Вера для чемпиона

Глава десятая

Несмотря на то, что угомонились мы под утро, я по привычке проснулась рано. Голова болела от недосыпа, но оно того стоило. Михаил спал рядом, на животе, одну руку закинув на меня, а другую спрятав под подушку. Я осторожно высвободилась из его объятий и, перевернувшись на бок, подперла щеку кулачком и оглядела своего новоиспеченного любовника.
Никогда бы не подумала, что буду так искренне восхищаться мужской красотой. Я не раз и не два просыпалась в постели с чертовски привлекательными парнями, но у меня и в мыслях не было на них пялиться. Умыться, освежиться, выпить кофе, если есть и уйти - без обоюдных обещаний звонить, писать и помнить. 
А теперь...
Нет, наш секс не сделал все проще, а утро в теплой близости от Михаила лишь ещё больше убедило меня в мысли, что в этого человека я действительно влюбилась. Теперь я хотела его себе - целиком и полностью - в свои объятья, в свое тело и в свою душу. От того было радостно, сладко и немного страшно. И отчасти больно, потому что судьба вдоволь накидала мне трагедий, а тут вдруг я вытянула счастливый билет.
И как мне его  теперь уберечь?
Я осторожно погладила Михаила по руке и, скинув одеяло, вскочила с кровати. Нога почти не болела, поэтому я немного удивилась, увидев на стопе повязку. Отмахнулась, стянула со спинки стула белую рубашку своего мужчины и, накинув ее на голое тело, вышла к лестнице. С пролета открывался отличный вид на бардак, который вчера в приступе ярости учинил боксер. Я вздохнула и спустилась вниз. Обойдя видимые при свете дня осколки, я добралась до вешалки с верхней одеждой и из кармана дубленки достала свой телефон. Зря я, конечно, его тут оставила, ведь мне могла звонить Маргарита Васильевна, а Миша свой телефон уничтожил. Однако пропущенных - ни сообщений, ни звонков - не было. Я потерла шрам и, сев на обувницу, набрала номер Алины.
- Чего случилось? - на седьмом гудке сонно поинтересовалась подруга.
- Артур под боком?
- Нет, свалил куда-то ещё под утро. А что?
- Козел твой Артур.
- В смысле? - Алина вмиг проснулась. - Сто... Что случилось?
- Помнишь вчерашнюю потасовку у бара?
- Когда на твоего жеребца начал лаять дворовый кобель? Ну?
- А то и ну, что твой Артур фотки наделал и теперь хочет статейку толкнуть, какие в профбоксе слабаки на самом деле.
Алина замолчала.
- И, ко всему прочему, еще за непубликацию требует денег, - закончила я.
- Ничего не поняла, - Алина выдохнула. - Фух... А кто тебе сказал? Чемпион?
- Да. А ему его помощник. Андрей, собственно. Он занимается всем по части СМИ, интернета и прочей раскрутки.
- А с ним-то как связались?
- Может, по мэйлу, может, в вк. Этого не знаю.
- Так... Я тебя поняла. Короче, своему жеребцу скажи на дыбы пока не вставать и вообще ничего не делать. Я все выясню. Артур, конечно, тот ещё... Мммм... Та ещё змея, но я надеялась, что не в мою сторону.
- Так ясно, что не в твою, а в нашу.
- Насчет тебя и твоего парня я его предупреждала... Ладно. Разберусь, коль сама виновата. Только не делайте пока ничего. А мужик твой - молодец. Редко таких терпеливых встречаю. 
- Ну дааа, - протянула я, оглядывая учиненный образцом терпения разгром. - Есть такое... Хорошо, я ему передам. Спасибо.
- Вера...
- А?
- Переспали?
- Ага.
- И как?
Я улыбнулась и, возведя глаза к потолку, счастливо вздохнула.
- О-о-о, - протянула Алина. - Девочка, кажется, попала...
А ведь и правда, попала. 
Я взяла мобильный и вернулась на второй этаж. Михаил уже проснулся - сидел на краю кровати и протирал глаза.
- А я думал, ты сбежала, - улыбаясь и щурясь, произнес он, когда я замерла в дверях.
- Искала телефон, - чего-то застеснявшись, я скрестила руки на груди.
Михаил поднялся и шагнул мне навстречу.
- Зачем? Без мобильного так хорошо по утрам...
- Мне всегда... - договорить я не успела - Миша подался вперед и, обняв мои колени, рывком поднял вверх. Я вцепилась в его плечи и, конечно, выронила телефон.
- Стой, Миша!!! Пусти!
- Неа.
И он закружил меня по комнате.
- Миша, хватит!!! Да послушай же меня!!!
Михаил остановился. Вскинув голову, посмотрел на меня снизу вверх, и произнес тихо и оттого немного грустно:
- Побудь со мной ещё минуту. Пожалуйста.... просто побудь моей...
От этих ли слов, от нашего ли "танца", но у меня закружилась голова. Я обвила шею Михаила руками и, наклонившись к нему, поцеловала. Миша попятился и, продолжая держать меня, спиной повалился на кровать. Я, визжа и смеясь, забарахталась в его объятьях, а когда он ослабил хватку, села на него верхом.
Он погладил мои колени.
- Как твоя нога?
- Все отлично. Вообще не больно.
- Тогда, может, разбавим утро? - Миша провел ладонями по моим бедрам и, взяв за талию, попытался уложить на кровать.
- Ну уж нет, - я наклонилась вперед и толкнула его в грудь. - Сейчас рулить буду я.
- Как скажете, мэм, - и Михаил, поцеловав мою руку, откинулся на подушки.
Это утро на самом деле дарило ощущение счастья. Присутствие чего-то светлого, теплого, одухотворяющего ощущалось всегда - касались ли мы друг друга, смотрели ли в одну сторону, просто ли шли рядом. Душа пела - без всяких прекрас. И мир казался идеальным. И, на минуточку, только нашим.
Мы сели в машину, обсуждая Артура и его газету. Михаил пообещал, что ничего не будет делать, пока Алина не даст отмашку, и предупредил Андрея, чтобы тот тоже сидел ровно. Андрей очень удивился, что Михаил звонил с моего телефона, а когда они поговорили, и Миша вернул мне мобильный, старый друг подначил меня сообщением.
"Ты ему не только телефон дала сегодня, да?"
Я усмехнулась и ничего в ответ не написала. Его-то какое дело?
Вчера, пока мы ехали до города, я успела поблагодарить Мишу за подарок и посетовать, что представления не имею о подарке для него.
- Я подумаю, - заверил меня Белоозеров, но и сегодня не смог ответить на этот вопрос.
- Может, мобильный? - предложила я. - Твой же теперь не рабочий.
- Ну вот ещё. Телефон я куплю себе сам.
- А что не купишь?
Он задумался, побарабанил по рулю, размышляя, а потом, быстро глянув на меня, спросил:
- Ты закончила с "Одиночеством"?
Прозвучало так двусмысленно, что я замерла, не сводя глаз с седой от инея дороги.
- Мммм... Да.
- А что начнешь теперь?
- Не знаю...
- Может, что-то хорошее?
- Так ты хочешь картину?
- Конечно. Я заберу у тебя "Одиночество".
"Только меня у одиночества тебе не забрать".
- Вера.
Я вздрогнула и рассеянно посмотрела на Михаила.Улыбнувшись, он перевел взгляд на дорогу.
- Ты не слышала, что я сказал?
- Прости, нет. Повтори, пожалуйста.
- Можно личный вопрос?
Я кивнула:
- Только потом и ты на него ответишь, договорились?
- По рукам. Так... У тебя были серьезные отношения?
- Конечно. Я два раза была замужем, и у меня есть ребенок.
Михаил медленно повернул голову в мою сторону.
- Ещё раз...
Я засмеялась.
- Господи, Миша, видел бы ты себя! Дыши глубже, я пошутила. Чего ты так удивился?
- Ничего себе прикол... Я не удивился, а растерялся. Эта шутка не вписывается в твой образ...  жизни.
- Да, угадал, - я отвернулась к окну. - Не вписывается.
- Извини, - он накрыл мою ладонь своею. - Я не хотел тебя обидеть.
- Ладно... Если честно, у меня не было серьёзных отношений. С мужчинами в моей жизни я занималась только сексом. И не слишком часто, - я посмотрела на Мишу. Он хмурился. - Твоя очередь.
- Мне нечего добавить в твой ответ. Хотя... Часто. Вот и все.
- И никаких подруг надолго?
- Два-три свидания.
- Как Ксения?
- Кто?
- Девушка из клуба, - напомнила я.
- А... - Миша наморщил лоб. - Да, вроде того.
- А почему?
- Не знаю. Не хотелось. Живу как живу.
- Я думала, популярным мужчинам легко найти спутницу жизни.
- Да я и не искал.
- Но вокруг тебя всегда вьются женщины...
- Эээ... Да. Они любят деньги, всеобщее внимание и спортивные тачки. Чем очень напоминают мне мою мать, - Михаил пожал плечами. - Они с отцом стоят друг друга. Последний так до сих пор считает, что я не его сын.
- Ты очень похож на бабушку.
- Я не похож на него. В этом главная проблема.
- Или преимущество.
Михаил усмехнулся.
- Возможно. Он больше не донимал тебя?
- Нет.
- Это хорошо. Боюсь, теперь я бы так легко не сдержался.
- Теперь?
- Когда я бездельничаю.
- Выходит, это потребность - махать кулаками? А я думала - призвание.
Миша помолчал, а потом, кивнув, ответил:
- Да, потребность. Выход злости, ярости, гнева.
- Обиды...
- Ты говоришь, как мой психолог. Она ещё приплетает сюда страх.
- Страх перед чем?
- Перед собственной слабостью, неспособностью на что-то или кого-то повлиять, кого-то или что-то изменить. Стремление доказать свою силу.
- Интересно, - я поправила волосы, прикрывая шрам. - Чего боялся мой друг, когда решил пробить мне голову?
Михаил нахмурился.
- Это не одно и то же.



Дасти Винд

Отредактировано: 11.02.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться