Венок сонетов

Font size: - +

22. Друзья и враги (Иллэнэ, Джейк, Рум, Айлитир)

Каждый бывалый странник знает, как хорошо отдыхать на краю Дороги. Найти безопасное место, и задремать, позволяя ветрам Междумирья уносить чужие пути, обрывки ненужных идей и лишний вес.

Вот и маленький странник Джейк крепко спал. Совсем недавно он покинул тупик на краю Пустошей, и нашел нового друга. Всем сердцем ощущая, что дальнейший путь будет сложным, интересным и правильным, он доверился. Он не знал, куда точно они идут – аловолосая странница Илли сказала, что по дороге разберутся.

Но вот сквозь сон он услышал, как заржали кони, как застучали деревянные колеса, и послышались веселые голоса. Эти голоса постепенно заполнили все пространство вокруг, и даже чуть колючая шерсть дорожного одеяла стала будто бы продолжением слов и звуков. Его укутали! Настоящим теплым одеялом, надо же. Забытое какое ощущение.

- Линка? Линка… ты вернулась! А мы думали… тот пожар… - говорил хрипловатый женский голос. А Илли отвечала им, будто бы Линка - ее имя. Хотя Джейк понимал, что имен может быть много, и все равно прислушался внимательнее.

- Илли. Я уже давно не Линка. Зовите меня Илли…

- Илли? Какое смешное и красивое имя, но тебе идет, - проговорили хором два похожих голоса, - Нам очень нравится. Ты молодчинка, что взяла себе такое имя!

Кто там? Джейк честно попытался проснуться, ему очень не хотелось попасть в какую-то передрягу снова. Он слышал голоса, имена, слова, и ему показалось, что загорается яркий костер. И кто-то рычит вроде бы угрожающе, но не страшно. Будто бы игривый пес прыгает, опуская тяжелые лапы на землю так, словно она - барабан.

- Вы совсем не изменились! Вена… Ник! Ты такой же милый, как и был… Мария? Анна? Я думала, вы покинули нас… Надо же! – смеялась Илли-Линка. И ей в ответ тоже смеялись.

«Нас»?

Джейку показалось, что там – бродячий цирк из тех, что случались в его родном мире. Он почти увидел их всех. В своем сне про них. Вот же они - гибкий Викор, в котором, казалось, и вовсе не было костей. И тяжелая, красивая Вена, состоящая, кажется, из одних мускулов. И балагур Ник, скрывающий лицо за уродливой маской – Джейк его сразу раскусил, но спрашивать не стал. Близняшки Мария и Анна так и вовсе очаровали парня. Такие закружат, заморочат, быстрые и веселые. Но Джейк не боялся мороков. Ведь после поля Предрассветных в его глазах навечно поселился осколок тумана, мешающий иллюзиям завладеть сознанием. И даже большой и страшный травоядный Пушистый ему понравился…

Но он не поднимался, не оборачивался к ним, так, будто бы его лопатки, позвоночник, плечи обрели глаза, и теперь воспринимают удивительную встречу. Илли радовалась им, кружилась, восхищалась, трогала ладошкой стенку театральной кибитки, гладила лошадей.

- Ты вернулась, Илли! – восклицал Вик, он все никак не мог успокоиться, обнимая девушку, а Вена, та вовсе подняла аловолосую спутницу Джейка на руки и закружила, - Сначала Ник пришел, говорит, что разлюбил уже тебя… Представляешь, Ник – и разлюбил!

- Это хорошо, - кивала Илли, улыбаясь открыто и весело Нику. Джейк пока ничего не понимал, но он ведь и не знал их историю, чтобы понять, о чем они, - Я попробую тебе поверить… Ник.

- Не надо мне верить, Странница, - ухмыльнулся тот, разглядывая ее васильковым взглядом через некрасивую маску. Джейку было странно ощущать его, он вспомнил одно существо, которое тоже притворялось доброжелательным, хотя внутри у него бушевали черные сомнения и страхи. То существо, которое похитило его друга тогда, в родном мире, откуда он ушел, чтоб найти друга. Вот и у Ника в душе были бури.

- А потом и ты пришла, - продолжил Вик, - Теперь мы славно заживем, прям как тогда.

А близняшки Мария и Анна, хватая подругу за руки, тянули ее к огню. Потом Джейк слышал, как круговая чаша вина идет по ладоням, в котелке булькает вкусная пшеничная каша с мясом. Он слышал запах вина, еды и дыма от огня, и запах коней, и запах Дороги. Илли почему-то не звала его, и на долю мига он ощутил ее чувства. Мысли. Не то, чтобы она боялась. Скорее – опасалась. Беспокоилась.

За кого? За него? Да что еще с ним может случиться-то.

Он проснулся, сглотнув голодную слюну. Сел. Разглядывая Илли, которая в своем повзрослевшем облике была красивой и жуткой. Разглядывая наскоро разложенный лагерь. Увидел и себя в старом, побитом временем и трещинками зеркале, стоящем у металлического таза возле колеса кибитки. Вот как! Какой я стал… Он себе в целом даже понравился – взрослым. Ничем почти не изменился, взгляд остался таким же, как и был, вихры светлых волос торчали во все стороны, а тело осталось гибким и будто бы нескладным – хотя пойди его попробуй переловчить, если что. Но отвлекся от созерцания своего облика. Вместо того рассматривая того, кто назвался Ником, и кто сейчас приобнимал Илли за плечо, нараспев рассказывая про какой-то интересный мир, в котором легко и просто начинать все сначала, и где можно бродить-неперебродить, и многие отправляются туда, и двери открыты.

- Там столько рас живет единой дружбой, и магия сплетается с технологиями, дороги открыты, а внутри мира – столько лабиринтов, что за века не наблуждаться, и скучно не будет. Мы можем туда пойти хоть сейчас, - уговаривал Ник, обнимая Илли, и та мило улыбалась, и почти кивала. Сплетенные тени тянулись к огню вместо того, чтоб убегать от него. Две живых тени.



Александра Хортица

Edited: 11.12.2018

Add to Library


Complain