Венера – суровая хозяйка

Размер шрифта: - +

Венера – суровая хозяйка

 

                  Мы улетаем вместе,

                  Но всё же это прощание.

                  Возможно, мы вернемся

                  На Землю. Кто знает?

                  Джоуи Темпест,

                  солист группы «Europa»,

                  песня «The Final Countdown»

 

Зелёный блестящий, словно осыпанный хрустальными осколками, полог раскинулся у меня над головой.

Звонкие трели невидимых птиц ласкали мой слух.

А свежий аромат листвы щекотал ноздри.

Мне сразу же захотелось расслабиться.

Расправив плечи, я откинулся на тёплый мшистый валун и устремил взгляд вверх, выискивая просвет в кронах.

Ему следовало иметь форму круга, поскольку он являлся… иллюминатором.

Да, я отдыхал в оранжерее – самой уютной каюте моего шаттла, – которая была ещё и садом, но никто не мог запретить мне делать тут абсолютно, что угодно, и называть её даже «искусственной экосистемой»: и первое, и второе, и третье было верно.

Да, я отдыхал в оранжерее, пока мой корабль преодолевал космическое пространство между Землёй и Венерой.

Неимоверно медленно…

Да, я отдыхал в оранжерее, и наблюдал, как солнце проплывает мимо левого борта.

А раскалённый докрасна Меркурий скользит по краю пылающего диска, точно капля железа, стекающая из зева горна.

Пройдёт время – и мой Дракон[1] вопьётся когтями в его богатую рудами плоть, чтобы та стали достоянием человеческой цивилизации – это будет величественно и колоссально!

Мы используем гравитационное поле Венеры для разгона и примчимся к самому маленькому «небесному телу» нашей системы, поскольку споры о статусе Плутона до сих пор ведутся.

 

Черный космос.

Красный Меркурий.

Жёлтое Солнце.

 

Щебет дрозда.

Журчание воды.

Моё дыхание.

 

Я слегка запыхался, продираясь через заросли орешника к роднику, спрятанному за кустами ежевики.

Будто не покидал родную планету.

Совсем.

Потому, что здесь не было ощущения постоянного движения.

Вообще.

Правда, на Земле оно – ощущение – отсутствует тоже, хотя наша милая малютка мчится по орбите быстрее любой скаковой лошади…

 

Сделав последний шаг, я уцепился ногой за виноградную лозу, непонятно откуда тут взявшуюся, чуть не рухнул и помянул недобрым словом ландшафтного дизайнера, разработавшего местную планировку.

Компьютер начал повторять запись.

Я велел: «Убей птицу!»…

 

В его базе мало было «голосов живых».

И многие я уже запомнил наизусть, потому что посещал оранжерею даже слишком часто.

Теперь их просто не хотелось слышать.

Путешествие наше продолжалось слишком долго…

Конечно, мы неслись гораздо быстрее Венеры-13[2]: не 4 месяца.

Но долго… безмерно… и проделали лишь половину всего пути…

 

Чтобы расслабиться, я отключил магнитные ботинки, оттолкнулся и повис в воздухе, воззрясь через иллюминатор.

«Дрейфующее» недалеко от корабля светило подцвечивало окружающую пучину космоса основным своим оттенком: ярко-оранжевым.

Звёзды переливались всеми цветами радуги, мерцали, словно монетки в океанском дне.

Будто жемчужину, я решил отыскать среди них красотку, носившую имя самой привлекательной богини.

За несколько секунд мне удалось её найти, и остальное перестало меня интересовать.

 

Потребность в созерцании у человека будет всегда.

Грех не использовать оную для того, чтобы избавить себя от необходимости зевать, невыносимо скучая в будто бы бесконечном, «плавании», столь нескоротечном из-за того, что секрет заморозки людей не раскрыт уже 98 лет – с начала эпохи космических полётов – и даже в минувшие 19 лет – весь период колонизации планет…

Маленьким людям нравиться приурочивать большие дела к большим датам, желательно круглым.



Владимир Шашорин

Отредактировано: 23.05.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: