ним.

«Тебе сейчас должно быть не до этого, девочка. Потом. После. Когда твоя жизнь будет вне опасности».

Таисса прикрыла глаза, вспоминая.

«Полгода. Мы дадим тебе ещё полгода на раздумья. Не больше».

Её контракт. Её ребёнок, которого она обязалась родить для Светлых.

Полгода. Шесть месяцев. А потом её контракт вступит в силу. И спрашивать её уже никто не будет.

Контракт, от которого её не спасёт ни отец, ни Ник, ни Найт. Точнее, отец может попытаться её спасти, пойдя на чудовищные жертвы и потеряв всё, даже последнюю надежду удержать «Бионикс». Но имеет ли Таисса право взваливать всё на него, зная, что за это расплатятся другие?

Сбежать, как Хлоя? Провести годы в бегах, лишившись всего, зная, какие санкции будут после этого ждать её семью? Её отца, который может лишиться шанса вернуть себе зрение?

…Ведь он всё ещё ничего, совершенно ничего не видел.

Нет. У неё есть ещё полгода. Она что-нибудь придумает.

Таисса перевела отрешённый взгляд в окно, возвращаясь в настоящее.

– От Дира всё ещё не было вестей? – спросила она.

Найт покачала головой:

– Никаких. Что бы он ни задумал, пока он молчит.

Таисса вскинула голову, глядя на Ника:

– Что со мной теперь будет? – спросила она. – Вряд ли Совет разрешит мне бегать с катаной по тайным базам Тёмных и дальше. Кстати, где моя катана?

– Люди Рамоны забрали её с дирижабля, – подал голос Ник. – Она у твоего отца. Вот только тренироваться с ней в твоём текущем состоянии я не стал бы.

– Некоторое время ты побудешь здесь, – мягко сказала Найт. – Сможешь поддержать Эйвена, пока он предпринимает героические усилия, чтобы спасти «Бионикс» от перехода под крыло Совета. Это бессмысленно, разумеется: пакет акций Хлои Кинни стоит вровень с пакетом, принадлежащим твоему отцу. Ни у кого нет большинства, а это значит, что контроля Эйвен не получит.

Таисса слабо улыбнулась:

– И ты ему ничего не посоветуешь? Через меня?

Найт мягко усмехнулась в ответ:

– Это Эйвен, Таис. Он куда лучше меня разбирается в людях, а тут нужны именно люди, а не цифры и не проценты. Поверь мне.

Ник Горски встал.

– Не перенапрягайся ни при каких обстоятельствах, – произнёс он. – Ни при каких, Таисса. Врачи очень настойчиво просили этого тебе не говорить, чтобы уберечь от стресса, но есть шанс, что от серьёзных нагрузок твои способности будут угасать, пока не исчезнут. Никому из нас этого бы не хотелось.



Ольга Силаева

Отредактировано: 24.05.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться