Вера для чемпиона

24.01

Машина Миши стояла у дома, на подъездной аллее. Я села на крыльцо, закуталась в куртку. Шапку забыла, поэтому то и дело поправляла капюшон, который срывал пронизывающий февральский ветер.
А ведь меня предупреждали, что отношения с родственником пациента ни к чему хорошему не приведут! И если Миша, а я была в этом уверена, все поймет и примет, то Маргарита Васильевна будет неприклонна. И мне, наверное, следовало уехать прямо сейчас, но княгиню я бросить не могла, как бы она этого не хотела. Поэтому я сидела на крыльце, надувшись, как воробей на ветке, и ждала.
Скрипнула дверь. Вперед вылетел Андрей. Едва не свалился с лестницы, но взмахнул руками и, удержавшись, осторожно, бочком спустился вниз.
Я подняла глаза. Андрей кулаком вытирал разбитый нос. Михаил остановился на ступеньке рядом со мной.
- Миша, нам надо поговорить... - начала было я, поднимаясь.
- Потом, - он сунул мне в руки мою дежурную шапку и тут же отвернулся. - Дай мне время.
- Ты его ударил?
- Я упал, - отчего-то радостно сообщил Андрей. - Через кота.
- Кот жив?
- Жив, - ответил Миша и обратился к Андрею. - Ключи где?
- Не помню... В машине?
- Пошли.
Миша схватил Андрея за воротник и попер друга через двор, к воротам. Андрей помахал мне на прощание.
- Миша!
- Что? - Михаил резко обернулся, порядочно тряхнув Андрея.
- Что мне делать?
- Зайди в дом и не попадайся ей на глаза. Я приеду, и мы все уладим.
Я кивнула, проводила мужчина взглядом и вернулась в дом. Постояла в прихожей, прислушиваясь к тишине, и решила проверить, как там Маргарита Васильевна. К моему удивлению, нашла я ее в столовой - она сидела на стуле, гладила Мозеса и не сводила взгляд с двери, будто ждала, когда я войду.
- Почему ты ещё здесь?
- Я не могу вас оставить.
- Мне было бы лучше, если бы ты ушла. Я имею право расторгнуть договор в одностороннем порядке.
Я кивнула.
- Да, конечно. Но нужно подыскать замену...
- Уйди, - она поднялась. Мозес спрыгнул на пол с ее колен.
- Да, уже ухожу, - я попятилась обратно в прихожую.
- Из дома, - княгиня повысила голос. - Я больше не нуждаюсь в твоих услугах!
И резко смахнула со стола детали кнопок, которые я так и не успела собрать.
Ничего не ответив, я выскочила во двор. Снова села на крыльцо и напялила шапку.
Бывало, что пациенты прогоняли меня. В этом не было ничего удивительного, страшного или обидного - я же выступала олицетворением их слабости и несамостоятельности, они имели право сердиться. Но теперь все обернулось по-другому. Я действительно была виновата. И, возможно, мне на самом деле следовало искать себе замену. Достав телефон, я набрала номер агенства. Меня обругали за срочность, но к вечеру пообещали прислать временную сиделку. Я ещё никогда не обращалась к ним с подобной просьбой, поэтому, наверное, мне пошли навстречу, понимая, что срочность в моем случае обусловлена не прихотью, а серьезной проблемой.
- Вы обговорили смену с клиентом? - поинтересовалась администратор.
- Да, я все согласовала.
- Замена временная, как я понимаю?
- Да, - не слишком уверенно ответила я.
- На сколько?
- Сутки.
- Хорошо. Не забудьте провести инструктаж.  Зою я вам направить не смогу, поэтому человек будет новый. Учтите это.
- Конечно... Учту.
Отзвонившись, я заглянула в дом - Маргарита Васильевна смотрела телевизор. 
- У вас все хорошо?
- Ты ещё здесь?
- До вечера. После шести приедет сменщица.
- Отлично. А теперь уйди.
- Может, чая?
Маргарита Васильевна проигнорировала мой вопрос. Я вернулась в столовую, собрала с пола детали кнопок, разложила их на столе.
Хватит ли мне суток, чтобы все объяснить? Успокоится ли княгиня? Сможет ли хотя бы выслушать меня?
А, может, я поторопилась?
Миша вернулся ближе к обеду. Я уже накрывала на стол. Мы хотели устроить праздничный обед по случаю возвращения княгини, но, конечно, завтра, а сегодня я уже ничего не успела.
- Как? - спросил, проходя на кухню и глянув в сторону гостиной.
- Хочет, чтобы я ушла. И я вызвала сменщицу.
Миша замер возле рабочего островка  и недоуменно посмотрел на меня.
- Зачем?
- Всего на сутки. Я не хочу, чтобы она переживала сейчас.
Михаил вздохнул, отвернулся, запустив пальцы в волосы.
- Вера, какого черта тут было?
Я выключила огонь под сковородой, накрыла ее крышкой.
- Андрей любит Соню, Миша. Давно.
- И? Причем тут ты?
- Соня его отшила, - я полезла за тарелками. - Грубо и жестоко. Он нажрался и приперся искать поддержки ко мне, вспомнив молодость. Он тебе ничего не говорил?
- Да он два слова связать не может! Ты уверена насчет него и Сони? Ну, что он давно на нее запал?
Я открыла холодильник, достала овощную нарезку и один лимон.
- Уверена. Когда мы начали... - я ожидаемо запнулась. - Когда хотели попробовать быть вместе, у нас ничего не получилось. Андрей признался, что давно и безнадежно влюблен в Соню. А я... А мне нравился ты.
Миша остановился позади меня. Я замерла, взявшись за поднос.
- Нравился? - тихо спросил Михаил, сжимая ладони на моих плечах. - Значит, ты специально связалась тогда с Андреем.
- Да, - я закрыла глаза, склонив голову на бок. Он поцеловал мою шею, едва коснувшись губами кожи.
- Значит, между вами ничего нет...
- Нет... И не может быть... Никогда...
Миша шумно вздохнул и прижал меня спиной к себе.
- Я поговорю с бабушкой. Отменяй смену. Ты останешься с нами. Ты нужна ей. Ты нужна мне.
- Спасибо, что все понял и не злился, - гладя крепкие руки, обхватывающие меня, прошептала я.
- О, - он тихо засмеялся. - Я злился. Ещё как злился. Мне хотелось хорошенько врезать Андрею, хотелось немножко поломать его пьяную рожу и мебель вокруг вас. Но, как видишь, я сдержался. И это было чертовски трудно.
- Миша, ты уже пришел? - позвала внука княгиня.
Я открыла глаза. Михаил отпустил меня.
- Да, ба. Иду, - и гораздо тише обратился ко мне. - Я с ней поговорю. Все будет хорошо. 
- Не обижайся, - я взяла поднос. - Но сегодня я пообедаю на кухне. И поужинаю, наверное, тоже.
- Думаешь, так будет лучше?
- Уверена.
-  Но мне кажется...
- Миш, только сегодня. Поверь мне.
Он долго не сводил с меня глаз, а потом отозвался чуть более резко, чем того требовала ситуация:
- Только ради бабушки.
День прошел тихо. Миша присматривал за Маргаритой Васильевной. Я старалась не попадаться ей на глаза, а она в благодарность больше не пыталась меня прогнать. Не идиллия, конечно, зато спокойно и без лишних нервов.
Поздней ночью мы с Мишей пили на веранде легкое вино. Не знаю, как так вышло - я уже легла спать, но услышала какой-то шум и спустилась посмотреть, что происходит внизу. Миша сидел на кушетке и разливал вино по круглыми бокалам. Увидел меня и, приложив палец к губам, кивнул головой на место рядом с собой.
- Что она? - шепотом спросила я.
- Спит. Завтра утром поговори с ней. Она уже не сердится.
- Хорошо, - ответила я. - Спасибо. А за что пьем?
Миша протянул мне бокал вина.
- Не знаю. Захотелось вина - вот и все.
- Ииии... - он совершенно точно замолчал на полуслове.
- Иии, - Миша вздохнул. - Послезавтра я уеду на съемки.
Мне стало не по себе. Я никогда раньше не зависела ни от чьего присутствия, а теперь одна мысль о том, что Миша будет далеко от меня, выбивала почву из-под ног.
- Куда?
- На юг, в Сочи. Ненадолго - всего на пару дней. Должны были ехать позже, но явился официальный представитель и хочет наблюдать за процессом.
- А что за съемки?
- Рекламная фотосессия для официального дилера "Мазерати".
- Будешь в компании крутых черных автомобилей?
- И не только. Справитесь тут без меня?
Я помолчала, качая бокал в руке.
- Вера? Я пошутил.
- Да, конечно, справимся.
- Я бы взял тебя с собой, если бы...
- Если бы не моя работа, я знаю.
А мне хотелось поехать с ним. Сорваться из ледяной Москвы в теплый Сочи, посмотреть на съемки и на Мишин деловой прикид, первой увидеть фотографии. Они, конечно, будут шикарны, я не сомневалась. Но приоритеты были давно расставлены и озвучены. Мы оба это понимали и принимали.
Только, возможно, именно из-за этих приоритетов мы и не могли двигаться дальше.
Утром я снова пропустила пробежку, а когда готовила завтрак, услышала классическую музыку из гостиной. Улыбнулась про себя - наконец-то все так, как и должно быть. А за завтраком нам предстоял разговор.
Маргарита Васильевна сухо ответила на мое приветствие, но прогонять не стала. Мы одновременно сели за стол.
- Маргарита Васильевна, я бы хотела извиниться за вчерашний инцидент. Это было упущение с моей стороны, и ничего подобного больше не повторится.
- Упущение? Хорошее слово, - княгиня кивнула. - Рада, что ты сама поняла, что виновата. Тебе следовало держать этого дурака на расстоянии. Никто не виноват в их с Соней разладе.
- Так вы в курсе...
- Миша мне рассказал. Андрей - дурак. Он хороший медийный специалист, но в жизни не разбирается или разбираться не хочет. Давно зная Соню, он так и не понял, как привлечь ее внимание.
Маргарита Васильевна перевела дух и глотнула воды. Стакан в ее руке дрожал, и она быстро поставила его на стол, поморщившись от собственной слабости.
- Ты не должна была подпускать его к себе.
- Мне было его жаль.
- А Мишу тебе не жалко? А меня?
- Я не знала...
- Знала. Не юли.
Я закрыла рот, но взгляд не отвела. Маргарита Васильевна, прищурившись, смотрела на меня.
- Я хотела, чтобы ты научилась быть счастливой. А ты делаешь моего внука несчастным. Это непростительно и эгоистично. 
- Послушайте, мне очень жаль и...
- Ты извинилась перед Мишей?
И вот тут я опустила глаза.
- Нет.
- Тогда жаль должно быть мне. Потому что злодеем теперь побуду я. А теперь слушай внимательно, Вера: либо ты работаешь со мной, либо продолжаешь свой роман с моим внуком. Выбирай.
Я часто заморгала и вскинула голову.
- Простите, я не понимаю...
- Ты все прекрасно понимаешь. И знаешь, почему я ставлю тебя перед выбором. Я смогу найти себе другую помощницу, если ты решишь уехать из этого дома. И в дальнейшем ваши отношения с Михаилом не будут касаться меня никоим образом. Или...
Она пожала плечами.
Казалось бы, ответ был очевиден. Но не для меня и не для княгини. Уйду от нее - она будет искать новую сиделку, и все начнется сначала. Эти поиски и притирки с чужим человеком только ускорят течение болезни, которая и без того прогрессирует. С новой сиделкой княгиня ни за что не согласиться ехать в США, по крайней мере не в ближайшие полгода, а это уже значительная потеря времени. И мы почти перестанем видеться с Мишей - он всегда будет подле бабушки. Ведь теперь он точно не оставит ее одну с чужим человеком. И камеры тут уже не помогут.
А я... Я найду другого пациента. И все рассыпется, как бусы с порванной нитки. Живя по тем принципам, по которым мы привыкли жить, отстранившись от единственной точки соприкосновения наших интересов, мы потеряем друг друга навсегда.
- Я буду работать с вами, Маргарита Васильевна.
Она продолжала испытующе смотреть на меня.
- Ты уверена? Больше обманов я не потерплю.
- Никаких обманов. Только работа.
Княгиня медленно кивнула.
- Надеюсь, Миша тебя поймет.
Ему будет больно. От обоих моих решений. Но Маргарита Васильевна была права - одно слишком мешало другому, а рисковать в сложившейся ситуации мы не имели права.
- Теперь, когда мы все решили, позавтракаем, Вера. Я чертовски устала от больничной стряпни и еды в контейнерах.
- Маргарита Васильевна, а можно последний вопрос?
Княгиня кивнула.
- Что вы сказали Мише тогда в больнице, на третий день, когда я ходила оплачивать палату? Он говорил, что вы спрашивали о нас.
Княгиня вскинула брови. На мгновение ее взгляд стал рассеянным, а выражение лица - почти испуганным.
- Простите, это просто мое любопытство, я не должна была...
- Я... Я не помню, Вера... Миша приезжал ко мне вчера и позавчера... Я не помню, о чем мы говорили.
- Извините, это мелочи. Давайте завтракать. Тут омлет с овощами...
Княгиня расслабилась. Распрямила плечи, вскинула голову, оставила на лице подчеркнуто вежливую улыбку и заметила сухо, но без раздражения:
- Уже и забыла, какой ты искусный повар. Рада, что ты остаешься.
- И я тоже рада, - едва слышно ответила я.



Дасти Винд

Отредактировано: 11.02.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться