Венок сонетов

Font size: - +

7. Танец на Сиреанонне (Иллэнэ. Вегурдарни)

Я помню твои глаза - смятенье далекой бури,

и взгляд - холодные звезды - отсвечивал странной болью.

Я помню твое лицо - холодность застывшей маски,

но крыльев горячий вихрь поднял и унес во тьму

 

Полумрак наполнял гигантский зал. Светильники витали в воздухе, не создавая четких теней. Полутона красок медленно перетекали от колонны к колонне, стирая границы. Бесконечность, замкнутая в пространстве. Колонны окунались где в туман, где в мерцание воды, где – в блеклые языки прохладного пламени.

Я развлекала себя, гуляя через пламя. Оно окрашивало светлое платье то в серебристый, то в багряный, то в лазурный тона. Волшебное холодное пламя ластилось ко мне, как ручной зверек.

Я прибыла едва ли не первой. Как только я вошла через дверь в зал, ко мне порхнули трое Хозяев. Большеглазые, хрупкие, похожие на стрекоз, они смеялись, приглашая меня войти. И были совершенно не назойливы. Хранители чудесной планеты, они явились мне такими. Но я пришла с миром, и какими бы они были, если бы я пришла врагом? Не знаю…

Сейчас Хранители подхватили мой истрепанный плащ и посох, закружили меня в вихре. Когда они исчезли, я оказалась в светлом шелковом платье, невесомом и полупрозрачном. Мне захотелось принять облик, подобный Хранителям, но я удержалась и окончательно проявилась в даренном планетой Сиреанонной теле. После того, как гайа Аэруссэ, дух мира Сиреанонны, впервые одарила меня таким обликом, следуя своей фантазии и моим предпочтениям, я часто предпочитала его более других.

Он был удобен для танца. И я танцевала с пламенем. А потом ощутила голод. В Межмирьи мне не требовалось пищи, но я устала, преодолевая границы миров и пространства, и теперь мое новое-старое тело требовало энергии. Ответив на мое желание, явился Хозяин, высокий стройный юноша, напоминающий белку и кота одновременно. Он поднес мне бокал с сияющим пузырящимся напитком, полным свежести и силы. Я улыбнулась, поблагодарив его, взяла напиток и отправилась в другой конец бесконечного зала. Мне хотелось побыть одной.

Обычно нам некуда возвращаться. У нас нет корней – мы давным-давно их оборвали. Но мы живые, и порой хочется уюта и покоя. Есть один мир, куда мы не приходим, не забегаем мимолетно, а все же возвращаемся. Мы сами помогали его создавать – мечту всех странников, иллюзию всех непостоянных и легкомысленных. Мир волн, цветов и птиц, ветров и солнечных зайчиков. Мир отмелей и пляжей. Мир дельфинов и теплого моря. Мир летучих деревьев и воздушных замков…

Невесомый, фееричный живой мир. Моя возлюбленная Голубая Жемчужина, Аэруссэ. Это слово – из языка странников, переменчивого и гибкого, как мы, и такого же эфемерного. Аэруссэ, лазурное мерцание, если произносить мягко и легко. Воздушная, прозрачная, бликующая волна – если резко и быстро. Мерцание в воде – если медленно и нежно.

Saire Aerusse – моя солнечная планета. Сиреанонна – голубая морская жемчужина, так звучало ее имя на одном из древних живых языков. Планета для мудрецов, неторопливых бесед, совещаний, танцев и песен. Там залечивают раны и отдыхают от странствий. Там можно часами бродить по колено в цветах и теплой воде, и когда устанешь – как по мановению волшебной палочки на горизонте возникает белый пляж, усыпанный песком, или укрытый зеленой травой. Солнце там не печет, а над островками почти всегда облачно. По облакам их и находишь. Можно попросить теплый дождь, или даже грозу.

Только хорошо попросить – как многие женщины, Сиреанонна капризна. Если тебе требуется пища, там не погибнешь от голода. Если ты хочешь пить, там много ручьев и пресных течений внутри соленой воды. И вода полны силы. Там не утонешь – сразу вынесут на мелководье, еще и успокоят. И подарят жемчуга – визитную карточку планеты.

На Сиреанонне устраивали балы. Иногда – в честь создателей. Вот, на пример, в честь меня. Хотя я приложила совсем мало усилий для творения этого мирка. Всего-то и создала, что пару дверей в Междумирье, да посоветовала, как защищать этот чудесный мир. Но Сиреанонна чтила меня, как и всех творцов, вестников, бродяг. Как всех своих хозяйственных хранителей, что менялись час от часу. Заповедник. Редкий случай райской идиллии в бесконечной веренице миров. Такие тоже должны быть.

Сегодня – удивительная ночь серебряного тумана, когда чувствуешь себя юной и беззащитной, и нет сомнений и смуты в усталой душе. Сегодня ночь танца. И могла ли я, живущая танцем, пропустить эту ночь? Эту долгую ночь в объятьях волшебной планеты Сиреанонны.

Сегодня у меня встреча. Вот только с кем? Кто ищет меня уже столько миров подряд? Кто идет по моему следу, призывая меня тысячами моих имен? Кого я не помню в бездне миров моих странствий?

Нет, не Ксаа Хутто, его попутные ветра не совпадут с моими на этот раз. Я улыбнулась мыслям, Айлитира я любила, хотя порой он утомлял меня. Отраженные в пространствах, мы чуяли друг друга за много миров. Не искал меня братишка, считающий, что спас от Пустоты, и с тех пор желающий защищать меня от всех. И от себя самой.

Я сжала бокал в ладони, хрупкие осколки с нежным звоном разлетелись по полу. Исчезли, вспыхнув синими огоньками. А потом я скользнула незримой тенью к колоннам, закрыла глаза, сделала шаг. Вокруг уже собирались гости. Но я оказалась на террасе. Мне открылся волшебный вид сумеречного заката. Океан лежал передо мной.



Александра Хортица

Edited: 11.12.2018

Add to Library


Complain