Венок сонетов

Font size: - +

14. Круг снов (Айлитир. Рум. Иллэнэ. Хагранд. Вегурдарни)

Кресло было отчаянно удобным, комната – уютной, свет – теплым. Меня напоили сладким золотистым вином, от которого хотелось спать и видеть приторные сны, меня вкусно и сытно накормили. Я отогрелся после долгого пути под мелким моросящим дождем, промочившим непромокаемый плащ. И вообще грех было жаловаться.

Хозяин глядел на меня умильным взглядом, под которым я таял и растекался манной кашей по креслу и по всей комнате. Тут хотелось провести вечность, а потом еще одну… Где еще я найду такого доброго Хозяина, такую сладкую жизнь, такое гостеприимство и уют?

Я пытался узнать его. Он казался мне знакомым, этот хозяин славного Мира Ласк. Знакомым и чрезвычайно опасным. Потому что вино было отравленным. Пища – ядовитой. Пламя в камине – завораживающим. Кресло было ловушкой, а комната – тупиком. И я получал истинное и непередаваемое удовольствие, посетив это волшебное место. Люблю хорошие ловушки, особенно расставленные на меня. Это развлекает. Особенно, если, и правда, опасно.

- Ты все еще хочешь, чтоб я остался? – спросил я Хозяина, который принял меня в гибельном своем ресторане. Тонкие невидимые глазу золотые нити его навязчивой любви обвивали мои запястья, щиколотки, талию и медленно подбирались к шее. Я расслабленно улыбался, глядя в прекрасные васильковые глаза Хозяина. Внутри ясной синевы стыли золотые зрачки. Это было странно и жутко. Красиво, по-своему.

- Ты меня не узнал, Айлитир, - голос Золотоглазого журчанием ручейка в жаркую пору года вливался в уши, - Это даже забавно. А я так мечтал увидеть темноту твоих глаз, - он прикоснулся к моей руке, - Твои ледяные ладони могут открывать самые тайные дверцы в чужие души, правда? - в голосе его было едва заметное вожделение. Он едва удерживал себя от того, чтоб не схватить меня. Чего это он? Это что-то новенькое. Я задумался. Взглянул на себя со стороны. Ах да, Иллэнэ…

Усмехнулся. Эта шальная странница оставила в моей сущности слишком много женственного, иллюзорно-податливого, ярко проявившегося в этом мире наслаждений, где соразмерность тела ценилась превыше соразмерности духа. А Мир не позволил мне принять самую удобную для меня форму, как всегда, мягко и ненавязчиво навязав мне уют человеческого тела. Таков был Мир Ласк, сладкий, приторный.

Хотя Хозяин этого мира заявлял со всей уверенностью, что в пределах его владений все становится истинным, и каждый является лишь тем, чем является на самом деле. Громное заявление. Может, и не лишено истины – могущество этого существа я ощущал. Но что у него ко мне? Неужели и правда только манящие бездны души Иллэнэ привлекли это странное создание?

Ох, Хозяин, не связывался бы ты с Иллэнэ, право. Но её тут со мной не было. Я чувствовал ее, как себя, и знал, что с ней происходит. В любом случае, ее Путь был в моем сердце, делая меня сильнее и мудрее.

А Золотоглазый истекал нежностью. Физическое вожделение явно было недоступно этому совершенному существу, поэтому он притворялся, купился, видимо, на мой человеческий облик. Я наблюдал за ним из-под прикрытых век, и мне было хорошо, тепло…

И крайне противно.

- Мне нужны твои истории, Айлитир. Твои советы. Ты нужен мне, ты нужен Ласк.

Золотые невидимые нити покрывали уже значительную часть моего тела. Они были бы даже опасны, не знай я эту магию. Как водится, осознанная опасность делается в два раза слабее.

С Хозяином меня свела, наверняка, сама судьба, в которую я упорно не верил, поскольку давно взял на себя ответственность за свой Путь. Хозяин умел замедлять. Хозяин умел расслаблять, размягчать душу так, что она теряла волю, и вливалась в канву его сладкого и нежного мира грез и наслаждений. По-своему совершенного мира, потому что он обеспечивал всем поистине райскую жизнь. Мир Ласк не превращался в болото в основном благодаря гостям извне. Которые рано или поздно покидали этот мир, отдохнувшие, посвежевшие, и страстно мечтающие вернуться в Ласк. И остаться там навсегда. Возвращались. Оставались. Ничего против воли… Тем более, что в большинстве случаев воля была его, Хозяина.

Я бы даже не заглянул сюда, но мне назначили свидание. Вернее, не совсем мне. И не совсем свидание. Но тот, кто назначал, не мог найти места лучше для подобных деловых встреч. И, конечно, Хозяин тут же заметил мое присутствие в его лишенном ветров мире, и тут же пригласил в гости. Вернее, я оказался в его доме, и он попытался мне внушить, что я у него в гостях. Я поверил. Конечно.

- Ты веришь мне, странник, - проникновенно произнес Золотоглазый, в глубине его красивых глаз мерцало яркое пламя, и я любовался этим пламенем, понимая, что оно тонет в моих зрачках и растворяется в них без края. Это противоборство продолжалось долго, невозможно долго, так долго, что мое тело оказалось полностью опутанным нежной гибельной паутиной, я видел его лицо через золотистую дымку покоя.

Хорошо-то как. Золотой наркотик тоски и страсти в одном флаконе. Подавать горячим, не смешивая. Вот только тоски по корням нет ни на грамм. Не хочу я тут ни жить, ни умирать. А без того все усилия пропали втуне.

Я ласково улыбнулся, но он скривился, как от боли – мои глаза не смеялись. Он вздохнул. Придется драться – так и читалось в его взгляде.

- Конечно, - кивнул я и поднялся. Он растерянно глядел на тело, которое корчилось в ставших видимыми нитях его силы. Тело истекало кровью, кожа лохмотьями облазила с него, и вообще все было страшно неаппетитно…



Александра Хортица

Edited: 11.12.2018

Add to Library


Complain