Венец Тёмной изгнанницы

Эпилог

Они спустились на лифте на подземные этажи, на которых Таисса не была ни разу. Впрочем, её отцу достаточно было приложить ладонь, чтобы хранилище «Бионикс» открылось перед ними.

Узкие залы, длинные коридоры. В голове отца, должно быть, срабатывали электронные датчики: ориентировался он куда лучше, чем Таисса ожидала.

Наконец они оказались у сейфовой двери. Эйвен Пирс обменялся парой негромких реплик с охраной.

– Это безопасно или им лучше отойти подальше? – только и спросил он.

– Они люди, – сказала Таисса негромко. – Для них это безопасно. Но… лучше пусть отойдут. Не хочу, чтобы пошли слухи.

Её отец кивнул и отдал распоряжение.

Дверь неохотно распахнулась перед ними, и Таисса с отцом оказались внутри.

Меч лежал под фиксирующими зажимами и под колпаком силового поля. Эйвен Пирс приложил руку к панели управления, раздалось короткое жужжание, и силовое поле раскрылось.

– Когда-то на инопланетном корабле, – тихо сказала Таисса, – мы встретили существо, умоляющее о помощи. Светлую. Настоящую инопланетную Светлую. Можно я расскажу тебе о ней?

Её отец коснулся её руки, стоя напротив. Он не видел её, но сейчас ей казалось, что он смотрит ей прямо в глаза.

– Расскажи мне, Таис, – негромко сказал он.

 

Полчаса спустя они сидели у стены и Таисса плакала, заново вспоминая и переживая сцену на корабле. И острую, режущую тоску, и бесконечное одиночество, и тихое, спокойное счастье.

Хватит ли ей когда-нибудь слов, чтобы описать их по-настоящему? Впрочем, кажется, отец понял. Как понимал её всегда.

Его рука сжалась на её плечах.

– Теперь я понимаю, почему ты не была готова говорить об этой встрече, – наконец произнёс он. – Спасибо, Таис.

– Ты всё-таки был прав, – прошептала Таисса. – Помнишь? Об инопланетном происхождении Тёмных и Светлых. Где-то там есть другие Источники… другие расы.

– Не обязательно, – задумчиво произнёс Эйвен Пирс. – Мы можем быть последними. Но даже если нет, ради нашего общего блага я надеюсь, что эти расы нас не найдут.

– Да уж, – пробормотала Таисса. – Мало нам Светлых, пытающихся влезть нам в головы, так ещё и появится банда Великих Тёмных из соседней галактики и примется бить посуду. Только этого нам и не хватало.

Она повернула голову к отцу.

– Но та Светлая… была настоящей, – тихо сказала она. – Если где-то ещё есть… такие, как она… я хотела бы их встретить.

– А тех, кто положил её в саркофаг?

Таисса вздрогнула.

– Нет.

Повисло молчание

– А ведь вы теперь связаны, – негромко сказал её отец. – И кто знает, как эта связь проявит себя. Впрочем, я забегаю вперёд. Настала пора демонстрации, как я понимаю?

Таисса улыбнулась:

– Да. Я… я бы хотела показать тебе, каково это было – чувствовать её свет. Можно?

Эйвен Пирс кивнул. И легко поднялся, подавая ей руку.

Таисса без слов встала, взяла меч и закрыла глаза.

Ничего не произошло. Совершенно ничего. Всего лишь древний клинок с тёплой рукоятью в её руках – и чувство тревоги в душе.

У Таиссы заломило виски. Её разом охватило осознание, что ничего не получится, это надо делать не так, возможно, не нужно делать вообще…

Она глубоко вздохнула, вспоминая слёзы своей матери. Несчастной, влюблённой, искренне желающей остаться рядом с тем, кого она любила. И лицо отца, напряжённое, замкнутое. Его любовь продолжалась даже в глубоком вакууме, и, когда Эйвен Пирс вместе с Таиссой слушал письмо своей жены, даже одиночество космоса отступило, как отхлынуло перед мягким голубым сиянием, окутавшим Таиссу когда-то.

Та инопланетная Светлая никогда бы даже не задумалась о том, нужно ли прощать. Она вся была прощением, каждая её клеточка была светом, вся она была сиянием, которое любило, грело, принимало. И сейчас…

…Таисса становилась частью этого сияния.

Космос. Бескрайнее звёздное небо. Небо, под которым важна только любовь.

– Помнишь, – шевельнулись губы Таиссы, – парк аттракционов, когда мне исполнилось три? Я умела летать, но так хотела побывать на колесе обозрения. В кабинке я перепачкала мамино платье грязными ботинками и ужасно удивилась, когда меня не стали ругать. А потом я увидела, чем вы были заняты. Вы целовались.

– Ужасно неприлично, – согласился её отец.

Сияние сделалось ярче. Таисса засмеялась и услышала ответный смех. Ещё немного, ещё чуть-чуть…

А потом она пошатнулась, разом почувствовав, как иссякают силы.

– Всё, – выдохнула она.

Её отец вмиг оказался рядом. Меч выскользнул из рук Таиссы, щёлкнули фиксаторы, когда металлические руки Эйвена Пирса вернули клинок на место, и секунду позже вспыхнуло силовое поле.

– Всё хорошо, Таис. Я здесь.



Ольга Силаева

Отредактировано: 24.05.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться