Венец Тёмной изгнанницы

Глава 27

Пока Таисса поднималась в закрытом лифте прямо в кабинет главы «Бионикс», она была полна тревожного ожидания. Ник и Найт были совершенно правы: судьба корпорации висела на волоске. Что сделает её отец? Перережет этот волосок – или чудом пройдёт по нему, балансируя над пропастью?

Двери лифта распахнулись, и Таисса шагнула вперёд.

Но Эйвена Пирса в кабинете не было.

Кабинет вообще был пуст, как показалось Таиссе. Она огляделась: никого за столом, в мягких креслах, на диване. Странно: где же её отец?

– Я здесь, Таис.

Таисса посмотрела наверх и не удержалась от улыбки. Её отец парил в воздухе под потолком, закинув руки за голову. На его глазах по-прежнему были непрозрачные защитные линзы, полностью скрывавшие всё, что таилось за веками.

– Не похоже, чтобы ты занимался делом, – заметила она.

Эйвен Пирс медленно спустился, бесшумно коснувшись пола.

– Странное ощущение, – задумчиво сообщил он. – Никогда раньше не владел корпорацией. Блокирующий пакет, впрочем, остаётся у Светлых, но это лишь вопрос времени.

Таисса поперхнулась:

– Это с каких пор ты владеешь корпорацией? У Александра столько же акций, сколько у тебя. Или я ошибаюсь?

– Было почти столько же, тут ты не ошибаешься, – кивнул её отец. – К большому моему сожалению, пакет акций Хлои Кинни отошёл к Светлым окончательно.

Он отошёл к столу, со второй попытки поймал спинку кресла и легко уселся, кивнув Таиссе на кресло напротив.

– Но ты не сдался, – утвердительно сказала Таисса, усаживаясь. – Верно?

– Ну что ты. – Её отец чуть улыбнулся. – Разве я могу? И вот-вот, с минуты на минуту…

На столе завибрировал линк. Эйвен Пирс лишь кивнул, нажимая на ощупь клавишу вызова.

– Эйвен, – раздался холодный женский голос.

– Добрый день, Елена, – произнёс Эйвен Пирс. – Простите, что не включаю изображение. Думаю, будет справедливо, если мы будем в равных условиях, не так ли?

Елена. Фактическая глава Совета. Давно же они её не слышали.

– Добрый день, – произнесла Таисса вслух. – Нас, должно быть, слушает весь Совет?

– Практически весь, – раздался голос Ника Горски. – Я нахожусь ближе к вам, чем остальные, но в конференции участвуют почти все.

– Можно передать привет Ларе? – поинтересовалась Таисса. – У меня есть для неё захватывающий рассказ о пыточных Виктории. Уверена, всем будет очень интересно.

– В другой раз, – по-прежнему холодно произнесла Елена. – Думаю, вы скоро увидитесь лицом к лицу.

– Мечтаю с ней пофехтовать, – серьёзно сказала Таисса.

– Нам сейчас несколько не до этого, – раздался сухой голос Александра. – Эйвен, как тебе это удалось? В одиночку?

Таисса моргнула. Удалось что?

– Уже полтора часа я владею пятьюдесятью процентами акций «Бионикс» плюс одной акцией, – подтвердил Эйвен Пирс. – Что я могу сказать? Должно быть, просто повезло.

Таисса сдавленно охнула.

– Как? – выдохнула она.

– Вот видите, – кивнул её отец, – этого не знает даже Таис, и уж тем более не знает Мелисса. Надеюсь, вы избавите мою дочь и мою жену от излишнего внимания по этому поводу. В конце концов, пока я жив, они не имеют к акциям «Бионикс» никакого отношения. А умирать в очередной раз, поверьте, мне совсем не хочется.

– Мы поняли, – отрывисто сказал Александр. – Но мне хотелось бы услышать объяснения. Как ты сумел собрать всех миноритариев и уговорил передать тебе акции меньше чем за месяц? Это невозможно.

– Должно быть, это наследственное, – серьёзно сказал отец Таиссы.

Таисса прыснула.

– Я бы предположила, – раздался голос Найт, – что возвращённые с дирижабля Тёмные, которых считали погибшими, сыграли в этом свою роль. Если бы не жертва Эйвена и не смелость Таиссы, я не получила бы доступ к управлению дирижаблем и мы не победили бы Викторию.

– «Мы»? – сухо произнесла Елена.

– Мы, – спокойно сказала Найт. – И Дир, если вы о нём забыли.

Наступила мёртвая тишина.

– Кажется, – произнесла Таисса, – о Дире здесь не хочет говорить никто.

– В другой раз, – негромко сказал Эйвен Пирс. – Я рад, что у нас двоих вновь есть четырнадцать лет общих воспоминаний, Найт. Надеюсь, у нас будет возможность о них поговорить.

– Как только я уничтожу Совет, – согласилась Найт. – У них есть сквернейшая привычка подслушивать, знаешь ли.

Елена кашлянула:

– Думаю, воссоединение семьи мы оставим на потом. Эйвен, что вы собираетесь делать?

Эйвен Пирс помолчал.

– «Бионикс» начнёт массовое производство «Амиго», – произнёс он. – Препарат против контроля сознания выйдет на рынок. По уставу компании, владелец блокирующего пакета не может нам помешать, поэтому Совет нас не остановит. Не буду притворяться, что я об этом сожалею.



Ольга Силаева

Отредактировано: 24.05.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться