Венок сонетов

Font size: - +

10. Вечная музыка Путей (Айлитир. Сайлинн)

В твоей силе менять ход мирозданья, но надо ли оно тебе и мирозданью? Ведь иногда песня, спетая вовремя у костра, и сказка, рассказанная у камина, вершат более, чем тысячи важных свершений во имя перемен. Воля твоя и воля миров – одна.

(Кодекс Странников)

 

Вы ведь знаете про Вестников? Крылатых ангелов, которые служат богам? Ангел проводит силу и волю бога, являясь его творением и инструментом. Когда демонов зовут падшими ангелами, порой ошибаются, они вовсе не пали. Они просто отказались служить своим богам. И обратились к силе напрямую. Порой их называют чернокрылыми либо белокрылыми, и это не про их облик, но про принадлежность к силе. Белокрылые – вестники сил творения, чернокрылые – сил разрушения. Все это – условности, но мы так привыкаем к условностям.

То было начало Войны, о которой я пока почти не знал. О чем-то упоминала Иллэнэ, которая понимала войны лучше меня, какие-то слухи я слышал в тавернах да кабаках. Волею случая я оказался в дивном пространстве. И теперь скользил вверх-вниз, вправо-влево, и вперед. Хотя всех этих направлений тут, конечно, не наблюдалось. Дорога казалась мельтешащей тенью. Вокруг мелькали обрывки и осколки, клочки материи и энергии, чьи-то тела и части механизмов, деревья, дома, куски рек и болот. Я вспомнил о том, что когда-то был меняющим форму, и теперь был зверем, бегущим к цели.

Краски, звуки – каждый миг картина менялась. До меня долетали то страшные вопли, то смех, то ласковый шепот, то грохот лавины, то прибой. А потом - гудки пароходов, визг тормозов, ржание лошадей, крики драконов, трубный глас китов. Сладкая и прекрасная музыка. Ужасная какофония.

Я сам давал определение тому, что видел и слышал. Потому что ни глаз, ни ушей, как и видения, и слушанья тут быть не могло. Хаос. Мой любимый мир отражений и бликов. Край Всемирья, дно Всемирья, клоака Всемирья. Глубоко под Болотом, под всеми сущими мирами, вдали и от Пустоты, и от Белизны.

Хаос – источник вдохновения творцов и поэтов. Хаос пронизывал Всемирье по границам энергетических путей. Через Хаос можно было сократить дорогу, если знаешь, откуда и куда ты идешь. Хаосом постепенно раздвигали границы Пустоты, чтоб из его плодородной почвы вырастить новые миры.

Свалка и музей ненужных драгоценностей. Родной дом такому, как я, бездомному бродяге. Я чувствовал себя тут как рыба в воде, как птица в воздухе, как дракон в пламени.

Узкие крылья рассекали накатывающие обрывки реальностей и снов, синим пламенем я расчищал себе дорогу, видя ее перламутровые обрывки. Наконец, она легла ровной линией, сверкающей нитью Ариадны, уходящей в море Хаоса. Путь был утомителен, и я спланировал на клочок бетонного плацдарма, словно предназначенного для меня.

Ноги утонули в бетоне, тело прилипло. Я с трудом оторвался от псевдобетона и рванул вверх, полоснув ловушку-хвата бритвой синего огня. Туша хвата взвизгнула и стала тем, чем она казалась мне – ровной и удобной площадкой, на которую я могу приземлиться.

Хватов в Хаосе много. Бороться с ними было не так уж трудно – стоит их проявить в реальности, и они уже не могли быть тем, чем хотели. Это твари Пустоты, невесть как эволюционировавшие в Хаосе, который представлялись потенциальной жертве чем угодно – главное, войти с ней в непосредственный контакт. И тогда уже, конечно, сожрать. Что происходит с существом из мира упорядоченного в желудке существа Пустоты и Хаоса, сказать трудно. Скорее всего, оно возвращается в мир упорядоченного чем-то другим. Может, погибает. Может, вообще исчезает, развоплощаясь до искры. Не знаю. Пробовать мне не хотелось.

Уничтожались хваты по разному – мой метод проявления был неплох, но не всякому он подойдет. Надо просто четко знать, чего ты хочешь, и вместо хищника представить это. Площадка больше не порывалась меня проглотить. Но поиск обещал затянуться надолго. Я не знал, что я ищу, и где это искать. В Хаосе это было основным способом погибнуть. Я рисковал. Ради чего? Так вот.

В одном интересном месте Междумирья, в кабаке на перекрестке, я услышал обрывки беседы двух ангелов порядка и одного разрушителя. Разрушителю, тому, кому путь в Хаос по определению заказан, срочно приспичило добыть оттуда некий Талисман. Непонятный артефакт непонятного происхождения и назначения. И он по секрету давал понять ангелам, что те могут неплохо заработать, если добудут оное.

Чернокрылый ангел весьма подозрительно отнесся к предложению, но услышав цену, согласился. Цена оказалась забавной – сам Талисман. С этого момента я стал прислушиваться внимательнее. Белокрылый ангел старательно выяснял, что это за такой Талисман и почему разрушителю он так нужен, и в то же время тот готов отдать вещь добытчику?

Вещь? Разрушитель ухмылялся. Мол, само присутствие этой вещицы в мирах весьма полезно. Это такая вещица, которая ни много ни мало выполняет желания. Чего? Белокрылый расхохотался. Исполнение желаний? Так банально? А даже если и так – что, ты отдашь Талисман добытчику? Но загадочный наниматель ответил ему: «Понимаешь, ангел мой, не все так просто. Талисман выполняет не твои желания. И не свои даже, хотя он более чем разумен, а вовсе не вещица. Он выполняет желания той части пространства, где находится. Скажем так, того мира или куска межмирья…» Как это? «А вот так. Даже не желания, а то, что надо! Всегда только то, что надо. Надо миру».

Ангелы задумались. Это было заманчиво по веским причинам. Миры стремятся к развитию, гармонии и равновесию. Если Талисман попадает в руки к разумному Творцу, его мир будет сильным и здоровым. Талисман исцелит раны мира, поможет растить новые жизни, и оберегать старые. То, что надо.



Александра Хортица

Edited: 11.12.2018

Add to Library


Complain